Всегда свежие новости
СУДА

САНОБСТАНОВКА НА ФЛОТЕ СПОКОЙНАЯ

Фумигация

Я семь лет проплавал “в рыбаках”, чуть не весь мир повидал. Но ярче всех других запомнился рейс, в который начальство нас выпихнуло, не дав времени провести фумигацию. Крысы так расплодились, что в судовых коридорах дорогу не уступали и еще глядели на тебя с недоумением: какого, мол, ты, матрос, делаешь на этом борту, здесь мы хозяева! А дальше - больше. К концу полугодового рейса с подволока частым дождем сыпались нам за воротники крысиные блохи, весь экипаж неистово чесался. А кто и как обеспечивает сейчас санитарную безопасность судов и экипажей?

В. КРИВЕНКО, матрос-обработчик.
г.Владивосток.

Поиски ответа на этот вопрос привели нашего корреспондента в Дальневосточный региональный центр дезинфекции на морском и воздушном транспорте. Публикуем его беседу с главным врачом центра В.И.КУЗЬМЕНКО.

- Виктор Игнатьевич, я сам в восьмидесятых годах плавал, как пишет автор письма, “в рыбаках”. Насколько помню, тогда соблюдением гигиены на судах занималась санэпидстанция. Откуда взялся ваш центр?

- Что ж, давайте копнем историю, она достаточно интересна, чтобы не утомить ваших читателей.

Итак. В 1894 году в Гонконге и Кантоне вдруг объявилась чума. Она-то и заставила российское правительство впервые задуматься о санитарной защите дальневосточного побережья державы. Но русский мужик, как известно, медленно запрягает… Постановление высочайше утвержденной комиссии об открытии во Владивостоке санитарно-наблюдательной станции вышло лишь три года спустя, 15 марта 1897 года. Замечу, что вплоть до 1924 года это было единственное в своем роде учреждение на всем Тихоокеанском побережье России.

На ежегодное содержание станции - наем врача, двух фельдшеров, сторожа, на отопление, мелкий ремонт и канцелярские расходы - комиссия положила 6 480 рублей. По тем временам это была весьма солидная сумма.

Интересная деталь: ассигнования выделяла почему-то… Китайско-восточная железная дорога. К 1901 году они выросли до 11 600 рублей. А со следующего года правление КВЖД предоставлять кредит отказалось. Причину этого демарша генерал Чигорин в телеграмме в адрес императорского Министерства иностранных дел объяснял так: “Ввиду прекращения поставки рабочих на дорогу во Владивосток”. И до 1904 года, когда станция закрылась в связи с русско-японской войной, она существовала на средства той самой высочайше утвержденной комиссии.

- Откуда такие знания истории, Виктор Игнатьевич?

- Странный вопрос. Должен же я знать родословную учреждения, которым руковожу.

- Ну, и что там дальше по истории?

- Новейший период нашего дела на российском Дальнем Востоке начинается с апреля 1923 года. Тогда восстановленная после интервенции Советская власть вновь открыла во Владивостоке санитарно-наблюдательную станцию, а с нею и санпропускной пункт. На следующий год “санпропускники” открываются в Николаевске-на-Амуре и в портпункте Рудная Пристань. Тогда же был организован Тихоокеанский водздравотдел, который объединил и возглавил санитарно-наблюдательную службу и лечебное дело на водном транспорте.

А бурное развитие системы санитарного и медицинского обслуживания моряков и рыбаков начиналось с 30-х годов. Тогда входили в строй новые лечебные учреждения, врачебно-наблюдательные станции, пункты и отделы дезинфекции в Приморье, на Сахалине, на Камчатке, в Хабаровском крае. В семидесятые годы в регионе произошло выделение самостоятельных морских бассейнов - Дальневосточного, Сахалинского и Камчатского. Тогда и появилась Дальневосточная бассейновая санэпидстанция, при которой мы были дезинфекционным отделом. С декабря прошлого года мы стали самостоятельными, полное наименование: государственное унитарное предприятие дезинфекционного профиля в Дальневосточном регионе “Центр дезинфекции на транспорте”.

- В чем смысл такой метаморфозы?

- Видите ли, при прежнем статусе мы “сидели” на спецсчете, не имея права распоряжаться кредитами. И лишь малая часть денег, которые мы зарабатывали своими услугами, шла непосредственно на дезинфекционную работу. Теперь же, когда мы имеем статус юридического лица, самостоятельный баланс, банковские счета, - теперь совсем другое дело.

Всего за три месяца мы сумели капитально отремонтировать лабораторию Центра, обставить служебные помещения современной офисной мебелью, обеспечить сотрудников оргтехникой, то есть облагородить свой труд. А компьютерное обеспечение, добротное лабораторное оборудование, возможность приобретать высококачественные препараты, в том числе импортные, повысили его эффективность. Укрепилась дисциплина, улучшился моральный климат в коллективе.

Все это особенно важно в связи с тем, что работать приходится в весьма сложных условиях. В ходе экономических реформ значительно сократилась численность флота. Тяжелое финансовое положение предприятий приводит к длительным задержкам платежей за дезинфекционные работы. Появилось множество частных судовладельцев, которые в целях экономии средств стремятся избавиться от наших услуг. Центр испытывает жесткую конкуренцию со стороны однопрофильных негосударственных структур.

- Вы хотите сказать, что есть альтернативные вашей организации фирмы, занимающиеся дезинфекционными работами?

- Вот именно. И мы в принципе не против их существования. Но есть тут некоторые “но”. Эти частные фирмы порой используют препараты, запрещенные на территории России. Знаете, как бывает: накормит такая контора судовых тараканов каким-нибудь зарубежным зельем - а они потом вырабатывают стойкий иммунитет к нашим препаратам. И спросить не с кого, не успеешь оглянуться, а контора уже исчезла, они ведь, как правило, однодневки.

- То есть, связываться с ними вы не советуете?

- В данном случае я должен воздержаться от советов, пусть заказчик выбирает сам, чьими услугами ему воспользоваться. Пусть только учитывают, что наш Центр - государственная структура, следовательно, отвечаем за качество своей работы по закону. И уж во всяком случае, никуда не денемся, если что…

Добавлю, что в скором времени наши врачи получат международные лицензии, они к этому готовы.

Напротив - нас беспокоит, что иногда капитаны судов норовят выйти в рейс без профилактической санобработки, с некачественной пищевой водой.

- Но это, наверное, можно понять: время - деньги… Кстати, и вы сказали: деньги на оплату ваших услуг хотят сэкономить.

- Пожалуй, так и есть. Но скупой платит дважды, такая “экономия” может обернуться бедой для экипажей. В случае, который описывает ваш читатель, просто удивительно, как люди не заболели какой-нибудь гадостью: вопреки распространенному мнению, заразу переносят не столько крысы, сколько их блохи.

- И что, неужели нет способа закрыть для судов “лазейки” в море без профилактической обработки?

- Есть, и мы их нащупали. Месяц назад подписали с санэпидстанцией Положение о совместной деятельности, где устранили все нестыковки, координация будет полной. Теперь планируем создать общую компьютерную базу данных. “Лазеек”, о которых вы говорите, не станет вовсе.

- Последний вопрос, Виктор Игнатьевич. Какова сегодня санитарная обстановка на судах?

- Ну, во-первых, в сфере нашей ответственности не только флот, но и связанная с ним береговая инфраструктура. Так вот, обстановку в целом можно бы назвать спокойной - если бы не большое количество грызунов в портах. Дело в том, что плановые профилактические мероприятия перестали проводиться из-за нехватки средств. Мы однако, проводим дератизацию в наиболее острых случаях - даже себе в убыток. Но слава Богу, эпидемий пока не было - и не предвидится.

О. ЕВГЕНЬЕВ.

ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com