Всегда свежие новости
 СУДА

Академик Б.А.Рыбаков впервые представил древнерусские меры длины, как единую систему, он, в частности, писал: “Одним из существенных отличий русской народной метрологии от древнегреческой, римской или византийской и западноевропейской является принцип постепенного деления на два… “Полусажень”, “Локоть”, представляющий четвертую часть сажени, “четверть” или “четь”, под которыми мы должны понимать четвертую часть полусажени, “пядь” - вот доли основной меры, сажени”.

Наш разговор сегодня о мере длины - пяди, которая у нас уже давно вышла из употребления. Но вот в повседневном обиходе, да и в художественной литературе, особо в песнях, она продолжает свою многовековую жизнь.

Одну из основных русских мер длины - пядь часто применяли для приближенного определения небольших расстояний (длин). Однако вещественного оформления пядь не имела - использовали кисть руки. Под пядью первоначально понимали меру длины, равную максимальному расстоянию по прямой между концами вытянутых большого и указательного пальцев. А вот позднее пядь - это расстояние, измеряемое между кончиками мизинца и большого пальца на растопыренной ладони человека. Само же наименование “пядь” означало “кисть руки” и произошло оно от общего корня со словом “пять”.

В 16 веке мерную пядь (равную 17,95 см) приравнивали к четверти аршина. Применялась также пядь малая, равная 18-19 см, пядь великая в 22-23 см (однако не следует путать русскую меру длины - пядь великая с другой мерой длины, применяемой в нашей стране и в ряде европейских странах - локоть или пядь великая), пядь с кувырком - 27 см. Необходимо отметить, что в наши дни в англоязычных странах имеет широкое хождение такая единица длины, как СПЭН (англ. span - пядь), равная 9 дюймам или 0,2286 метра. Ну а закончим это сообщение о пяди известной советской песни, популярной в 30-х годах. Помните, пелось там, что чужой земли нам не надо. Но и своей ни пяди не дадим.

Н. ФИЛИПЕЦКИЙ.

Недавно по первой программе Российского телевидения в ночной передачи прозвучал рассказ о карибском кризисе. Те, кто постарше, помнят, как в начале 60-х годов мир буквально висел на волоске. Страсти вокруг “острова свободы”, как называли тогда Кубу, грозили с минуту на минуту разразиться ядерной катастрофой. Американцы, напуганные тем, что у них под носом находится напичканная современным вооружением “дуля”, потребовали от советского руководства демонтажа своих ракетных установок и “на всякий случай” окружили остров блокадным кольцом.

Что знали об этом тогда мы, рыбаки? Разве лишь то, что подавали нам в препарированном виде средства массовой информации. На Кубу шли наши пароходы, что-то туда везли, а обратно возвращались с сахаром и рыбой. Все остальное приходилось “домысливать” самим. Впрочем, иногда все-таки, несмотря на плотную информационную завесу, кое-что прорывалось наружу.

Зашла как-то ко мне в Калининграде соседка-капитанша. Сидим, гоняем чаи. А она возьми да и спроси:

- Лавровчи, а вы моего давно видели?

- Да нет, - отвечаю, - дня два-три. Он мне что-то грустным, подавленным показался.

- Ничего больше не рассказывал? Он как одет был?

- В полной капитанской форме.

- Вы с него мичманку, этот аэродром для вертолетов, снимите и посмотрите.

Заинтригованный столь странным предложением, спрашиваю:

- А в чем, собственно, дело?

Вижу, замялась соседка, смотрит куда-то в потолок.

- Даже и не знаю как сказать, - говорит. - Грузы на Кубу какие-то запрещенные возит. С погрузкой в порту весь белый приходит, молчит. А однажды не выдержал, признался. Мол, заставляют его незаконные вещи делать. И приказывает не начальник базы флота, а военные. Да еще под расписку о неразглашении данных о грузе. Хотя в натуре и дураку ясно, что там в этих тяжеленных, огромных штампованных ящиках, с которых в тепле капает масло…

Через несколько дней - закрытое совещание с участием руководителей рыбацкого флота, капитанов судов, работников политотдела и военных. Гляжу на соседа - от виска до затылка шириной в ладонь прядь совершенно седых волос (шевелюра у него еще буйная, густая, а выглядит, как парик). Совещание короткое, четкое, как приказ, но в общих фразах и ничего конкретного. Разъяснения по каждому рейсу пообещали дать индивидуально. Домой идем вместе. Капитан угрюм, немногословен, весь напряжен до предела. У подъезда вдруг его прорывает.

- Лаврович, ты же все понимаешь. Что делать? Не хочу я остаток жизни провести в тюрьме. Вся ответственность на нас, капитанах, грузы оформляются не по международным правилам, а так, на авось - куда кривая вывезет.

Не зная, что сказать, пожимаю плечами:

- Терпи, Федя, со временем прояснится, - и жму ему руку на прощание.

Давно это все было. Сейчас, сквозь завесу времени, многое приоткрылось. Ну пошумели политики - наш Хрущев и ихний Кеннеди, поиграли друг перед другом ядерными бицепсами, навели страху на мир, а после договорились. Один пообещал вывезти с острова ракеты, другой - снять с него блокаду, дать официальное заявление о ненападении США на Кубу. Утверждают, что все происходило конфиденциально: встретились в ресторане два разведчика с нашей и той стороны и предложили такой вариант решения кризиса. В два часа ночи Хрущев открытм текстом отстучал Кеннеди: согласен, и мир соскочил с лезвия атомного “армрестлинга”.

Интересные истории, которые нашептывали потом балтийские рыбаки, когда ракеты и военное оборудование вывозились с острова. Причем факт их наличия был установлен, а время на разборку и упаковку установили самое минимальное. По-прежнему переживали только те, кто вез это “железо” обратно. У одних пропадал аппетит или расстраивался желудок, другие седели или лысели, но все браво заявляли: мы тоже не сидели сложа руки. Вот одна из таких баек, рассказанная мне знакомимыми моряками.

Транспортный рефрижератор с трюмами, забитыми рыбой и сахарным сырцом, на палубе которого - прямо на трюмных крышках - разместился “секретный груз” идет полным ходом на восток. Вдруг на горизонте вырисовываются в туманной дымке силуэты американских фрегатов. Они движутся неторопливо. Уже видны флаги международного свода. Штурман переводит: “Остановиться, досмотр”. У судна прямая связь с Москвой. Капитан докладывает обстановку, а оттуда команда: “Скорость не сбавлять, курс не менять. Вы в нейтральных водах, у вас надежный эскорт”. Фрегаты почти сходятся, оставляя рефрижератору между собой лишь узкий проход. Экипаж в растерянности: что делать? А столица продолжает вещать: “Выполняйте команду: осмотритесь по сторонам”.

Буквально в тот же момент за кормой рефрижератора вспучиваются воды Атлантики и на поверхность выныривают две субмарины. Прямо напротив американцев. И лениво покачиваются на волнах. Реакция “досмотрщиков” почти мгновенная: забыв о своей мощи и величии, фрегаты шустро разворачиваются и уходят, откуда пришли. На рефрижераторе гремит дружое “ура”. Подлодки нагоняют транспорт, моряки сбрасывают спасителям несколько ящиков с рыбой и те, немного отстав, долго еще сопровождают гордый такой честью рыбацкий перевозчик, всплывая у берегов в проливах. Почти вся команда на своих рабочих местах, уставшая, но страшно приободренная такой поддержкой, шутит по поводу недавнего происшествия. Только капитан, проведший у “прямого провода” с Москвой несколько суток, ходят, как лунатик, медленно и сонно. В таком же состоянии страмех. Но тот уже дремлет в машине в мягком кресле у телефона, а из радиорубки доносится храп со свистом. Старпом, штурмана, врач бродят по палубе с полузакрытыми глазами. Но вот на горизонте появился Балтийск и старпом по радио объявляет:

- поздравляю со счастливым возвращением в родные воды!

У всех отлегло от сердца: дома!

Не для всех прошло бесследно то лихое время. Мой сосед-капитан стал полным альбиносом, то есть белым. И не только на голове. А череп другого соседа - стармеха с тех пор напоминает коленку современной красавицы. Был чубастый мужик с черными волосами, а тут - такая метаморфоза, что сразу и не узнать…

В. ЩЕРБАНЬ,

г.Владивосток.

В июне в Санкт-Петербурге прошел международный симпозиум по проблеме сосудистых заболеваний головного мозга. В его работе участвовала и группа специалистов-невропатологов из Владивостока во главе с профессором медицинского университета С.Гуляевой. ОАО “Здоровье” холдинговой компании “Дальморепродукт” представлял на этом научном форуме невропатолог-нейроангиолог Ю.Доронин.

Мы беседуем с Юрием Васильевичем в его рабочем кабинете. Беспрестанно звонит телефон: люди интересуются, как попасть на прием, все ли сосудистые заболевания можно здесь лечить и диагностировать и во что это обойдется. В перерыве между звонками кое-что, разумеется, захотелось узнать и мне. Например, вот об этом кабинете, где мы ведем разговор и подобного которому, как считают знатоки, нет пока ни в городе, ни в крае, а возможно, и на Дальнем Востоке.

- Скажем так, - ответил Доронин, - обширные научные исследования и технологические демонстрации на симпозиуме подтвердили исключительную целесообразность созданного в АО “Здоровье” кабинета транскраниальной доплерографии. Ему немногим больше года, но за это время он стал известен во всех лечебных учреждениях Приморья. Невропатологи, нейрохирурги, специалисты сосудистого центра краевой больницы систематически направляют сюда на специальное исследование многих пациентов для точной инструментальной оценки состояния мозгового кровотока и целого рода жизненно важных артерий. Обследуются у нас пациенты с головными болями, головокружениями, нарушениями координации, начальными формами недостаточности мозгового кровообращения, инсультами и с прединсультными состояниями. Во многих случаях мы даем рекомендации по лечению и профилактике. Работники “Дальморепродукта” получают специализированное обследование и лечение практически бесплатно. Они совершенно правильно считают, что обследоваться надо в молодом возрасте, когда можно выявить самые начальные стадии атеросклероза.

- А какая в том необходимость, Юрий Васильевич? Ведь многие убеждены, что “склероз” неизбежен, рано или поздно он все равно заявит о себе.

- Во-первых, атеросклероз сегодня, если можно так сказать, молодеет. Описаны случаи этого заболевания даже и у детей-школьников. Во-вторых, приличное самочувствие человека не исключает наличия достаточно выраженных форм атеросклероза с сужением просвета мозговых или сонных артерий на тридцать или даже на 50 процентов. Последняя ситуация (сужение наполовину) является морфологической базой для инсультов и преходящих нарушений мозгового кровообращения. Конечно, каждому надо активно лечиться уже задолго до того, как запущенная болезнь поставит его перед фактом.

- Ну, а если такое все же произошло, что тогда делать больному?

- В этом случае необходимо выбрать комплекс лечебных мероприятий. Вариации здесь многообразные, вплоть до хирургического лечения. Но для этого нужно оценить состояние всех мозговых сосудов, эффективность мозгового кровотока в целом и его резервные возможности. Современное диагностическое оборудование плюс клинический опыт врача позволяют решать эту задачу. В Японии и США за последние десятилетия достигнуты впечатляющие успехи в профилактике инсультов. Во многом это связано с уровнем технического оснащения невропатологов и нейрохирургов. Если в России, например, число операций на мозговых и шейных артериях составляет несколько сотен в год, то в США - 80-100 тысяч. Чувствуете разницу? Эти и другие цифры наводят на большие размышления.

- По вашему мнению выходит, что самое важное для нашей медицины на нынешнем ее уровне не столько само лечение, сколько профилактика инсультов?

- В последние годы у нас в стране стали появляться сосудистые центры. Они смогут сделать многое. Но они “не поднимут” самую тяжелую задачу: широкое обследование всех нуждающихся. Для этого надо создать нейро-ангиологические лаборатории в поликлиниках и нейрологические в стационарах. Наш кабинет уже является такой мини-лабораторией, поскольку он располагает великолепным прибором. Этот прибор, транскраниальной доплерограф (”Пионер”-4040, фирмы ЕМЕ, Германия) - из разряда высококлассных - способен обеспечить работу не только поликлинического невропатолога, но и оперирующего на сосудах головного мозга специалиста. Такие кабинеты или лаборатории смогли бы реально заниматься профилактикой и частично - лечением нейрососудистых больных. Чтобы не возникало недоразумений, подчеркиваю: именно нейрососудистых, потому что, вы сами слышали, по телефону к нам обращаются с просьбой помочь и те, кто страдает сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мы же работаем только на сосудах головного мозга.

- А как можно попасть на обследование в ваш “кабинет-лабораторию”?

- Просто прийти в “Экватор” на берегу Амурского залива, где находится ОАО “Здоровье”. А лучше - предварительно мне позвонить по телефону 41-05-90, чтобы записаться на конкретное время приема. Оплата обследования редко превышает 150-200 тысяч рублей. Причем, повторяю, обследование работников “Дальморепродукта” производится бесплатно или со значительной скидкой (для членов семьи акционера ДМП). Так что, пожалуйста, приходите, постараемся вам помочь.

С нашим корреспондентом Ю. ВАСИЛЬЕВЫМ беседовал врач-невропатолог ОАО “Здоровье” Ю. ДОРОНИН.

Этого почтенных лет человека я время от времени встречал в Спортивной гавани. С палочкой, неспешным, трудновато дающимся шагом он подходил к кромке моря, раздевался и решительно, не ежась, ступал в воду. Шаг, другой - и это уже бывалый пловец!

Не раз хотелось с ним поговорить, да что-то удерживало - стеснялся.

Каково же было мое удивление, когда вдруг встретил его в кабинете генерального директора общества морского инженерного сервиса - “Далмис” - Николая Нескоромнюка.

- Знакомьтесь, - Анатолий Иванович Якименко, один из первых директоров “Далмиса”, - представил он мне его.

Собственно, “Далмису” как таковому по названию пошел седьмой год, а по сути - пятидесятый. Он не раз менял свое имя: “Рыбосудопроект”, Владивостокское отделение Ленинградского НИИ “Гипрорыбфлот”, проектный институт “Дальгипрорыбфлот”…

Не менял, однако, своей специальности - проектирования строительства, модернизации и ремонта судов рыбацкого флота.

Двадцать из этих пятидесяти лет у руля рыбацкого судопроекта в Приморье стоял Анатолий Иванович Якименко. Последние десять - Николай Федорович Нескромнюк. На долю остальных пяти директоров остается еще двадцать лет. А были среди них специалисты сильные. Не обижая остальных, назовем хотя бы Владимира Флориановича Старжинского, сменившего впоследствии пост генерального в “Гипрорыбфлоте” на аналогичный в Дальрыбе.

Директорствовать Якименко начал в 1952 году. Военная экономика переходила на мирный лад. Вопросы питания, прежде всего обеспечения населения белками, строго контролировались руководством страны. Лично отвечал за это дело секретарь ЦК КПСС Анастас Микоян.

Рыбацкий флот остро нуждался в пополнении. Надо было и новые суда строить, и переоборудовать транспортный флот - военный и гражданский.

- Интересное было время, - вспоминает Анатолий Иванович.

Оно торопило. Потому начали с переоборудования крупных транспортов в рыбоприемные и обрабатывающие базы для промысла в дальних районах - Охотском море, вокруг Сахалина и Курил, на Камчатке.

Определенным достижением стало переоборудование пароходов “Десна” и “Скала”, и по сегодняшним меркам солидных: 20 тысяч тонн водоизмещение, 150-160 метров - длина, до 300 человек экипажа.

- Были еще “Лайки” - американские небольшие суда постройки конца Первой мировой войны для плавания по Великим озерам (lake - озеро по-английски). Мы на этих “Лайках” специальную технику установили - для приемки сырца, его разделки, закатки, брикетированию, а также холодильные установки глубокой заморозки, дополнительные мощности судовых двигателей. И надо было подумать, как разместить людей.

Анатолий Иванович поначалу внушал мне опасения, что быстро устанет от разговора. И полагал я беседовать с ним не более получаса. Вышло же втрое больше. И на глазах он оживлялся, загорался воспоминаниями о трудном, дорогом прошлом.

- Прибрежный лов мы тоже не забывали. Первенцем “Судопроекта” стал МРС-80. Цифра - мощность главного двигателя в лошадиных силах. А мог МРС ловить рыбу кошельком, различными сетями, снюрреводом. Поэтому он быстро стал любимым в рыболовецких колхозах. Судно маленькое, ловкое, хорошо на воде себя ведет.

Проектировали и много различных барж, сухогрузных и наливных. Еще - МДСы, то есть деревянные сейнеры, МЧСы и опять МДСы, то-бишь - черноморские и дальневосточные. Но они как-то не прижились.

Анатолий Иванович считает, что эффект колоссальных уловов в дальних экспедициях снизил, и резко, заинтересованность в прибрежном промысле. Привело это к сегодняшнему недолову рыбы, вызванному истощением ее запасов, исчезновением некоторых видов. Изменилось и само понятие экономической эффективности работы рыбной отрасли. Последовал крах прибрежных поселков. И принятая недавно “Программа развития прибрежного рыболовства”, по мнению Якименки - это хорошо забытое старое.

- А не растратили ли умение, опыт наши конструкторы?

- Думаю, нет. Заказов у нас было много. Это и увеличение хода, и экономия топлива, и техническое совершенствование, обновление орудий лова. Перероборудованные в мощные базы транспорты стали прототипами новых плавзаводов. К нам во Владивосток приезжали специалисты из центра страны, изучали проектную документацию, беседовали с нашими специалистами…

- Встречаетесь с ветеранами, своими коллегами?

- Да, хотя и нечасто. Изредко вижу Марину Юрьевну Дейнар. Очень толковый специалист, умная, обаятельная женщина. Возглавляла очень ответственный отдел мореходных качеств - остойчивость судов, плавучесть, непотопляемость. Сегодня эту работу продолжает Николай Турменко, тоже один, скажу я вам, из корифеев.

Анатолий Иванович вспоминает добрым словом своих коллег: Анатолия Лаврова, ставшего потом директором Дальзавода, главного инженера Бориса Ефимова, конструктора Дмитрия Слинько… Первых директоров “Рыбосудопроекта” Василия Ивановича Коляду и Всеволода Сигизмундовича Ржечицкого. Увы, о многих осталась только память…

Начиная нашу беседу, я грешным делом предполагал, что Якименко из командиров производства - выдвиженцев “от станка” двадцатых-тридцатых годов. Только думалось, что труд конструктора-кораблестроителя все-таки специален и требует больших знаний. Анатолий Иванович всей своей инженерной биографией подтвердил такие мои мысли.

Родился во Владивостоке. Закончил школу второй ступени (по тем временам знания она давала во всяком случае не меньшие, чем сегодняшняя десятилетка). Затем учился в ФЗУ при Первореченском локомотивном депо. Слесарил на станции Ин за Хабаровском. Поездив по России до Новосибирска, Первоуральска и Перми, добрался, наконец, до Батума. Была, само собой, и армейская служба.

Учебу твердо решил не оставлять, поступил в Ленинградский кораблестроительный институт.

Началась война. Институт, как и промышленные предприятия, и музейные ценности, “разъехались” по стране. Семь студентов-корабелов в конце концов оказались в Дальневосточном политехническом институте. Они-то и стали ядром только что созданного здесь кораблестроительного факультета. Его Якименко окончил с отличием.

Всего девять лет понадобилось ему, чтобы пройти путь от производителя работ на судоремонте в Петропавловске-Камчатском до директора “Рыбосудопроекта” во Владивостоке.

Спрашиваю, не забывают ли их, ветеранов, в “Далмисе”.

- Да нет, приглашают, с праздниками поздравляют. При случае и помогают. И подарки бывают, и кое-что конверте… Собираемся, былое вспоминаем. И стол не пустует.

- Спрашиваете, чем сейчас занимаюсь?.. Домашними, в основном, делами. Обед могу приготовить. Причем, неплохо. Много читаю. Толстые журналы люблю. Недавно в третий или четвертый раз перечитал “Войну и мир”. Еще - музыку. Особенно басовые оперные партии, Шаляпина в первую очередь.

***

Завтра, 2 августа, Анатолию Ивановичу исполняется 85 лет. Накануне его поздравил генеральный директор “Далмиса” Николай Нескоромнюк, преемник конструктора-ветерана. Заехал к своему старшему коллеге домой, не без подарка, разумеется…

А сам юбиляр собирается завтра непременно поплавать в Спортивной гавани. Как он говорит, “разными стилями, чтобы меньше уставать, и - не менее получаса - для бодрости”.

Г. ОРЛОВСКИЙ.

В прошлом номере “РП” мы сообщали, что бывшие юнги “огненных рейсов” отмечены медалью Ушакова. Она была учреждена в марте 1944 года и не так уж много моряков в военные годы удостоились медали имени славного адмирала. Во всяком случае сегодня - это один из фронтовых раритетов. Сам Федор Федорович закончил морской кадетский корпус, и вот теперь его медалью награждены пацаны военных лет без особой (или никакой) морской выучки.

Вспомнили о них через 52 года. Почему вдруг? Кто-то добивался, наверно, искал справедливости… Знаю только, что сами юнги вряд ли суетились. Сейчас они, в основном, конечно, пенсионеры, медаль для них всего лишь как сотресение памяти. Это, скорее, напоминание нынешним ровесникам их “огненной” юности. Поймут ли только?

Среди многочисленных фамилий из президентского указа есть те, что известны в “Дальморепродукте”, как говорится, “наши ребята”. Публикуем их с указанием последней должности перед уходом на пенсию.

Коваленко Владимир Григорьевич - капитан, Коваленко Владимир Максимович - газоэлектросварщик базы техобслуживания (БТО) “Одесса”, Скрипкин Иван Николаевич - гарпунер, Шляпников Анатолий Николаевич - судовой электромеханик, Якушев Андрей Степанович - судовой электромеханик.

К сожалению, в Указе приводятся только фамилии, без упоминания места работы. Есть, конечно, и кто-то еще из рыбаков. Надеюсь, откликнутся если не они, то их бывшие руководители. И мы эти фамилии “медаленосцев” опубликуем.

А вот еще одного юнгу мы установили по знакомству. Это - Лев Николаевич Князев. Писатель. Поздравляем, Лев Николаевич.

Е. НИКОЛАЕВ.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com