Всегда свежие новости
 СУДА

Конюхов поднялся на самую высокую вершину в Африке.

Корр. Для большинства людей профессиональный путешественник - книжный герой, непременно из прошлого… море, горы, романтика, далеко от суматохи цивилизации. Есть ли в сем доля правды?

Федор КОНЮХОВ. Правда на доли не делится. В нашей стране я первым добился, чтобы в трудовой книжке можно было записывать именно так: “профессиональный путешественник”. Хотя у меня самого трудового книжки нет. Нет прописки. Я не получаю зарплаты. И в этом моя правда.

Это меня нисколько не угнетает. Скорее, наоборот. Я гоняюсь на яхте - за это еще получать деньги? Получаю гонорар за картины, к примеру. И потом, когда много работаешь, у тебя много друзей. На самолете летаю бесплатно: “Ориент”, “Трансаэро”, “Аэрофлот” - мои спонсоры. Одежду мне присылают американцы. Машины у меня тоже нет, как нет и постоянного офиса…

КОРР. Все в детстве мечтают о дальних странах, но лишь единицы их могут увидеть. Какой нужен талант, чтобы стать путешественником?

Ф.К. Надо просто жить… А это не просто. Это тоже талант. Я занимаюсь разными искусствами, мне нравится это. Пишу картины, музыку для органа, стихи. Это не увлечения, а мой образ жизни. Сам шью костюмы. Если могу вскарабкаться на Эверест, дойти до Северного или Южного полюса на лыжах, то почему не могу шить костюмы? Делаю декорации, написал сценарий к телефильму о психике человека в экстремальных условиях, сам снимался в этом кино и хочу вскоре сниматься еще. Все учусь делать по жизни, то есть на уровне профессионала.

И путешественником стал очень легко, как теперь кажется мне, никаких проблем у меня не было. Дело в том, что мой дед знал Георгия Яковлевича Седова и хотел, чтобы я оправдал его дружбу, дошел до Северного полюса. С шести лет дед начал готовить меня к мысли, что мне нужно обязательно дойти до полюса.

КОРР. Ваши рисунки из этого похода, напечатанные в журнале “Советский Союз”, сделали вас известным художником. Слава путешественника пришла позже?

Ф.К. Для меня это было началом серьезных походов. В скольких путешествиях я с тех пор побывал, не помню, потерял счет. В 1996 году был на Южном полюсе, 14 января - на массиве Вильсона, я горжусь этим, это самая отдаленная гора в Антарктиде, до меня никто из русских не видел ее в глаза, не было даже ее фотографии.

Меня волнует теперь Килиманджаро - хочу завершить свой цикл “семь вершин” - семь высочайших вершин мира: пять вершин у меня уже есть.

КОРР. А что это за проект?

Ф.К. Это покорение высочайших точек на всех континентах - массив Вильсона в Антарктиде, гора Аконкагуа в Южной Америке, Эльбрус в Европе, Эверест в Азии, пик Костюшенко в Австралии. Там везде уже развевается российский флаг. Остались африканское Килиманджаро и североамериканский пик Мак-Кинли. А вообще проект посвящен 850-летию Москвы, города на семи холмах.

Еще мечтаю о батискафе, который позволит человеку своими глазами увидеть тайны Марианской впадины, увлечен проектом перелета через Индийский океан на воздушном шаре.

КОРР. В одиночку?

Ф.К. Да, в одиночку из Индонезии через Индийский океан в Африку. Перелеты через Атлантику были, через Индийский океан - еще нет. Сейчас работаю над экспедицией - хочу пересечь Аравийскую пустыню (Саудовскую Аравию) на верблюдах. С караваном, в одиночку отправиться через эту пустыню. Это таинственно, загадочно для меня. Горы я уже знаю, знаю океан… Честно говоря, я даже готов на время оставить эти семь вершин, брошу гонки и уеду в Аравийскую пустыню. Это моя мечта, я живу этим.

КОРР. Так и просится вопрос: как вы относитесь к Колумбу и Магеллану?

Ф.К. Я их понимаю. Иногда мне даже кажется, что я их видел и знал.

Когда отмечали 500-летие открытия Америки, я шел на своей яхте вокруг света, подошел к Канарским островам и решил пройти точно путем Колумба. Но пятьсот лет назад его корабли обогнали меня на целую неделю. Еще я придумал себе подобающий случаю костюм, у меня до сих пор сохранилась фотография, где я в такой же рубашке, какая могла быть и у Колумба. Я представлял себе, как Колумб должен был одеваться - ведь тогда, как и в коце ХХ века, стиль одежды был, конечно, общий, но все одевались по-разному.

В 2019 году будет 500-летие первого кругосветного плавания. Хочу построить корабль, пойти в одиночку по пути Магеллана - я уже тренировался в Магеллановом проливе. Нужно будет приготовить костюмы и отправиться в это плавание. К тому времени я еще буду не слишком старый.

КОРР. А своих последователей вы воспитываете?

Ф.К. Да, сейчас создаем школу путешественников для молодежи и детей. Я уже получил от властей землю на берегу Японского моря, 25 гекторов в бухте Врангеля, рядом - тайга. Почему я начал готовить путешественников? Потому что я знаю, как много нужно потратить времени, чтобы получить множество разных знаний. Ты должен быть авиатором в небе и штурманом в море, быть механиком на земле, уметь управлять воздушным шаром и яхтой. Ты должен не только ходить под парусом, но и владеть языками и еще что-то создавать - быть писателем или композитором, заниматься научной работой или стать философом - не по образованию, а по образу жизни. Я вот жил с эскимосами и думал: ведь эскимос по уровню понимания окружающего его мира стоит намного выше, чем доктор философских наук во Владивостоке или в Японии. А на Тайване меня поразило, что там каждый человек умеет рисовать. У них в школе преподают рисование, как у нас грамоту. И каждый окончивший нашу школу получит свой индивидуальный диплом.

КОРР. В нашей православной традиции воины воюют, монахи - монашествуют.

Ф.К. Сила и дух едины в православной традиции. В монастырях типа Шао Линь вера и физическая культура также стоят рядом. Это, видимо, хорошо? Господь дал нам физическое тело, и его надо совершенствовать, улучшать, поддерживать. Точно так же Господь дал нам душу, и мы должны ее очищать, поддерживать, развивать. Вставая утром, мы умываем лицо, женщины подкрашивают глаза. А душу мы очищаем? Ведь достаточно просто подумать о Господе Боге - и мир светлеет.

КОРР. Вы живете и мыслите как бы вне времени. а не тяжелое ли сейчас время для достижения духовных целей?

Ф.К. Но мы живем в это время и важно, чем ты его наполняешь - страхом перед жизнью или радостью, что Бог дал тебе эту жизнь.

Я раньше думал, что погибну молодым: где-то сорвусь, еще что-то. А сейчас молю Господа, чтобы дал мне дожить до конца, чтобы я был старый, уже больной, лежал и мог осмыслить, что было со мною… Что мне дали наши люди, наши традиции.

КОРР. А что они дали?

Ф.К. Есть темы, из которых я не хотел бы делать дискуссию. Среди них - тема Родины. Понимаешь, это важнее, чем трудности дня, заботы ближайших лет и даже моя жизнь.

“ЛГ”.

Одну из первых поездок в новой должности председатель Госкомрыболовства А.В.Родин совершил в Мурманск: и ближе, и “роднее”. Проблемы, о которых он рассказывал местным журналистам, касаются, конечно, всей отрасли.

- Стратегия вырабатывалась не вчера, а позавчера. Никаких революций не ожидается. Будет работа. Девиз 97-го года - рынок со всеми его проблемами. Одна из наиболее серьезных из них - отсутствие у предприятий оборотных средств. Вторая - экспортно-импортная политика в стране. Третья - отсутствие поддержки развития предпринимательства. Четвертая - необходимость восстановления технологических цепочек.

Поясню последнюю фразу: почему у нас нет денег? Нас отсекли от рынка, торговлю вырвали из наших рук. Вспомните сказки: кто самый богатый человек? Купец, а не воевода, который может разве что отнять. Продавать продукцию должен производитель, чтобы на вырученные деньги развивать производство.

Наша цель - продолжение той страегии, которая была у Госкомитета. И, на мой взгляд, сегодня ситуация в стране несколько улучшилась в сравнении с прошлыми годами, хотя легкой ее не назовешь. Да, трудно, но у нас есть ресурсы и есть позади пять лет реформ, мы достаточно набили шишек. Настало время “работы над ошибками” и переделывать то, чо мы сделали неправильно. Проблем здесь более чем достаточно. Это и безопасность мореплавания, и сохранение сырьевых запасов. Я с удовлетворением сообщаю, что в марте в Мурманске состоится открытие центра спутникового контроля и исследования океана. Т.е. экономическая зона, которая примыкает к европейской части России, полностью будет под контролем. А впоследствии такие же центры появятся на Дальнем Востоке: на Камчатке, в Приморье и на Сахалине. Это будет в конце нынешнего года, а в начале 1998 года предполагаем создать единую сеть, которая обеспечит не только контроль за сохранением ресурсов и исследования сырьевых запасов, но и станет инфаормационно-аналитической сетью. Эту работу мы вели давно, наконец, она завершается. С вводом центров исчезнет и проблема браконьерства, особенно остра она для Дальнего Востока.

Хочу заметить, что у Закона об охране водных ресурсов очень много противников, и тайных, и явных. Они публикуют дурацкие с точки зрения профессионала стаейки, хотя мы на деле доказали правильность нашей стратегии. За два года добыто на 1 млн. 100 тыс. тонн рыбы больше, чем в 1994 году. Мы не хвалимся “валом”, суть в другом: в 1994 году мы упали на самый низ - 3,5 млн. тонн, в 1995-м выловили 4,2 млн., в 1996-м предполагали добыть 4,5 млн. - выловили 4,6 млн. тонн. На нынешний год увеличение вылова не планируем. Удастся поймать больше - хорошо, но это не самоцель.

Так вот, кто нас крикует, не хочет видеть очевидное: нашу систему сохранения биоресурсов применяют во всем мире. А вот американцы со своей хваленой олимпийской системой вынуждены сегодня продавать флот и уже берут на вооружение нашу систему квотирования и лицензирования. То же делают японцы и многие другие.

Очень важная для нас проблема - перестроить управление отраслью. Во-первых, уменьшим экспорт за счет поставок сырья в Россию, на экспорт - только готовую продукцию, а сырье - только излишки. Это весьма серьезная проблема, и она должна решаться не столько на уровне Комитета, сколько на уровне правительства. В ближайшее время буду докладывать о ситуации одному из вице-премьеров, кстати, не в первый раз.

Во-вторых, пора создавать финансово-промышленные группы. Долго мы к этому готовились, сейчас ситуация созрела, начинаем реализацию. Некоторые банки интересовались идеей, т.к. поняли, что гонять деньги из угла в угол нет смысла, надо работать с промышленностью.

В-третьих, предстоит решить наиболее сложную и малопонятную пока проблему управления отраслью. Нас каждый день одолевают толпы “ходоков” с просьбами о помощи, и нам приходится “влезать” в суть этих просьб. Когда существовали Минрыбхоз и бассейновое управление на местах, была довольно стройная управленческая пирамида, а сейчас хаос. Попытки что-либо изменить наталкиваются на окрик: “Чего лезете в наши хозяйственные дела?” А нам вовсе не это нужно.

Пример: на Дальнем Востоке негде стало работать среднетоннажным судам, потому что там, где рыба - там крабы. Рыбаки пишут слезные письма Ельцину, Черномырдину - открывайте районы. Что делать? К сожалению, промразведки нет, а она необходима.

Флот - наукоемкая организация. Мы не кокетничаем, говоря это. Мы не можем с каждого 1 января начинать работу, не имея оценки запасов. Мы - члены почти 60 международных организаций, конвенций, соглашений и пр. Следовательно, если перед началом нового года мы не сделаем того, что от нас требуется, то всем судам будет дан “стоп”. Однако научные исследования стоят дорого, требуется современная аппаратура.

Говоря о наукоемкости, мы имеем в виду и рыбоохрану. Где, например, водится краб, можно его ловить или нет, в каких количествах? То есть наукоемкость переходит из каких-то отвлеченных понятий в экономическую категорию и в социальную, ибо рыбак без работы - проблема социальная.

Так чем должен заниматься Комитет? С важным видом говорить всем “ходокам” “пошел вон”? Не годится. Но и вникать в мольбу каждого невозможно. Стало быть, надо упорядочить систему управления. Не должен моряк ехать в столицу, чтобы решать вопрос, который в компетенции начальника флота, но в Комитете обязаны знать, чем живет моряк. Поэтому мы намерены возродить выходы в море сотрудников Комитета и его председателя.

Не собираемся мы вмешиваться в дела любого частного предприятия. Но при этом заставим его выполнять правила рыболовства и другие общие для всех правила вплоть до уплаты налогов, контроля за валютой с позиции “что ты ввез в страну, а что вывез”. Ведь, например, что получилось с продажей на экспорт минтая? В 91-м продавали по 750 долларов за тонну, а в 92-м - аж по 130 долларов. Это называется бизнесом по-русски: купить ящик водки, продать и деньги пропить. Так сколько можно наступать на те же грабли? Я стою на такой позиции: все что полезно для нашей страны, для народа - то рыночно.

Сегодня много желающих управлять рыбными ресурсами. Этого допускать нельзя. Будем, конечно, решать вопросы и регионального бассейнового управления. Думаю, такие органы должны быть при администрации областей и краев. Ведь немало вопросов возникает на стыке региональных проблем с федеральными. У нас есть концепция, но она не по всем параметрам согласовывается с существующим законодательством.

Вопрос управления отраслью и ресурсами через территориальные органы очень сложен еще и потому, что должен соответствовать нашей Конституции. Но и в том, и в другом случае во главу угла следует ставить опыт, здравый смысл и целесообразность. И из этого мы исходим, формируя органы управления на местах.

Что радует? Моряки, по-моему, уже набрались опыта и знаний в самостоятельном плавании и приходят к выводу - надо объединяться.

- Еще вопрос, Александр Васильевич: как “повернуть” рыбацкий флот в Россию?

- Тут несколько аспектов. Первый - организационно-правовой, поскольку законы несовершенны, в них масса “дыр” и недоработок. Мы начинаем работу вместе с налоговиками, ФСБ, МВД, Минфином и прочими структурами и, конечно, с законодателями.

Второй аспект - финансовый, проблема с оборотными средствами. Находим уж возможности для ее решения.

Третий аспект - проблема оптово-розничной торговли, системы доставки. Рыба стране нужна. Ведь почему у японцев средняя продолжительность жизни 88 лет, и это после Хиросимы? Ответ простой: едят рыбу и морепродукты.

Четвертый аспект - госзаказ. Система МВД, армия, детские дошкольные учреждения, школы, дома престарелых, интернаты - всем нужна рыба как основной продукт питания. На все это надо примерно 600 тысяч тонн. Если мы из почти 3 млн. тонн производимой рыбопродукции такое количество через госзаказ повернем в Россию - разве же это плохо?

Сегодня половина выловленной рыбы уходит за рубеж. Причина тому одна - там сразу отдают деньги. При этом мы теряем цену, налоги, рабочие места на береговых предприятиях, мы торгуем сырьем, а не готовым продуктом.

Итак, только 1,5 млн. тонн (половина) улова идет в Россию. Если к ним добавятся еще 600 тысяч, то для экспорта останется 900 тысяч тонн. А это уже совсем другая структура экспорта. А что касается таможенных, пограничных и прочих заморочек, то, как я уже сказал, мы будем решать организационно-правовые проблемы. В нашей власти заявить о них на самом высоком уровне и требовать их решения. Тем более, что сейчас вся система налогообложения будет пересматриваться, об этом заявил председатель правительства. И. наверное, к концу 1997 года будет сформирована единая налоговая политика. Налоги останутся - казна должна пополняться, но они будут оптимизированы.

Я еще не сказал о квотах, о принципах раздела их. По-моему, мы нашли оптимальное решение. Первая часть квоты - техническая, которая делится по производственным мощностям добывающих флотов. Вторая - социальная, которая делится по числу жителей. И это не уравниловка, а решение социальных проблем. Третья - стимулирующая, которая дается тем, кто лучше работал. Четвертая - конкурсная, т.е. платная, в ее разделе участвуют все. Но предусмотрены особые правила, не позволяющие “денежному мешку” скупить ее всю. Тоже непростая процедура, но справедливая и “прозрачная”.

Все четыре квоты снимают социальную напряженность, дают работу рыбакам.

Но остался сложный вопрос: формирование из этой платной квоты фонда, который бы давал средства на поддержку отрасли, на финансирование вылова “неприбыльной” рыбы. Например, чтобы сохранить за Россией право вылова в экономической зоне того или иного государства, мы должны там работать. Но та работа или вовсе невыгодна, или дает нулевой результат. Однако мы должны помнить о геополитических интересах России. Так вот, из фонда можно будет компенсировать возможные в этом случае потери.

“РН”.

Сын у меня рыбак, трудится сейчас в море. Ну а мне дали путевку в санаторий-профилакторий “Строитель”. И когда это случилось, то некоторые мои знакомые, знаете ли, даже мне посочувствовали:

- Нашла куда ехать! Там же плохо топят, почти не лечат, да и кормят неважно.

Но я - упрямая, пока сама не удостоверюсь, никому не верю. Поехала, значит, да на все 24 дня. И все оказалось совсем не так, как утверждали люди. Дали нам на двоих уютную комнату. Белье, смотрю, чистое, да и вокруг чистота, порядок. Пошли на обед - все вкусное, мясное. И, кстати, так было все 24 дня, да еще очень часто повара приятно разнообразили меню, готовили что-то новенькое. Так что поварам “Строителя” моя отдельная благодарность за их творческий труд.

А вторая моя благодарность прекрасным, знающим свое дело и тактичным врачам, медсестрам санатория-профилактория. Сама видела: некоторых привозили в колясках, а уходили они домой пешком. Особо хочу отметить врача Любовь Григорьевну Кузьмину и двух медсестер Женю и Люду. Работают эти девочки на полставки, за копейки, но с душой и целые дни мотаются, как белки в колесе, обслуживая нас.

Надо заметить, что процедур в санатории производится много, и есть в нем сауна, грязи, подводный душ и другое, что нужно людям. Очень советую морякам и рыбакам, прибывшим домой после трудных рейсов, приобрести путевки в этот санаторий, отдохнуть в нем и подлечиться. Не пожалеете! И еще хочу обратиться к городским и краевым властям: помогите этому хорошему лечебному учреждению достроить корпус, произвести ремонт.

…А пока я говорю: “Спасибо, “Строитель”!

Анна СКОРОДУМОВА,

г.Владивосток.

По статистике, которую регулярно представляет находкинское управление внутренних дел, в городе идет снижение преступлений. Если верить представленным милицией цифрам, то за прошедший год по сравнению с предыдущим они сократились на 18,5 процентов.

Но находкинский прокурор Анатолий Бакарась, проанализировав эту статистику, пришел к выводу, что в фанфары городской милиции бить рано. Во-первых, при общем увеличении процента раскрываемости отдельные виды преступлений раскрываются плохо. Так, из 1505 зарегистрированных краж нераскрытыми остались 1125. А из 185 похищенных автомашин стараниями милиционеров найдено всего 13.

Проинформировав мэра Находки В.С.Гнездилова о состоянии преступности, прокурор Анатолий Бакарась обращает его внимание на то, что сотрудники милиции грубо нарушают конституционные права граждан, фальсифицируя материалы проверок, заявлений и сообщений о преступлениях. Например, даже сотрудницу ЛОВД Сигедину, у которой была похищена заработная плата в 1,5 млн. руб., попросили написать заявление о том, что эта сумма для нее малозначительна. А после этого пострадавшую еще и обвинили в том, что, мол, надо было лучше смотреть по сторонам. Прокурор считает также, что стали хуже работать следственные органы. Так, 72 уголовных дела возвращены прокуратурой на дополнительное расследование. Не все преступления учитываются. Например, только с начала этого года в прокуратуру города поступило 208 отказных материалов, из них по двадцати вынесены незаконные постановления.

С. БАРЬЯШ.

Начало первого весеннего месяца ознаменовалось в Охотском море сильнейшим штормом. Ветер и волны лютовали так, будто отыгрывались за благостный февраль, когда рыбакам удалось добиться некоторых успехов. Теперь же, 2 и 3 марта, более половины судов крупнейшей Охотоморской минтаевой экспедиции на лов не решились - штормовали. Отсюда и невысокие результаты: если раньше в сутки объединенная экспедиция брала по 10-12 тыс. тонн рыбы в сутки, то уловы в начале марта упали до 7 тыс. тонн.

Особенно тяжело пришлось среднетоннажному флоту. 138 СТРов и СРТМов добыли 2 марта 3 210 тонн, на следующий день и того меньше - 2 230. Чуть полегче было крупнотоннажникам, поэтому они снова резко рванули вперед: 2 марта добыли 6 580 тонн, 3 марта (досталось и им!) - 4 430 тонн.

Тяжелая промысловая обстановка сказалась и на крабовой путине в Охотском море. 31 судну, участвовавшему в этой экспедиции, было просто трудно работать. Поэтому 2 марта они достали из ловушек всего 50 тонн крабов, на следующий день на 19 тонн больше. Экспедиция на пищевых видах рыб в Охотском море и 2 и 3 марта вообще штормовала и не работала. Но тем удивительнее, что три судна камчатского колхоза имени Ленина, промышляющие навагу в штормовом море, умудрились-таки сдать 3 марта 132 тонны.

Из бурного Охотского моря перенесемся в более спокойное (сегодня!) Берингово море. Появился здесь первый крупнотоннажный траулер Находкинской БАМР “Дмитрий Пащенко”, ориентированный на промысел минтая. И уже первые его траления оказались успешными: 2 марта он добыл 73 тонны рыбы, 3 марта - 81 тонну. Неплохо потрудились и экипажи 14 ярусных судов. За те же мартовские дни они добыли соответственно 64 и 50 тонн трески. Вполне нормально шли дела и у 15 судов, участвующих в экспедиции на донно-пищевых объектах. Взяли они в среднем по 100 тонн в сутки.

Два судна БАМРа, работающие на промысле кальмара на Курилах, тоже отчасти попали в штормовую зону, поэтому впечатляющих результатов не показали: 2 марта - 20 тонн, 3 марта - 10. А их коллеги, работающие в Новой Зеландии (там сейчас находится 3 судна БАМРа), вылавливали примерно столько же моллюска: по 20 тонн на всех.

Итак, одна беда нынешней путины - шторма, срывающие рабочий ритм рыбацких экспедиций. Вторая беда - огромные штрафы, предъявляемые органами рыбоохраны к нарушителям правил рыболовства. Если, увлекшись промыслом, судно - не дай Бог - зайдет в запретные, нерестовые зоны, штрафы налагаются в размере от миллиарда рублей и выше. Уже были оштрафованы два судна ВБТРФ, 4 рыбака-колхозника, всего около 15 судов. А траулер “Динамичный” из приморского колхоза “Тихий океан” вообще был изгнан с путины, его лишили рыболовного билета и отправили домой, в Ливадию. За то, что забрел в запретную для рыбалки зону, да еще пытался убежать от стражей морских законов. Сейчас “Динамичный” будет переведен на местный лов.

Так что, работайте и не нарушайте, дорогие!

С. ШТЕЙНБЕРГ.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com