Всегда свежие новости
 СУДА
Увлекательный тур-путешествие по Татарстану от http://tokzn.ru по привлекательной цене в Казани

В будущий четверг, 7 августа, во Владивостоке открывается первая международная выставка “Судоходство, порты, судостроение и освоение шельфа в Дальневосточном регионе”.

Судоходные компании, порты, судостроительные и ремонтные заводы, научно-технические организации Дальнего Востока и зарубежья свое участие в выставке связывают с перспективой долговременного и взаимовыгодного сотрудничества по созданию благоприятных условий интеграции Приморья и всего Дальнего Востока в экономику Азиатско-Тихоокеанского региона.

Тематика выставки достаточно разнообразна. Это организация морских и интермодальных перевозок, их новые технологии, инвестиционные проекты портового строительства, машины и оборудование по переработке рыбы и морепродуктов, грузовые и рыболовные суда, скоростные и маломерные суда для коммерческих целей, туризма и спорта, установки и оборудование, продукция судостроения и судоремонта, средства экологической защиты.

Выставка пройдет в павильоне “Приморье-Экспо” администрации Приморского края, на акватории Амурского залива и бухты Золотой Рог, с 7 по 10 августа. Время экспозиции - с 10 до 18 часов.

Г. ОРСКИЙ.

В 1970 году журнал “Новый мир” (это был последний год редакторства А.Т.Твардовского) опубликовал роман Г.Владимова “Три минуты молчания”. Впрочем, в то время никакой другой журнал в стране и не решился бы на эту публикацию. Скандальный, наделавший много шума роман был посвящен рыбакам Атлантики. В декабре этого года в “Новом мире”, спустя десятилетия, появится еще одна вещь о рыбаках - очерк приморского писателя Б.Мисюка о холдинговой компании “Дальморепродукт”. Сам Борис отдал морю и “рыбалке” 25 лет жизни.

Предлагаем читателям “РП” сокращенный вариант будущей “новомировской” публикации.
КТО В ДОМЕ ХОЗЯИН?!

Сайровая путина у Южных Курил. Из горла островной бухты гуськом на закат потянулись колхозные сейнера. Все как один чернокорпусные, с ландышами люстр по бортам. “Ночная жемчужина”, как назвали сайру поэты, ловится на яркий свет. Огромное, как на древних гравюрах, солнце торжественно, медленно погружается в море. Но едва море ухватилось за солнце, как оно быстро-быстро стало тонуть, и в считанные минуты на его месте остался лишь оранжево-алый пар. А еще минут через десять поползли откуда ни возьмись, как лазутчики, туманы, тучи, сумрак по горизонту.

Наутро разыгралась непогода, и “черная сотня”, едва успев выбрать полупустые сайровые ловушки, обратным порядком втянулась в горло спасительной бухты. Гигантам-плавзаводам и шторм нипочем. Особенно тут, с подветренной стороны острова, где и бросили якоря эти сиятельные плавучие созвездия, битком набитые скрежещуми железом транспортеров, конвейеров, лифтов, рыбомоек, разделочных и укладочных автоматов. Полтыщи народу на каждом, им работу подавай, заработок: “Мы сюда - не за туманом…”

Рядом, рука об руку, с сайровой идет и скумбрийная путина. Большие автономные траулеры-морозильщики, БАТМы всепогодные, огромными тралами (до километра периметр раскрытия!) процеживают океан, набивая свои бездонные трюмы готовой продукцией - свежемороженой синеспинкой-скумбрией в картонных ящиках по 35 килограммов. Трюмы у них в трехэтажный дом, а забиваются быстро. А транспортов-перегрузчиков в экспедиции, как всегда, не хватает. А экипаж - сотня человек - ропщет: перегруз давай, заработок теряем…

На таких больших судах, как плавзаводы и БАТМы, стоят на мостиках не просто капитаны, а - капитаны-директоры. Головы у них, соответственно, побольше. Вот и додумались они до обоюдно выгодного промыслового цикла: БАТМ в штормовые, непромысловые для сайровиков дни швартуется к плавзаводу, сдает ему мороженую скумбрию и тут же мчит на лов, а завод пашет и пышет паром, вырабатывая консервы уже из синеспинки. Все довольны.

В такие дни на палубах плавзаводов приемные бригады работают с полной нагрузкой: моряки, стоя на решетках вдоль транспортеров, “дербанят” ящики со скумбрией, бросают блоки мороженой рыбы в приемные бункеры, заливая водой - на дефростацию-разморозку: а картонную упаковку, возвращая из объемного вида в плоский, складывают отдельно. Притом аккуратно складывают, стараясь не порвать, не намочить. Ну да, сложил один коробок - рупь шестьдесят сэкономил Родине. Да и сам заработал пять копеек. Сотню сложил - пять целковых получи!..

Было это где-то году в восьмидесятом, цены поэтому называю тогдашние. Короче говоря, приемщики на плавзаводах стали зарабатывать помногу, чуть ли не капитан-директорскую зарплату получали. Ну и, как говорится, “задавила жаба” бухгалтеров, которых на каждом плавзаводе тогда сидело аж двенадцать человек в просторной бухгалтерии, а главбух так и в отдельном кабинете, плюс каюты у многих отдельные. И пошла писать губерния! Да ведь какая губерния, плавучая. То есть шпарила сплошь радиограммы, “простыни” на языке радистов, каждая бедняге оператору - на час морзянкой. Писк стоял в эфире - что в мышином царстве: пи-пи-пи, пираты-пи-риемщики по пи-тьсот ру-пи-й запилюливают на гофтаре, пизобразие, пи-пи-пи!.. И пи-ри-пи-ска эта с месяц шла: главбухи писали центрбуху, а тот циркуляром им, на все плавбазы. И прилетела в море в конце концов черная “простыня” с новыми расценками: матросам-приемщикам за 100(сто) комплектов гофрированной тары платить не 5 рублей, а 59 копеек. И - все!..

На палубах плавзаводов забила жизнь уже не родниковым ключом, а гаечным, злым. Матросы, не церемонясь, рвали картонные ящики, в два коротких приема швыряя рыбу в бункер, а картон под ноги. Вот так гофтара перестала быть оборотной и превратилась в мусор. И в мусор ведь не простой, а вот такой - Мусор. Посчитайте, если хотите, сами: суточный прием одного только плавзавода - 200 тонн рыбы, это пять с половиной тысяч картонных ящкиов, каждый весом что-то около килограмма.

В те годы уже начала действовать международная конвенция о борьбе с загрязнением моря, и на всех судах устанавливали печи для сжигания мусора. Ну какого мусора - бытового, конечно, пипифакса там всякого. Кто ж рассчитывал на тонны картона? И печи раскалялись добела, прогорали и сгорали, не справляясь с картонными завалами, сопками, эверестами. Куда девать эти эвересты, растущие на палубе не по дням, а по часам? Ясно куда - за борт! Конвенция? Да пошла она! Тут работать надо…

Помню, с боцманом плавзавода “Андрей Захаров” мы как-то в конце путины подсчитали, сколько он со своими моряками вывалил за борт этой рваной гофтары. Подсчитали и ужаснулись: триста тонн! Умножать на дюжину плавзаводов, работавших там, в районе Южных Курил, просто уже невмоготу было…

Целый год посылал я с промысла “острые сигналы” в краевую газету: о готовой продукции, пропадающей в трюмах плавбаз и плавзаводов из-за нехватки транспортов, о безответственности экспедиционного штаба, чья полупьяная распорядительность то и дело приводила к тому, что рыбаки залавливались как раз тогда, когда базы и заводы не в состоянии были принимать рыбу, ну и в результате сотнями тонн ее вываливали за борт. Рыбу - не картон! Но ни один из десятка “сигналов” так и не был напечатан. Отчаявшись, я накатал огромную статью, выпалив залпом все рыбацкие проблемы, уснастил каждую кричащими фактами и отправил в Москву, в газету “Труд”. Через месяц напечатали… “реплику”: о той самой гофтаре, которую сжигают (не выбрасывают в море, о, нет!) вместо того, чтобы отправлять в макулатуру. Прочитав, я вспомнил “японскую маму”, в чьей экономической зоне в том числе творили мы все эти безобразия. С ноготь проблема, стонал я, мелкий пример великой нашей бесхозяйственности, всесоюзного образца. Но “реплика” наделала шороху: газета-то центральная. В те годы каждое слово ее имело вес. И вот Минрыбхоз обязал капитанов транспортных судов брать с плавзаводов макулатурный картон… Боже мой, бедные транспорта и с рыбой-то не справлялись - мороженой, соленой, той самой готовой к употреблению продукцией, что пропадала по срокам хранения. Автора “реплики” рыбаки готовы были убить: сучий потрох, дескать, дешевка, из-за гонорара… Да, о бухгалтерах забыли, о Минрыбхозе не думали…

Тысячи чиновников из контор баз флотов, “рыбпромов” “Дальрыбы” и министерства, сидевших на дубленой рыбацкой шее, вынуждены были сменить работу и, неплохо в большинстве пристроившись, теперь громче других вопят при каждом удобном случае о безработице. Видный экономист и писатель-публицист Николай Шмелев отвечает им: “Безработица - это наследство, полученное от большевиков: каждый третий работающий был у нас лишний. Сама технология его не требовала, на рабочем месте его держал советский собес”. Прирастали к “советскому собесу” и кормушкам так, что и за десять лет не отвыкнуть.

Страна, в которой мы живем… Бедная страна? Богатая\? Несчастная? Счастливая?.. На все эти и многие другие вопросы в том же духе можно ответить - вот что диво - утвердительно. У нас рождаются идеи, каким ни за что не родиться нигде “за бугром”, а то, что родилось там и принято всем человечеством, ну никак не приживется у нас. Страна дураков? Многие, очень многие в последние годы именно так считают. А Тальков, помните, пел о “стране не дураков, а гениев”. Буратинами нас дразнят и просто баранами. И поделом. И зазря, несправедливо. Как почти всегда несправедливы бывают взрослые по отношению к детям, не понимая их добрых порывов, конечно, наивных, но невинных и милых. Да, мы тоже хотим, чтоб у нас не серые коробки стояли, а ослепительные архитектурные шедевры стремились в небо, чтобы дороги были из гладкого, как мрамор, бетона, а тротуары, вымытые шампунем, отражали солнце, чтобы законы наши были умными, как в америках, а реки и моря чисты, как в австралиях. Да, мы знаем, что в европах уважительно относятся к старости. И вот у нас тоже появляется такая институция - Пенсионный фонд. По задумке, добрая-предобрая, призванная сделать осень миллионов россиян золотой осенью. Да, именно так!..

Увы, в стране, в которой мы живем, самую золотую, самую добрую идею развернуть на сто восемьдесят градусов и превратить в прямую противоположность ну ничего не стоит. Как говорит мой друг: что два пальца - об асфальт. Это называется по-ученому п р о ф а н а ц и е й. И в этом деле мы преуспели больше других, может быть, даже вместе взятых.

Пенсионный фонд в нашей стране очень быстро расправил богатырские плечи, как в сказке, поднатужился-понапружился и легко понес на тех плечах неподъемные да безразмерные сейфы-проглоты. В одном из них недавно довелось побывать мне, автору этих строк. Мы зашли туда с приятелем к нашему общему знакомому. Это было в канун Нового года. На улицах торговали елками по “полтиннику”, т.е. по пятьдесят тысяч, а в “элитных шопах” продавались чудеса заморские - то ли японские, то ли южно-корейские венки-икебаны, сплетенные из ослепительно зеленой хвои, перевитой атласными лентами. Заморские изделия, надо признать, произведены были с ювелирным мастерством, но и цена у них также была вполне ювелирной. Мраморно-метлахский и Бог знает какой там еще холл Примсоцбанка, детища Пенсионного фонда, буквально унизан был этими рождественскими венками. На стенах, увешанных и другими украшениями, они не умещались, а потому несколько венков как-то приклеили и к потолку. Приятель мой, язва еще та, обвел восторженно-сардоническим взглядом сие развратное великолепие и тихо так молвил:

- Теперь понятно, почему старики месяцами пенсию не получают…

Портупейно-элитная охрана, мне показалось, скосила в нашу сторону недреманое око.

Прошло больше двух месяцев, растаял снег, о новогодних делах, естественно, все уже позабыли, а я неожиданно вот вспомнил про те венки-икебаны. Вспомнил как-то утром, завтракая на кухне и слушая, как водится, вполуха радио. Приморские то были новости, у кого-то из служащих Примсоцбанка корреспондент брал интервью, служащий скромно хвастал достижениями, сетовал на неплатежи и вдруг заявил, что Примсоцбанк намерен в самом скором времени объявить холдинговую компанию “Дальморепродукт” банкротом…

Ошеломить - это значит рубануть мечом или дубинкой по медному либо железному шлему-шелому. Представьте себе на миг самочувствие бедняги, на голову которого надет был тот шлем, и вы меня поймете. Отдав морю двадцать пять лет жизни и проработав не на одном плавзаводе “Дальморепродукта”, я был действительно ошеломлен. Поплыли перед глазами венки с потолка Примсоцбанка, в ушах прозвучал Шопен, сжалось сердце…

Грудной младенец, несмышленыш еще Примсоцбанк и - океанский богатырь-ветеран “Дальморепродукт”… Боже мой, шевельнулись в голове траурные мысли, да-да, так бывает, увы: младенец, рождаясь, невольно убивает мать, закон отрицания отрицания… Но все-таки, как же так, а?.. Ведь это же действительно великан рыбной промышленности, вот уж кто в самом деле есть Финансист-Титан-Стоик, махина, многотысячный коллектив, первейший на Дальнем Востоке судовладелец с богатейшей и славной историей…

Это было без малого 70 лет назад. Советская команда в японском порту Осака 15 марта 1928 года подняла советский флаг на мачте первого крабоконсервного плавзавода, с прямотой и непосредственностью названного “ПЕРВЫЙ КРАБОЛОВ”. Это был переоборудованный японский пароход “Тайя-мару” 1913 года постройки, купленный за 350 тысяч полновесных тогда рублей. Капитаном “Первого краболова” стал Александр Дудник, а директором плавучего завода - Александр Сурков.

Через две недели “Первый краболов” вошел в порт Владивосток. Краевая газета 30 марта 1928 года писала:

“Первый краболов” - крупное судно длиной более 44 сажен (порядка 95 метров), поднимающее 2750 тонн груза. Это первое специальное краболовное судно. Он оборудован американскими машинами, работающими частью электричеством, частью паровой энергией. Помещения для команды и рабочих благоустроены. Производительность “Первого краболова” - 400 ящиков в сутки. В первый год намечена выработка 25 тысяч ящиков консервов. Это средняя цифра выработки и японских заводов в хороших крабовых районах.

Весь обслуживающий штат на “Первом краболове” - японцы, как знающие это дело… Судно-завод готово к выходу в море. На нем восемь подъемных мотоботов длиною в 45 футов (ок.14 м). Впереди краболова пойдет разведчиком моторный катер, отыщет район и установит сети”.

Крабовая путина 1928 года стала мощной запевкой первой пятилетки 1929-1932 годов. Японцы сразу оценили высокое качество советских консервов, пошедших на экспорт стопроцентно. И уже в следующем году стали сворачивать промысел у берегов Камчатки.

Александр Дудник, великий наш первопроходец, поднявший флаг на “Первом краболове”, в 1931-м взошел на мостик первой советской китобойной флотилии “Алеут”. И это все тоже страницы славной истории Дальгосрыбтреста-Дальморепродукта.

Весной 1929-го во Владивосток пришли еще два плавзавода - “Второй краболов” и “Третий краболов” - и тут же отвалили на промысел. На каждом из них не хватало по сотне ловцов и обработчиков: японцы саботировали вербовку. Русским ребятам пришлось ворочать за четверых. Очевидец описывает их работу так:

“Волна наддает, кавасаки (мотобот) дыбится и в пенистых брызгах, разрезая покатывающиеся гребни, под стук мотора все дальше и дальше уходит в нахмуренную даль…

Сварено. Клетка со сваренными, красными дымящимися крабами выхватывается из котла и опускается за борт на глубину трех-четырех метров для охлаждения… Через 7-8 минут тросы взмывают клетку над палубой, варщики длинными крючками выбирают задвижку у дна, и поток крабов вываливается на растущую кучу уже разрываемого нога от ноги полусырца. Клешни обламываются в отдельные корзиночки. Дальше вся эта груда ног подносится в корзинах к двум столам разделки, где 40-50 человек вырезают особыми ножницами мясо и рубят ножами членистые ножки, из которых вытряхальщицы выбрасывают мясо, рассортировывая его по величине кусков в разные корзиночки. Мясо промывается в деревянных банках в чистой холодной морской воде и спускается вниз - в завод…”

Вы обратили внимание - все вручную. Механизация очень медленно шла на флот. В середине 70-х на одном из современных уже плавзаводов мне посчастливилось встретить флагманского хирурга “Дальморепродукта” Евгения Шевченко, который обнародывал еще более впечатляющие детали тех далеких путин, тридцатых-пятидесятых годов. Крабьи конечности рубили по суставам широкими тяжелыми ножами-секачами. Притом, рубили быстро, пулеметно. А вот кто такие вытряхальщицы: вытряска мяса из панцирных обрубков - это настоящая клоунада (со стороны глядючи), трясли и в воздухе, и выбивали о деревянные длинные выбивочные столы. Вырезка так называемых “розочек” (суставов), рубка, вытряска - единый, цепной процесс, по тройкам стояли - под брезентовым тентом на верхней палубе, и называлось это: цех разделки. Тройки срабатывались, меняя друг друга на процессах, когда мешали жить кровавые мозоли от ножниц, раны от секача и тендовагинит рук (предплечий) у вытряхальщиц. Для непосвященных: тендовагинит - это воспаление сухожильных “чехлов” суставов. Сухожилия и мышцы растягивались и воспалялись оттого, что пот проникал меж сухожилий и мыщц!..

У садоводов и огородников горячая пора - сбор ягод, плодов, овощей. И если вы воспользовались нашими весенними рекомендациями и “забили” в меню своих зеленых питомцев чудо-удобрение “Фермвей”, то сегодня они наверняка отблагодарили вас отменным экологически чистым урожаем. Однако, почевать на лаврах некогда. Ведь именно сейчас решается вопрос, порадуют ли вас ваши сотки в будущем году.

В августе на плодово-ягодных растениях продолжается закладка плодовых почек урожая-98. А посему сразу же после сбора плодов и ягод нужно произвести глубокое рыхление почвы, удалить сорники и осуществить подкормку, тем более, что у всех плодовых и ягодных в последний месяц лета начинается вторая волна роста корней. И здесь мы вновь обращаем ваше внимание на удобрение “Фермвей”. Мало того, что оно содержит азот, фосфор и калий в гораздо больших количествах, чем, например, навоз, “Фермвей” благодаря содержанию солей гуминовых кислот, улучшает физические свойства почвы и стимулирует рост растений и их устойчивость к заболеваниям. Технология его внесения в почву схожа с использованием любого органического удобрения. Подкормка плодово-ягодных культур производится из расчета 0,5-2 кг “Фермвея” на 1 кв. метр.

В эти дни пора готовить почву для свежих посадок земляники. При перекопке на каждый квадратный метр будущей грядки следует внести до 2 кг органики. Какой? Конечно же “Фермвея”. Ведь кроме уникального состава к его плюсам следует отнести отсутствие неприятного запаха при применении и полнейшая чистота продукта от семян сорников. Словом, желающие видеть свои посадки сильными и здоровыми подчуйте их почаще “Фермвеем”.

Приобрести его можно по прежнему адресу: г.Владивосток, Русская, 65 у фирмы-производителя “Кэрол”. Тел.: 32-62-94 и 32-77-05. Не скупитесь на покупку этого замечательного удобрения и ваши грядки отплатят вам сторицей.

Ваш ПЕТРОВИЧ.

В минувший вторник в “Дальморепродукте” был большой праздник - состоялась торжественная сдача в эксплуатацию нового 60-квартирного жилого дома. Символический ключ от него строители холдинга вручили капитан-директору плавбазы “Всеволод Сибирцев” Борису Степановичу Журию.

Почему именно ему? Дело в том, что дом построен по его инициативе на средства шестидесяти членов экипажа, семьи которых и будут в нем жить. Обошелся он в общей сложности в 4,6 млрд. рублей. А жильцам квартиры встали в сумму, по нынешним временам символическую - двухкомнатная, к примеру, в 44 млн. рублей, которые к тому же вносились частями в течение четырех лет, пока шло строительство.

И опять вопрос: откуда такая дешевизна? Ответ: часть денег на строительство внесло руководство плавбазы из фонда социального развития, стоимость земли, проектных и благоустроительных работ оплатил холдинг. Генеральный директор Ю.Г.Диденко лично курировал строительство от “нуля” до отделки.

- Пример плавбазы “Всеволод Сибирцев” - отличный урок для всех других коллективов, - подчеркнул он на торжестве. - Это прекрасно, что когда ушел в прошлое бесплатный “соцкультбыт”, есть такие люди, как капитан-директор “Сибирцева”, думающий о людях, ведущих их к пониманию, что сегодня как никогда раньше они сами кузнецы своего счастья.

Право “выковать” себе жилье в новом доме получили лучшие члены коллектива плавбазы. “Вс.Сибирцев”, кстати сказать - лучшая в холдинге, работает отменно, и люди здесь зарабатывают весьма прилично. Потому транспарант “Что нам стоит дом построить”, висящий на новостройке, не просто присловица, а констатация факта.

Между прочим, и неологизм “Домморепродукт”, вынесенный в заголовок этой заметки,, придуман не в редакции, а списан с другого транспаранта - и тоже соответствует действительности: ни одно другое рыбацкое предприятие края не строит столько жилья для своих людей, как ДМП.

Прецедент охотоморского “бублика”, кажется, не получит продолжения. Совет Федерации ратифицировал Соглашение об осуществлении положений Конвенции ООН по морскому праву. Этот документ закрепляет особые права прибрежного государства, располагающего юрисдикцией и суверенными правами над районами, которые полностью окружают районы открытого моря. Соглашение подписали уже 59 и ратифицировали 12 стран, в том числе США. Так что от “бублика” теперь можем откусить только мы сами. Осторожно, конечно, чтобы зубы не сломать.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com