Всегда свежие новости
 СУДА

ВЛАДИВОСТОК.

На таможню в адрес ТОО “Конус” прибыл грузовой контейнер, оформленный поддельным гарантийным обязательством Хабаровской таможни. Возбуждено уголовное дело.

***

Начальник радиостанции т/х “Иван Маячкин” привез из Японии иномарку, искусственно “омоложенную” в таможенных документах на один год. Таким образом владелец пытался скостить сумму таможенного сбора. Ведется проверка.

***

НАХОДКА.

На территории “БАМРа” на борту РТМ “Боксит” обнаружен труп одного из членов экипажа 1945 г. р. Он скончался в рейсе, захлебнувшись рвотной массой.

***

В “БАМРе” задержан матрос того же судна, пытавшийся вынести через проходную 30 кг украденной свежемороженой наваги. Проводится проверка.

***

На территории “Дальтехрыбфлота” киоскерша продавала водку без лицензии и сертификата качества. Происхождение водки устанавливается.

***

При досмотре т/х “Николай Пржевальский” у моториста Н. изъято 18 600 долларов США. Проводится проверка.

М. ЧУРКИН,

пресс-центр краевого УВД.

Мы долго, десятилетиями, боялись открыть Свое тело. Бедные женщины, подчас, тщательно скрывали его красоту под телогрейками, штормовками, а то и брезентовыми штанами. И вдруг - стало можно все: и мини, и сверх-мини, и вообще без него.

Но народ-то к вседозволенности привыкает трудно. И роспись твоего изящного тела - то ли красками, то ли татуировкой - еще не привычка, но все-таки маняща. И во Владивостокском художенственном училище решили рискнуть, попробовать свое искусство на юных лицах, на бедрах, на спинах, на ляжках, на руках и на ногах. А фотохудожник Георгий Хрущев, чей снимок вы видите здесь, не побоялся запечатлеть это прекрасное тело для вечности. Ведь и в самые “запретные” годы Георгий много работал с обнаженной натурой, приближая всех нас к тому времени, когда ханжеские запреты будут сняты.

До последнего времени специалисты из края проходили подготовку перед квалификационными экзаменами во Владивостоке. Теперь такие командировки многим учреждениям стали не по карману. А коли гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе: заведующий кафедрой наркологии и психотерапии Владивостокского мединститута профессор Л.П.Яцков впервые провел выездной курс лекций для психиаторов Находки, Партизанска и Партизанского района.

Основной упор был сделан на работу психиатров с людьми, работающими в экстремальных условиях - рыбаками, моряками, шахтерами - и членами их семей.

Интересно, что кафедра, возглавляемая Л.П.Яцковым, давно и много занимается вопросами морской психиатрии, ее сотрудники уже два года читают основы этой дисциплины студентам Дальневосточного технического рыбохозяйственного университета.

О. ЕВГЕНЬЕВ.

Судьба Петра Тимофеевича Чмиля во многом типична для многих дальневосточных рыбаков. Его семья перебралась из Амурской области в Большой Камень в 1959 году. Петр как раз пошел во второй класс. В Б.Камне, процветавшем тогда городе, он окончил школу. Вопроса, куда пойти учиться, не было - разумеется, море, а потому - Дальрыбвтуз, судоводительский факультет.

По его окончании в 1974 году началось длительное и нелегкое путешествие по служебной морской лестнице: матрос, штурман, старпом, капитан. А затем несколько лет Петр Тимофеевич проработал в руководстве одного из самых крупных рыболовецких колхозов Дальнего Востока - “Новом мире”. Здесь он был начальником ведущего отдела - добычи, затем стал заместителем председателя. И на этом посту пережил нескольких руководителей колхоза - Шпарийчука, Селезнева, Попкова, снова Шпарийчука. Из рук последнего и принял в 1993 году большое и очень сложное хозяйство. Сегодня президент и генеральный директор РПК “Колхоз “Новый мир” Петр Тимофеевич - гость нашей редакции. Он любезно согласился ответить на вопросы “РП”.

- Хотелось, чтобы вы кратко охарактеризовали то положение, в котором был “Новый мир”, когда вы приняли руководство им.

- Напомню вам, что это был труднейший для страны и для нас 1993-й год. Все тогда бурлило, бушевало. В пучине жестоких страстей оказался и “Новый мир”. Выражалось это в том, что рушился весь старый уклад, надо было найти в нем ростки нового, не дать их затоптать, помочь им расцвести. Вот этим мне и пришлось заниматься. Меня, молодого и не слишком опытного руководителя просто ошеломили долги, сделанные предшественниками, угнетали непогашенные кредиты (помните, какие чудовищные были тогда проценты!). Взяло, допустим, хозяйство кредит в 150 млн. рублей зимой под зарплату, а отдать осенью уже надо было 500 млн.

Тогда же стремительно росли долги по налогам. Дело в том, что в колхозе уже забыли про эти самые налоги. Если помните, правительство Силаева очень благосклонно относилось к колхозам, с нас ничего не брали, даже подоходный налог с рыбака выплачивал колхоз. И вдруг всей своей мощью налоговый пресс начинает нас давить, пошли сумасшедшие штрафы, пени. Ужас! Вспоминать о том времени страшно. Но мы его прошли, выкарабкались, сохранили флот, коллектив опытных умелых рыбаков и, как ни удивительно, сохранили даже некоторый оптимизм. Верили все-таки в свой “Новый мир”.

Разумеется, не сразу - постепенно, но мне удалось сформировать свою команду специалистов, каждый из которых берет на себя определенный участок или направление и ведет его. Аппарат, естественно, сократился, стал компактнее и - главное - ответственней. Мы тщательно изучали, как достижения, так и ошибки прежних руководителей колхоза, старались развить то лучшее, что было и избавляться от просчетов. Думаю, поэтому и удалось выжить в эти тяжелейшие годы. Более того, стать самым крупным налогоплательщиком в городе Большой Камень. Его военные заводы, как известно, сейчас в труднейшем положении и именно мы поддерживаем в какой-то степени людей. Но, повторяю, налоговый пресс и тогда, в 1993-ем, и сейчас, в 1998-ом, невыносим.

- Тут вы не одиноки, Петр Тимофеевич. На жесточайший налоговый пресс жалуются абсолютно все рыбацкие предприятия. Многие уже разоряются.

- Но, пожалуй, впервые этот пресс достиг запредельных высот. Возьмем прошлый год. Он был безумно трудный. Нас очень подвели наши партнеры, вовремя не погасив долги за еще 1996-й год, мы в свою очередь не рассчитались по налогам. Остались должны весной, допустим, 6 млрд. “прежних” рублей. А к зиме эта сумма возросла уже до 32 млрд. Понимаете? Нас оставляют без оборотных средств и мы, впервые, наверное, не можем заплатить своим рыбакам.

РПК “Новый мир” специально подкопил к концу года некоторую сумму, полагая рассчитаться с людьми в конце года. Так вот, налоговики сняли эти деньги, пользуясь последними законами о приоритетности налогов перед необходимостью выплатить людям, зарплату. А как нам отправлять людей в море, если их семьи остаются на бобах? Как мне смотреть в глаза людям, ежедневно приходящим сюда, в контору? Да вы правы, в таком же положении многие рыбацкие предприятия, но ведь от этого же не легче боцману или тралмастеру, матросу или капитану. Я веду к тому, что такое положение дел не должно продолжаться. ВЫХОД ВИЖУ В ТОМ, ЧТОБЫ ВВЕСТИ СРОЧНО НАЛОГОВУЮ АМНИСТИЮ ДЛЯ КРУПНЫХ ДОЛЖНИКОВ И НАЧАТЬ ЖИЗНЬ С ЧИСТОГО ЛИСТА. Мы отнюдь не отказываемся платить налоги, но они должны быть разумными. Иначе - гибель предприятия, банкротство и тогда вообще никаких налогов с нас государство не получит. А получит сотни новых безработных, которых ему придется поддерживать. Поверьте, я не сгущаю краски, говорю на основании расчетов, которые мы сделали с нашим главным бухгалтером. Если же еще введут в действие закон о взимании платы за биоресурсы, то нас ждет крах, предприятие этого просто не выдержит. Кому это выгодно? Я не знаю. Но точно знаю, что многие рыбацкие предприятия падут жертвой этого бездумного закона. И тогда вслед за угольщиками начнется падение предприятий, рыбной отрасли. Одной из самых процветающих сегодня. Смотрите, что произошло сегодня с некогда сильной Дальневосточной базой флота в Зарубино, с бывшим крепким колхозом “Рыбак”, с базой флота в Южно-Морском! А с могучим еще не так давно “Приморрыбпромом”, с Владивостокской БТРФ. Есть, конечно, много причин их падения, но одна из основных: не выдержали тяжести налогов. А что приобрело государство, обрушив эти мощные предприятия? Да ничего, кроме головной боли. Что получили рыбаки, работавшие на судах этих предприятий? Безработицу, уныние, череду бесконечных судебных дел. Всеми силами мы будем сопротивляться пагубному исходу, и, надеюсь, все же выстоим.

- Прошлый 1997-й год вы назвали очень трудным. Но были же в том году и удачи, и маленькие победы. Разве все так уж плохо?

- Конечно же, нет. Да, были и очевидные удачи, и маленькие победы. Люди-то на судах работали отлично. Я считаю очень удачной была в прошлом году рыбалка в Беринговом море. Мы взяли там около 10 тыс. тонн минтая, поработали на совесть.

Вполне успешной можно назвать и осеннюю сельдяную путину в Охотском море. Ловили мы сельдь и кошельком, и тралом, взяли 6,5 тысяч тонн. Но, правда, упала цена на селедку, возникли серьезные трудности с ее реализацией. Некоторое количество сырца мы еще и зимой не успели продать. Хорошо потрудились наши краболовы и в Охотском, и в Японском морях. К безусловным удачам я бы отнес и тесное взаимодействие с рядом иностранных фирм, продолжающееся уже несколько лет. Если бы не эти плодотворные контакты, мы бы просто не выжили. Там, в Южной Корее или Японии, предприниматели - люди обязательные в отличие от некоторых наших, расплачиваются вовремя. Это позволяет своевременно выплачивать рыбакам их заработок в валюте, поддерживать флот в форме.

Но вот обидно мне, что “Новый мир” пока не потянул очень перспективный ярусный промысел. Слишком дорогим, не по нашему карману оказалось переоборудование судов на этот вид рыбалки, снаряжение их на промысел. Хотя наше хозяйство было одно из немногих в Приморье, кто в эти тяжелые годы все же приобрел новые суда и успешно их эксплуатировал. Целесообразно было наше решение о выделении двух сравнительно новых стрекодеров - “Бухта Наездник” и “Бухта Андреева” - в отдельную дочернюю компанию. Это позволило им осуществлять лизинговые платежи за суда и в то же время не зависеть от весьма и весьма дорогой колхозной инфраструктуры, съедающей у нас огромные финансовые средства.

- Кстати, об этой вашей инфраструктуре. Вы говорили, что уже есть решение администрации Большого Камня о передаче в ведение города жилья, котельных и многих других объектов, которые вы сейчас содержите. А что РПК “Новый мир” оставляет себе?

- Как бы хозяйству не было тяжело, но мы оставляем у себя четыре крупных объекта. Это - музей колхоза “Новый мир” (скоро нашему рыболовецкому колхозу исполнится 70 лет!), это профилакторий для рыбаков, где люди могут подлечиться и отдохнуть после рейса. Это база отдыха и одна из наших котельных. Все эти объекты остаются на содержании колхоза. И видимо, пока придется содержать и стадион - у города нет денег, его просто не берут. Хотя стадион в нашем поселке Южная Лифляндия - единственный в Большом Камне и во всем Шкотовском районе. Таковы, увы, парадоксы нашей жизни: всем не хватает денег. Особенно на спорт, на науку или искусство. Вот и нам, еще недавно богатому, прибыльному хозяйству пришлось, увы, сократить свои научные программы, которые мы вели в тесном контакте с ТИНРО.

- Но почему? Я знаю, что они были одинаково нужны и вам, и ТИНРО, и всей рыбацкой науке.

- Да и нужны, и полезны. Мы вели со специалистами ТИНРО контрольный лов, брали ученых на наши суда, добивались интересных результатов. Когда-то была даже любопытнейшая программа по марикультуре, колхоз в свое время вложил миллионы “тех” еще (до 1991 г.) рублей. Сейчас все это погибло. Вы спрашиваете, “почему”? Ответ очень прост. Мы могли вести работы с ТИНРО, когда у нас была прибыль. Теперь же - прибыли нет, все эти программы отменились. Я вам скажу больше: прибыли от хозяйственной деятельности нет почти у всех рыбацких предприятий. Может быть, только астраханские рыбаки вылезли за счет черной икры, а у нас все или в минусе или в крайнем случае сработали на ноль.

И еще. Считаю губительным для рыбаков чрезмерное увлечение государством в лице нашего рыбацкого департамента продажей иностранцам квот. Да, это легкие деньги, за них не надо выкладываться. Но мы подрываем свою сырьевую базу, продавая “рыбу в воде”. Вполне могли бы сами ее поймать, обработать и продать уже в пять-шесть раз дороже. Но тогда бы развивалась наша рыбная промышленность, возникли бы рабочие места, пошли бы серьезные налоговые поступления тому же государству. Так думаю не только я, но и многие мои коллеги. Ей богу, обидно за державу!

- Петр Тимофеевич, вы всю сознательную жизнь проработали в системе рыболовецких колхозов. Когда-то она была очень сильна, сегодня же и вы, и другие наши приморские хозяйства переживают не лучшие времена. Что вы думаете о рыболовецких хозяйствах сегодня?

- Думаю много и постоянно. Уверен - возврат к прошлому невозможен, как бы это прошлое не нравилось кому-то. Но мы все живем в небольших прибрежных поселках, и в крае должна быть ясная и целостная программа их укрепления, развития. Пусть где-то будет акционерное общество, товарищество, где-то возникнет фермерское морское хозяйство, а где-то сохранится колхоз. Но важно, чтобы все эти образования не были брошены. И прав наш комитет по рыбной промышленности, который очень серьезно подошел к развитию прибрежного рыболовства, создал интересную программу прибрежки, начал работу с судостроительными заводами по приобретению нового флота. Будущее нашего предприятия я связываю не только с океаническим рыболовством, но и с развитием прибрежного рыболовства.

Мне довелось видеть в соседней Японии, как один рыбак уходил на своем суденышке на рыбалку. Часа три-четыре рыбачил, потом придавал улову товарный вид и ехал на рыбный рынок, где с прибылью тут же реализовывал свою продукцию. Разве мы не можем сделать то же самое и в том же Японском море? Нам непременно нужно создать свой “москитный флот”, насытить свежей рыбопродукцией наш, российский, рынок. Ведь стыдно сказать, живем у моря, владеем флотом, а наш колхозный рыбзавод, что стоит в Большом Камне, испытывает нужду в сырье, хотя мы и стараемся ему помогать.

…Очень надеюсь, что мы преодолеем нынешний кризис, не только выживем, но и начнем жить. Вот и президент в своем недавнем ежегодном послании говорил о необходимости снизить налоговое бремя. О том же твердят все экономисты, политики, хозяйственники, депутаты. Но нет же этого снижения! Все становится круче и круче, стонут предприятия, стонут рыболовецкие хозяйства, а крайними остаются простые люди, труженики, которым мы не можем выплатить заработанные ими деньги. Так не должно быть. Ни в коем случае - не должно.

А когда Петр Тимофеевич закончил свой страстный монолог, в дверь кабинета требовательно постучали две женщины, вызвали президента, что-то горячо ему говорили, даже всплакнули. Чмиль их утешил, успокоил. Когда же они ушли, пояснил мне:

- Свадьба у них скоро. Сына, нашего моряка, женят и вот пришли просить денежку.

- Дадите?

- Поднатужимся, но все же постараемся дать. Ведь святое дело - свадьба. И слава Богу, что люди женятся, создают семьи, растят детей. Уверен: ими будет силен “Новый мир” и в этом, и в следующем тысячелетии. А тучи, что сгустились сейчас над нами, они - рано или поздно - разойдутся. Только хотелось, чтобы это произошло поскорее.

Беседу вел С. ШТЕЙНБЕРГ.

К началу марта на путине в Охотском море сложилась тяжелейшая промысловая обстановка, и в основном, из-за того, что уже месяц не было… штормов. Все, как у великого поэта Лермонтова: “а он, мятежный, ищет бури, как будто в бурях есть покой”. Да, да, о буре, о хорошем таком шторме мечтают экипажи рыбацких судов, надеясь на то, что именно буря, шторм разгонят зловещие льды, не позволяющие спокойно ставить тралы.

Пока же нет этой бури, рыбаки вынуждены искать полыньи, небольшие участки моря, свободные ото льда. Но он, этот лед, повсюду. И уже немало судов получили легкие, к счастью, пробоины. С полной нагрузкой работают два спасателя “Дальрыбы” - “Суворовец” и “Капитан Клюев”: кого-то выручают, кому-то заваривают дыры в корпусе. Тяжело! Особенно среднетоннажному флоту. Его отставание против успехов прошлого года составило уже 60 тыс. тонн. Тогда как крупнотоннажный флот имеет прибавку почти в 40 тыс. тонн против 1997 года.

Общий же итог добычи минтая в Охотском и Беринговом морях составил 1 марта 15,5 тыс. тонн. Если же среднетоннажный флот работал бы в полную силу, то прибавка была бы ощутимой, не менее 5 тыс. тонн в сутки. Но что есть, то есть. И особенно достается тем судам, что дислоцируются в Северо-Охотоморском районе.

Сложности, вызванные наступлением льдов, повлияли, кстати, и на краболовов. Их численность в Охотоморье возросла, теперь там уже 40 судов. И всех их лед вытеснил в зону “Ц”. Но работают там краболовы нормально, есть у них даже небольшой, в 500 тонн, плюс по сравнению с прошлым годом. Другим добытчикам морепродуктов-кальмароловам на Северных Курилах стойко не везет. Моллюск не желает попадать в тралы восьми крупнотоннажных судов этой экспедиции. Идет в тралы только прилов - терпуг.

Восемь судов работают ярусным способом в Беринговом море. Берут они, в среднем, по 8 тонн сырца в сутки на судно, что вообще-то хватает для переработки и выпуска продукции в цехах. Но вот их коллеги - ярусники Охотского моря - несколько уступили. Они берут на судно в сутки по 3-4 тонны трески и палтуса.

Оценивать в целом последний месяц зимы, февраль специалисты “Дальрыбы” еще не берутся - идут подсчеты по всем экспедициям и всем путинам. По предварительным же итогам февраль, при всех его сложностях, прошел на уровне 1997 года. Минтай, правда, дал некоторый минус, который был перекрыт значительной прибавкой по другим видам рыб. Но с более детальной оценкой февраля-98 мы познакомим читателей “РП”, видимо, на следующей неделе. Пока же несколько слов следует сказать о рыбалке в Японском море, о прибрежном рыболовстве.

Приморские рыбаки-колхозники выставили в феврале 15 различных судов: рыболовные сейнеры, МРС, СРТМы. Ловили они, естественно, по-разному - от 2 до 6 тонн рыбы в сутки на судно. Но что характерно, в их уловах почти не было желанных терпуга и трески, шли в тралы и невода в основном камбала, минтай. Иногда - навага. Ее и корюшку активно добывали четыре колхозных бригады прибрежного лова. Особенно в нем преуспели рыбаки колхоза имени Чапаева и “Дальневосточного”.

Прогноз на март пока не решаются делать даже самые знающие специалисты. Все зависит от погоды, от пришествия хотя бы небольшого шторма, который бы хоть немного расчистил море для рыбалки. Тогда будут результаты уже не только у крупнотоннажных судов, но и у всего флота рыбаков Дальнего Востока.

Так что, ждем бури…

С. ШТЕЙНБЕРГ.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com