Всегда свежие новости
 СУДА

130 лет назад Россия продала Америке Аляску. Потомки довольно жестко осудили этот акт царского правительства. Хотя, надо сказать, резоны у Александра II были: отсталая страна тогда просто не могла защитить свои далекие границы, и в случае агрессии заокеанские территории достались бы американцам даром. К тому же продажа Аляски была обставлена рядом политических условий, которые гарантировали безопасность России. И все же приговор потомков был суров: “Аляску продали, как продают штаны на базаре. Навсегда”.

В 1990 году тогда еще СССР “просто так” уступил США огромные акватории в Беринговом море. Без всяких условий, гарантий и компенсаций… Во всем блеске проявила себя “нищета” отечественной дипломатии и всего внешнего курса страны. Сейчас нам это аукается, особенно рыбакам.

На эту тему в “Российской газете” была опубликована статья профессора В.Зиланова “А после Аляски еще одна клякса” (14 января 1997 г.). Она не осталась незамеченной. В 70-х годах МИД СССР привлек к экспертизе “новой границы” между соседями в Беринговом море знатока этого вопроса капитана дальнего плавания А.В.Левченко. Увы, его предложения, учтенные в документах тех лет, были затем сведены на нет Соглашением 1990 года. Одни называют это Соглашение безграмотным, другие - даже преступным. Сегодня мы публикуем комментарий А.Левченко к статье В.Зиланова и постановление президиума краевого профсоюза рыбаков, направленное в Госдуму.

В следующем номере “РП” опубликует и саму статью В.Зиланова.

В деревне Овчинниково двадцать семь дворов - и два кладбища.

Было и третье, да его распахали, и осталось от него единственное надгробие - тяжелый монолит бледно-голубого мрамора с рельефной надписью: “Александр Михайлович Рутко родился 20 июля 1892 года умер 6 января 1914 года и его дочь”.

Историю этого Рутко раскопал в краевом архиве уже известный читателю пчеловод Георгий Никитич Филаткин. Оказывается, в 14-м году хунхузы напали на живших в Овчинникове мирных китайцев, Рутко кинулся их защищать, за что и был убит вместе с малолетней дочкой.

А история одинокого надгробия еще на памяти здешних старожилов, весьма, кстати, немногих. Как взялись распахивать кладбище, железные да деревянные кресты да памятники вывернули из земли вручную, как морковки. А мраморный - ни в какую. Тогда подогнали трактор и принялись вытягивать стальным тросом. Мрамор ни с места, а у трактора порвалась гусеница. Вызвали другой трактор: на сей раз лопнул трос - и перебил ногу бригадиру, руководившему “работами”. Случайность? Мистика? Или Божья кара?

В конце концов от надгробия отступились. Филаткин меня к нему водил: стоит среди сухих бодыльев на краю брошенного поля у самого проселка, бегущего в глухое урочище с чистоструйным Арт-ключом. Чуток привалилось набок в схватке с тракторами, однако стоит. Порядочно глубоко врыто в землю, на века.

***

Деревня Овчинниково, кстати, в наступившем году как раз исполняется век от роду. Краевое общество изучения Амурского края готовится отметить эту дату широко и крупно.

За что неприметной деревеньке такая честь?.. Оказывается, в 1897-м она была заложена как защитный кордон на разбойничьих путях хунхузов. Селили здесь добровольных “варягов” с российского Запада, но не всяких, а крепких хозяев, добрых воинов, радетелей за Отечество. Надо полагать, Рутко был одним из таковых.

***

Свой столетний юбилей Овчинниково встречает в состоянии летаргии. Спит, заброшенное, не одно это поле с покойным Рутко, но и еще два - сотни гектаров на круг. В дореформенные времена это было процветающее отделение совхоза “Барабашский”. Работы хватало, зарплату получали вовремя; действовали клуб и магазин; в Барабаш бегал рейсовый автобус, другой - сельсоветовский - возил туда деревенских ребятишек в школу.

Потом совхоз превратился в ТОО, сельсовет - в “администрацию”, и обоим отделение содержать и обслуживать стало не по карману. О рейсовом автобусе в деревне забыли, за всякой малостью ходят в Барабаш пешком. Двадцать два километра, пять часов пути в оба конца. Можно доехать на военном автобусе, проходящем через Овчинниково из Пограно-Петровки, но если в нем есть свободное местечко. Но это, как выразился один из местных жителей, “очень даже не всегда”. Магазин, в котором и раньше-то было не густо, недавно совсем закрылся: всю товарную наличность Барабашского потребсоюза, которому он принадлежал, налоговая инспекция изъяла за долги бюджету.

А в бывшем клубе проживают артелью северокорейцы, во дворе под бело-бетонными стенами проворят себе на костре ужины. Что-то они там строят для частной фирмы в Барабаше. Фирма их возит на работу и обратно.

***

Об эту запись в дневнике не захочешь, а споткнешься.

…В начале века найм корейских и китайских рабочих официально именовался у нас “желтым трудом”. Царское правительство его не запрещало, но и не жаловало: он отнимал хлеб у своих умельцев.

Сегодня, как видим, совсем не то…

Года два назад, рассказывают деревенские, корейцы выращивали в “Барабашском” зерновые и овощи. Но, странное дело, их капуста после квашения обретала цвет и запах дегтя (одну банку с такой капустой мне показали как “вещдок”), а маринованные помидоры и огурцы и вовсе не желали в банках сидеть, срывали крышки, взрывали стекло.

Кстати об огурцах. Над каждым ростком корейцы устраивали пирамиды из трех палок, чтобы плети с зеленцами не лежали на земле, а на палки рубили молодые деревца по берегам речки. Рассказывают, местные власти подсчитали нанесенный таким манером ущерб природе, вышло около тридцати миллионов рублей. Возмещения власть не потребовала. Надо полагать, из соображений пролетарского интернационализма.

Впрочем, это цветочки. И здесь, и во Владивостоке ходят упорные слухи, будто корейцы через подставных лиц десятками гектаров скупают в Хасанском районе земли. В разговоре со мной один ответственный работник Барабашской администрации ни подтверждать, ни опровергать эти слухи не стал, однако произнес многозначительную фразу: “Значит, кто-то у нас наверху что-то с этого имеет…”

***

Пока корейцы с нашей помощью зарабатывают своим детишкам на молочишко, базработные деревенские мужики пьют горькую, нередко в компании с женами, а их дети спасаются от домашних пьяных разборок на улице. Вот невольно подслушанный мною разговор двоих пацанов лет двенадцати.

- Кость, ну как твои?

- Аа-а, все так же…

- Мои тоже пьют. Ну и хрен с ними, айда на санках.

Рядом с Филаткиным домом мыкает горе одинокий старик. Прошлой зимой умерла его старуха, следом замерз по пьяному делу сын. Старик усердно пропивает каждую пенсию и мерзнет в редко когда топленом доме, ибо нарубить-наколоть дров не имеет ни времени, ни сил, а соседей уж и не просит, не один раз отказывали. (”Спасибо, Никитич иной раз подмогает, да он все больше занят”).

Вчера вечером он заходил к нам выцыганить на бутылочку. С большого бодуна, опухший от водки, черный. Страшный. Никому не нужный.

***

В ноябре Филаткину пришла с Запада телеграмма, родственники поздравляли с днем рождения. Именинник проследил ее путь по штемпелям и подивился: девять тыщ кэмэ от Ярославля до Славянки она промчала за десять минут - а считанные километры оттуда до Овчинниково тащилась трое суток.

- Это ерунда, - махнул рукой Никитич. - По поздней осени соседку с новорожденным из барабашского роддома знаете как везли? Трактором, на открытом прицепе. Иного транспорта не нашлось.

- А что если кто в деревне заболеет?..

_ У лесничего служебный телефон, но он не всегда работает. Еще есть в деревне медсестра Люба, только у нее с лекарствами сильно туго.

***

Бытие определяет сознание. Люди в Овчинниково замкнуты и неулыбчивы, каждый - “вещь в себе”.

Помнится, еще в семидесятых в любом селе местные первыми здоровались с пришлым человеком. А тут первый встречный так удивился моему “здравствуйте”, что не сразу ответил.

***

“Сближение города и деревни…” Ежели прежняя власть этот лозунг бросила, то нынешняя - выбросила?

Впрочем, один признак “сближения” заметен. Реконструируется автодорога Раздольное - Барабаш: расширяется, спрямляется, где возможно. Вроде даже будет асфальтом покрыта. Слов нет, мера давно необходимая, но - недостаточная.

- Власти о нас вспоминают, только когда налоги сдирают. Да еще если выборы или референдум. Уу-у, тогда нас чуть не на руках носят, доходят до каждого. Автомагазин присылают с музыкой и пивом.

Так говорят в Овчинниково. И в тысячах деревень по всей мачехе-России.

О.ЕФРЕМОВ,

Хасанский район - Владивосток.

Невосполнимую утрату понес рыбохозяйственный комплекс Приморья. Не выдержав натиска рыночной стихии, дала левый крен и погрузилась в пучину мало-среднего бизнеса крупнейшая в России добывающая компания АО “Владивостокская база траулового и рефрижераторного флота”.Погрузилась без лишнего шума и сигналов “SOS”, передав дочерней фирме “Супер” главное свое достояние - дюжину мощных производственный траулеров испанской постройки. Без них предприятие превратилось в заурядную контору: куда ж плыть, как ловить без флота, который до этого откусывал у края чуть не треть его рыбного пирога? “Испанцы” уплыли, а ВБТРФ предстоит еще длительная тяжба с налоговыми службами, которым база задолжала около сотни миллиардов рублей. Но что взять с бывшего “монстра”, вконец обессиленного и не способного больше ковать звонкую монету для российской казны?

То, что динозавры рыбной отрасли очень неуютно чувствуют себя в прохладном климате нашей экономики и уже стали потихоньку вымирать, свидетельствует вовсе не об их беспомощности, неумении адаптироваться к глобальным переменам в стране. Генеральный директор “Дальрыбы” (тоже “акционера”, но с функциями координатора промысла в Тихоокеанском бассейне) Юрий Москальцов как четки перебирает плюсы и минусы полученной рыбаками после приватизации самостоятельности. Да, сдвиги есть. С минимального объема добычи в 2,2 миллиона тонн три года назад дальневосточники сегодня перешли трехмиллионную отметку. Покупательский спрос заставляет их заниматься глубокой переработкой сырья. В результате производство филе за пять лет возросло почти в десять раз, а пищевого фарша - более чем втрое. Ожидается, что к концу текущего года общий объем пищевой продукции по бассейну, включая консервы, превысит 1 миллион 300 тысяч тонн.

И тут же в бочку меда Юрий Иванович выплескивает целое ведро крепкого рассола, по-рыбацки тузлука. Цены на дары моря продолжают оставаться стабильными, но какой ценой! Все кругом по-прежнему дорожает - топливо, снабжение, продукты питания для рыбаков. Многие миллиарды нужны нынче судовладельцу, чтобы снарядить в экспедицию хотя бы один траулер, провести его ремонт. Последний теперь все чаще предпочитают вести за границей - в родных пенатах он уже приближается к стоимости нового судна. Да и портовые сборы возросли настолько, что флот как от чумы бежит от них за тридевять земель в дальние страны. За все приходится платить по самой высокой шкале, а чем?

Еще несколько лет назад рентабельность выпуска рыбопродукции составляла около 35 процентов, а сейчас она “похолодала” до минус шести. Такова изнанка перекосов в ценообразовании, заставляющих рыбака работать себе в убыток. У него практически не остается оборотных средств, необходимых для развития предприятия, пополнения флота - старый-то обносился более чем наполовину - на зарплату наконец. А от кого ждать помощи? Пустив отрасль в автономное плавание по штормовым волнам приватизации, государство, что называется, умыло руки, лишив ее всяческой поддержки и дотаций. Но не забывая при этом периодически облагать новыми поборами. Как снег на голову с летнего неба восприняли на днях дальневосточные рыбаки принятие Госдумой в первом чтении проекта Закона о налоге и плате за пользование объектами животного мира, по которому им придется дополнительно выкладывать из своего прохудившегося кармана от 8 до 15 процентов стоимости произведенной продукции. Испугавшись призрака поголовного банкротства, руководители приморских предприятий на своем рыбохозяйственном совете обратились к депутатам с нижайшей просьбой - не брать греха на душу, отменить сей “смертный приговор”. Но беда не ходит в одиночку: в недрах правительства созрел проект нового налогового Кодекса России, согласно которому все обрабатывающие, добывающие и транспортные суда попадают в третью категорию имущества. Безобидная на первый взгляд перестановка в несколько раз повысит годовую норму амортизационных отчислений в бюджет и до трех-четырех лет сократит сроки службы рыбацкой “тягловой силы”, определенные по начислению износа - вместо нормативных сейчас 18-20 лет эксплуатации. Не надо быть “глубоким экономом”, чтобы понять: это повлечет за собой резкий рост затрат на производство, сделав убыточными большинство видов выпускаемой продукции.

- Вот так мы и мечемся между Сцилой фантастических транспортных тарифов и прожорливой Харибдой налогов, - говорит Москальцов. - Ведь чтобы доставить тонну рыбопродукции в европейскую часть России, надо за одну ее перевозку по железной дороге заплатить больше полутора миллионов рублей. Это же почти наполовину делает ее дороже! А возьмите дорожный налог, который обязали платить мореходов. Океанская нива - не колхозный огород, а рыбка - не репка, которую посадил и жди, когда она вырастет. Ее надо искать, поймать, сделать несколько переходов - по бушующим волнам, а не по гладкому асфальту. Траулер же не авто, не трактор. Знаете, сколько дизельного топлива сжигают на промысле дальневосточники? Миллион тонн ежегодно! А налог тот сухопутный делает его на 25 процентов дороже. Представляете, какие суммы, как все потом отражается на себестоимости продукции! Мы уже куда только ни обращались: снимите с нас этот дорожный камень. Ни звука в ответ. Просили производить расчеты по налогам не деньгами, а зачитывать как оплату части стоимости поставок в федеральный продовольственный фонд. Разницы в принципе никакой, зато рыбакам помощь. Но - никакого движения навстречу. Потому и лавируют рыбаки, гонят рыбу за границу, придумывают всевозможные ухищрения, дабы не пропасть поодиночке. Вот вам свежий пример - ВБТРФ. Иностранные кредиторы поджимают: платите за траулеры или мы их заберем обратно. А откуда у базы деньги? Она и без того вся в долгах как в шелках - свои финансисты и фискальные службы заели. Ну и отдали пароходы “Суперу”, чтобы хоть как-то флот сохранить. Тем более, что новые владельцы пообещали быстро окупить все расходы, связанные с их покупкой.

Руководитель “Дальрыбы” вовсе не оправдывает подобные маневры. Ему хорошо известно, во что обходится неграмотная, подчас граничащая с криминалом самостийность некоторых больших и малых фирм, получивших выход на внешний рынок. Нынешняя система контроля и мер по охране морских биоресурсов позволяет беспрепятственно вести сверхлимитный лов особо ценных промысловых объектов. С двух- и трехкратным превышением установленных квот. Естественно, что фактические объемы добычи умело скрываются, они не фигурируют в отчетных данных, которые судовладельцы предоставляют российским контролерам. Но, как уши зайца, вылазят из статистических сводок министерства финансов Японии. К примеру: в прошлом году на всю зону Дальнего Востока были определены квоты на вылов 40 тысяч тонн различных видов краба, в страну же Восходящего солнца их было завезено почти вдвое больше - 72 тысячи. Комментарии, как говорится, излишни. По официальной справке экспортных поставок морепродуктов рыбаки-дальневосточники заработали на них в том же году чуть больше миллиарда долларов. Сколько в действительности - не знает никто. Теневой капитал оседает в зарубежных банках, работая на благо чужой экономики и минуя российский кошелек. К тому же не на одну сотню миллионов “зеленых” обедневший от резкого снижения цен на нашу рыбу, запрудившую рынки стран АТР. Что же, приставлять к каждому судну “человека с ружьем” или с пулеметом, как выразился однажды представитель Президента в Приморье, начальник краевого управления ФСБ Виктор Кондратов?

Сейчас в правительстве рассматривается идея создания коллегиального органа по вопросам управления водными биоресурсами - Российского национального рыболовного совета. Однако дальневосточники принимают ее без особого энтузиазма. Директора крупных добывающих компаний, с которыми мне довелось на эту тему дискутировать, не сговариваясь, твердили одно: даже широкое представительство в совете органов государственного управления, хозяйственников, субъектов Федерации вряд ли окажется эффективным и кроме дополнительных расходов, затягивания сроков принятия решений ничего не даст. Каждый все равно будет тянуть одеяло на себя, отстаивая собственные региональные интересы.

- Необходимо целенаправленное государственное регулирование, - считает Юрий Москальцов. - Нужны люди, которые не просто бы писали бумажки и перекладывали их с места на место, а осуществляли оперативный контроль за промыслом, координировали его и быстро реагировали на изменения, ежедневно происходящие на путине. Как это сделать? Лично я полагаю, что единственно правильный вариант здесь - создать на базе “Дальрыбы” государственное объединение с правами управления всеми федеральными водными биоресурсами в 200-мильной экономической зоне Дальнего Востока. Объединение, способное обеспечить надлежащий в ней порядок, безопасность мореплавания, содержание аварийно-спасательного флота и отраслевой региональной науки. Между прочим, главы администраций наших краев и областей, уже наученные горьким опытом постприватизационных реалий, как спасательный круг восприняли идею создания, точнее, возрождения ГПО. А побывавшая в Приморье с проверкой дел в нашем рыбацком хозяйстве контрольно-ревизионная комиссия при Президенте РФ - та просто настаивала на целесообразности такой госструктуры на Тихоокеанском бассейне, которая бы в корне пресекла финансовые злоупотребления в сфере рыбохозяйственной деятельности. Из центра, из Москвы за всем не уследишь. Что верно, то верно: водные пространства, на которых хозяйствуют рыбаки Дальнего Востока - самые протяженные в России, да и дают они более 60 процентов всего российского улова. Тут траулер - что иголка в стоге сена. Получил капитан от своего хозяина команду прямо в море перебросить продукцию на чужой борт, немного изменил курс, вышел на другие координаты - и попробуй возьми его с поличным. А что мешает ему, имея лицензию на внешнеэкономическую деятельность, без проблем прогуляться “в загранку”? Япония, Китай, Корея - они же рядом, в нескольких сутках, а то и часах хода. Как остановить этот океанский беспредел? Ему немало потворствует и несовершенство системы распределения квот, происходящего, как правило, без учета промысловых возможностей территорий, их перерабатывающих мощностей, транспортного обеспечения. Получается так: в чьих владениях больше рыбы, тем и дают ее больше, хотя освоить ее не в состоянии. И тогда начинается спекулятивная торговля “лишними” квотами. Получившие такую добавку распоряжаются ею как хотят, а те, кто опоздал, пускаются во все тяжкие - не простаивать же флоту. Нетрудно представить масшабы этой растащиловки, если в регионе зарегистрировано более 600 добывающих и перерабатывающих предприятий.

Как говаривал Архимед, “дайте мне точку опоры и я переверну мир”. “Дальрыба” ничего переворачивать не собирается - ей нужен рычаг, чтобы поставить куда следует завалившуюся на левой бок, обросшую ракушками нелегального бизнеса махину всего рыбохозяйственного комплекса окраиного региона страны. Чтобы он, этот комплекс, работал на ее благо и процветание, а не на удовлетворение хищнических инстинктов алчности и наживы дельцов от моря. По мнению Юрия Ивановича Москальцова, следует обязательно возродить забытый институт спецэкспортеров. Оставить на бассейне 10-12 организаций, имеющих право реализовывать свою продукцию за границей и быть посредниками других производителей на внешнем рынке. Мера, конечно, жестокая, но вынужденная в условиях падения цен за рубежом на нашу продукцию.

Появление государственного объединения, безусловно, поубавит и пыл отечественных и иностранных браконьеров, беззастенчиво грабящих океан. Кстати, командующий Тихоокеанским пограничным округом генерал-лейтенант Виталий Седых пообещал Москальцову надежную поддержку в защите от “пиратов” сырьевой базы региона в пределах 200-мильной зоны. Тем более, что по Указу Президента сегодня ФПС переданы функции охраны водных биоресурсов. Два государственных ведомства в одной сцепке - это уже сила, могущая радикально изменить ситуацию на бассейне, вернуть России статус ведущей рыбацкой державы. Что скажет правительство? Каким бы ни было его слово здесь, оно все же должно быть выверенным и мудрым. Ведь от него зависит судьба отрасли - одной из немногих в стране, составляющих ее главное богаство, не дающих скудеть федеральной казне.

В. БРАТЧИКОВА.

Живой, подвижный, даже спортивный мужик в полупиратском таком берете ни свет ни заря машет косой под нашими окнами, собирает банки, бутылки, зимой сгребает снег широченной лопатой. А рядом - с ведром и метлой - жена его. Даже по выходным! И ни разу не слыхал я ни словечка матерного, вполне нами заслуженного, в такие вот субботники МАЛЫГИНЫХ под нашими балконами. И хоть время нынче “дегероизированное”, не могу удержаться, чтобы не назвать их героями. Так, шутя-любя, и зову я их героями соцсоревнования. О них, реальных, соцреалистических моих героях, представьте себе, хочется даже стихами сказать:

Да, были люди в наше время!

Могучее, лихое племя,

Богатыри, не вы!..

Нынешнее племя, увы, по большей части торговое, былых героев не только не признает, но и обзывает по-всякому, выбирая из добрых пословиц самые недобрые: работа дураков любит, например. Ну да, раз ты умудрился надуть ближнего, возлюбив самого себя, значит ты - мудрый, ты можешь разбогатеть, не работая, а только так - надувательством, которое сейчас именуют и умом, и бизнесом, и коммерцией. Труд нынче не шибко в чести. Трудягу называют трудоголиком. Господи прости, чуть не алкоголиком…

Василий Григорьевич Малыгин чем-то, сноровкой ли флотской, походкой ли вразвалку, вызвал у меня серьезное подозрение. И тогда я возьми да и спроси у него: доводилось ли в морях трудиться?.. Во Владивостоке, в океанском городе, мужицкие судьбы, конечно, нередко повязаны с морем. Но тут оказалось больше: Малыгины и Малыгиными-то стали в море. Встретились они на плавзаводе “Чернышевский” тридцать с лишним годов тому и поженились. На старых плавзаводах, на скорую руку переделанных из транспортов, а потому безбытных, приспособленных лишь для работы, а не для жизни в море, была так называемая кубричная система: твиндеки трюмов разгораживали и превращали в кубрики, в каждом из которых обитало до полусотни человек. А все же давно известно: семьи, рожденные в море, как правило, крепки. Испытаны на прочность. Так и прошли по жизни Василий и софья плечо к плечу. Дети, внуки и даже правнук уже есть. Работали в море, после “Чернышевского”, и на “Василии Блюхере”, и на “Андрее Захарове”, он матросом, она укладчицей. Но - немного о дне сегодняшнем…

Люблю Владивосток и думаю, что временем чистота, спутник красоты, станет в нем не оазисом в пустине, а чертой общеприсущей. Для этого, господа-товарищи, нужно всего-то стать чистоплотней нам самим, детей своих приучить не пачкать не только в штаны, но и в подъездах.

Увы, знаю, конечно, что призывами тут не обойтись. Мы умудрились уронить уровень общей культуры настолько, что ее подъем теперь обойдется нам очень дорого. Уронили, как говорят на флоте, ниже ватерлинии, то есть дальше просто некуда. Хозяева жизни, молодые нуровиши, “крутые”, как называют их, они же не с Марса к нам явились, мы сами их породили - впрямую или косвенно, молчанием своим, неучастием, попустительством, той самой “хатой с краю”. Свое неприятие построенного нами строя они выражают отказом и от самой родины, и от родного языка, и от норм морали. Они швыряют из окон своих “тойот” и “мерсов” банки из-под пива, пачки от сигарет и жвачек, валом валят цветной свой импортный “рабиш” вокруг себя, вокруг своих домов и дач. И зарастаем мы мусором по щиколотку, по колена, по плечи. Что дальше, а?..

А дальше - кранты, то есть чума и холера, мор всеобщий. Когда наши “отцы-радетели” инспирировали забастовку мусорщиков и завалили столицу края, коим вроде бы правят, зловонными горами мусора, когда едва не начали править у нас крысы и чума, редко можно было найти среди мусорных сопок, так сказать, равнинное место - не завленное банками, склянками, тряпками, дерьмом, растоптанным, растасканным по улицам, по подъездам. “Всеобщий мор” я сказал. Нет, не всеобщий. Наш дом N18 на улице Днепропетровской, что на БАМе, даже в те жуткие времена оставался таким равнинным местом, оазисом чистоты. Сам Господь будто послал нам ангелов-хранителей в лице Василия Григорьевича и Софьи Григорьевны Малыгиных. Если в разгар лета под окнами ваших домов вымахала двухметроворостая полынь-трава, в зарослях которой только к осени увидите вы залежи битых бутылок, окурков и прочей дряни, отравляющей атмосферу и вид, если зимой сугробы, сначала-то белые, а позже-то черные, подпирают ваши окна да балконы, то у нас, простите, этого нет и быть не может. И именно благодаря им, Григорьичу и Григорьевне, мужу и жене, добрым нашим дворникам! Между прочим, за все за это, за уборку то есть снега и за сенокос, им не платят ни-че-го. А платят им лишь за уборку нашего с вами “рабиша”, цветного импортного и серого отечественного, в котором без них мы с вами потонули бы, как в трясине…

Откуда в наше время взялись эти Гераклы, победители авгиевых конюшен? Гераклы, которых я называю героями соцсоревнования. Да, есть у них регалии, свидетельствующие о том, сохранились с тех еще времен. Но главное, конечно же, не это. Главное - то, что многие сейчас чураются и не хотят признавать за добродетель. Больше того - вытравливают из себя сознательно, борются с ней денно и нощно в себе, в детях своих и даже во внуках!.. Я говорю о Совести. Работать не за страх, а за совесть - помните, когда-то говаривали так? Вот герои мои, впитав сию заповедь с молоком матери, героями соцсоревнования были и, представьте, остаются ныне. Вам смешно? Смейтесь на здоровье. Но радостнее всех смеются дети нашего дома, играющие на чистых, не погребенных под сопками мусора площадках…

После работы на плавзаводах Малыгины приземлились, нужно было вить гнездо на берегу, воспитывать детей. Но не сиделось матросу в гнезде. Пошел он на танкерный флот. Ходил на “Москальво”, “Комсомольце Приморья”, “Айоне”, “Бердске”. Кто работал с ним, тот помнит коренастого и горячего в работе матроса Василия Малыгина, тем сообщаю по секрету: 22 декабря ему исполняется ровно шестьдесят. Поздравьте его с совершеннолетием! ЖЭУ-24, где он работает, находится на владивостокском БАМе, на улице Ульяновской, 10/3. На пенсию он не собирался, а после выборов вышел собирать бумажные кандидатские, пардон, морды с их велеречивыми лозунгами-заманухами: “Я подниму Россию (Приморье, Советский или там Первомайский район) с колен!..”

Ах, как мечтаю я об одном-единственном: всем нашим власть имущим и этим всем к той власти рвущимся поиметь хотя бы десятую долю совести и трудолюбия дворников Василия Григорьевича и Софьи Григорьевны МАЛЫГИНЫХ!

Б. МИСЮК.

Около пяти часов утра 14 декабря в бригаду пограничных кораблей на Шикотане поступило сообщение: в море терпит бедствие рыболовный сейнер “Алоид”. В жестокий шторм, при сильном ветре и снежных зарядах сейнер потерял ход, попытки экипажа завести машину оказались тщетными. В любую минуту могло случиться непоправимое…

Командир бригады отдал приказ идти на помощь рыбакам сторожевому кораблю “Буг”. В тяжелых условиях моряки-пограничники сумели пробиться к сейнеру, завести концы и отбуксировать его в бухту Малокурильскую.

Спасены 19 человек экипажа. Сейнер, приписанный к порту Холмск, принадлежит Северо-Курильскому ООО “Морепродукт”.

(По сообщению пресс-центра Тихоокеанского погранокруга).

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com