Всегда свежие новости
 СУДА
Pokerstars на реальные деньги можно здесь скачать.

Можно ли не любить Михаила Жванецкого? Можно. Человек он насмешливый и нелицеприятный. И все больше не в упор, а с подковыркой, так что сразу и не сообразишь: то ли комплимент, то ли издевка. Но зато - талант, даже самые явные недруги его это признают. А еще - умен, что не при всяком таланте случается. И мудр. А посему вспомним Омара Хайяма:

Связавшись с дураком, не оберешься срама,

Поэтому совет ты выслушай Хайяма:

Яд, мудрецом тебе предложенный, прими.

Из рук же дурака не принимай бальзама.

Ну что ж, примем толику яда от Жванецкого?

- Михаил Михайлович, когда мы по телефону договаривались с вами о встрече, вы сказали, что не любите интервью по поводу прошедшего года. Собственно, почему?

- Да потому, что я был уверен, что вы с этим вопросом едете. С этим вопросом все едут. Полчища журналистов едут с вопросом: каким и чем был для вас 96-й год?

- Надоело отвечать?

- Конечно. Комсомольский, знаете ли, вопрос. Хотя против комсомольцев я ничего не имею. Мы еще тогда оценивали молодых комсомольских вождей: это были крепкие ребята. Сейчас они возглавляют банки, и не только банки. И ведь они в банкиры не из блатных пришли, они из комсомольцев. Они не пришли из уголовного мира, путать не надо. Потом они уже могли сраститься. Но пришли они именно из комсомола. Молодые, крепкие, без моральных обязательств, без тормозов, им не нужно преодолевать препятствия в виде воспитания. Все это молодые ребята, они сейчас уже чуть-чуть постарели, но остался комсомольский огонек. Я поэтому всегда за это дело благодарю всех вождей комсомола: Тяжельникова и других. Они воспитали. Я иронически немножко.

- Ирония в вашем голосе весьма ощутима.

- Я думаю, то, что я вам сейчас скажу, то, что будет напечатано, интеллигенция не прочтет. Прочтут ребята (если прочтут), они будут искать в моих словах мои воспоминания о встречах с женщинами, мои достижения, особенно эти слова, что я ушел из большого секса. Но я по-прежнему сохраняю в этом если не чистоту, то какую-то закрытость.

Я же должен видеть поле, на котором сейчас происходит… даже не битва, а скачки. Вообще мне кажется, что наша свобода - конская такая. Табун сорвался с места и помчался. По дороге затопчет любого. Спроси у вожака- куда, он ответит: а хрен его знает. Я спрошу: а этих ты знаешь, которые за тобой? Не знает. Они все промчались направо с диким топотом, все промчались налево, и осталось то, что остается от табуна. Вот это такая свобода: где могут затоптать, где все помчались, помчались, помчались, ветер развевает гривы… Вот такая сейчас у нас свобода, чисто конская: топот, шум, гам. Но все-таки это свобода. Все-таки это лучше, чем перемещение в казарме или на привязи. Это все равно лучше. Но вот это количество, оставшееся после табуна, вот этого всего, и маршруты неизвестные, по которым перемещается весь этот табун, - вот это для меня загадка.

- Вам не кажется, что эта самая конская свобода сейчас неизбежна?

- Да, кажется, что неизбежна. Мне так же кажется, как и вам. Мы же всю жизнь говорили друг другу: подождем. Вот еще немножко подождем. 70 лет, и так и непонятно: мы были правы или мы будем правы? Вот это я не знаю до сих пор. Нам все время говорили, 80 лет говорили: будет хорошо. Но сейчас, когда я говорю: будет хорошо, - я, кажется, впервые ощущаю, что действительно будет хорошо. Но по-прежнему не есть хорошо, а будет хорошо. Вот так мы и живем уже столько тысяч лет! Все время будет хорошо и будет. А оно не есть. Но сейчас… Ну, жалко, конечно, затоптанных, жалко людей, которые не могут мчаться в составе этого табуна. Жалко тех, кто спрашивает: куда? И ни вожак не может ответить, ни те, кто за ним. Он их не знает, и они вожака не знают. Я под вожаком имею в виду все наши объяснения. Мы ничего не можем объяснить, а людям требуются объяснения. Если мы с вами умнее других, то нам надо объяснить! Хотя бы, что мы сейчас не можем объяснить. Хотя бы это пока сказать. Между прочим, тому же Чубайсу, человеку очень умному, который поворачивает страну руками. Ему нужно объяснить, что он сейчас делает. Каждую минуту нужно объяснять.

- Поймут ли?

- Да. Вы смотрите, все-таки уже третий раз голосуют за Ельцина. Все-таки поймут. Это же мы. То ли мчимся поперек, то ли назад, но мы на правильном пути. Мы вертимся на нем, и сидим по горло в… и бежим кругами, но - на правильном пути.

- Откуда у вас такая уверенность?

- Да потому что от коммунизма путь может быть только правильным. От него.

- Куда бы ни было?

- Куда бы ни было, в любую сторону. Тем более - стихия. Стихия всегда приводит к правильности. Хор не может петь фальшиво. Если поют тысячи людей, вы услышите нормальное пение.

- Не отсюда ли весьма распространенное убеждение в том, что большинство всегда право, поскольку оно всегда поет правильно. Но вы же знаете, что это не так: в глобальных вопросах именно меньшинство чаще всего оказывается правым. Да та же интеллигенция, которая всегда в меньшинстве.

- Возможно. Но я в данном случае говорю о стихии строительства жизни. Демократия и свобода, которые строятся людьми, всегда строятся правильно. А меньшинство должно среди поросли прокладывать дорожки и аллеи, должно заборы ставить в виде законов. Интеллигенция должна поставить эти законы в виде заборов, тропинок, всяких ограждений.

- Законы готовит Дума. Много ли там интеллигентов?

- Я же не говорю, что Дума. Я говорю, что законы должна готовить интеллигенция.

- Тогда Дума должна поголовно состоять из интеллигентов. Но ведь этого нет и не будет.

- Конечно. Это мы уже говорим о нашей сегодняшней жизни, об этой конской свободе, об этом бардаке. Разве я не вижу, кто там в Думе? И то, я думаю, они постепенно приобретают какую-то квалификацию. Я, например, очень сейчас доволен коммунистической партией. Удивительно, как они преобразовались, как они тихо стали поддерживать, как они стали голосовать “за”. Они даже играют сейчас какую-то такую положительную роль. Я ими доволен.

- А они вами?

- Я не интересовался. Я когда их вижу, сразу все вспоминаю… А что касается Думы, то мне кажется, что там собрались те непрофессионалы и неудачники, которые там должны быть. Это их место. Они не могут быть министрами, не могут руководить воинскими частями, спасательными службами, не могут тушить пожары, заниматься снабжением крупных заводов. Они не могут - они не профессионалы. А в Думе они должны ставить вопросы, они должны обижаться, стучать кулаками, вспыливать, вспыхивать, должны возражать. Вот непрофессионалы - это чувствуется по всему, по любому выступлению, по внешней политике, по внутренней. Но вот это тот самый плач и стон, те слова, которые должны сопровождать любые движения правительства. Движения под стон, под вскрик… Вы знаете, вот так за окном: вдруг гул мотора, стук, вскрик. Гул мотора - это правительство, а вскрик и блямц, и бамц - это Дума.

Все образуется, как это ни странно. Если б только платили зарплату! Только б честно с людьми обращались! Хотя я сам не знаю, что делать с шахтерами. Если уголь нужен, столько угля. Я сомневаюсь. Это все шло на танки, если столько танков не нужно. Я сам не знаю, куда деть этих умных, несчастных людей, которые умеют делать танковую броню. Я был в Нижнем Тагиле, так там броню катает паровая машина, снятая с крейсера 1914 года. Вот за что мы боремся - за сохранение военного комплекса: паровая машина 14-го года. До сих пор работает! И катает броневой лист, приводит в движение стан. Это можно понять. Мы же видим, как это все горит, воспламеняется и разрушается при стычках даже со своими же чеченцами. Мы давно знали, что танки эти - большое дерьмо.

А еще мне кажется, что мы живем сейчас в такое время, когда то, что нужно людям, производится. Бензин. Хлеб. Молоко. Табак. Производится либо закупается. Мы ведь трудностей не ощущаем. Мы ощущаем загадку, когда шахтеры бастуют. Уголь: мы не знаем, нужен он нам или нет. Тут загадка. Броневой лист: не знаем, нужен он или нет. Опять загадка. А вот там, где нужен бензин, он всегда есть. И всегда будет, потому что есть на него спрос. Обычный человеческий спрос. Яблоки будут. Масло будет. Либо здесь, либо купим, потому что деньги стали человеческими.

- Михаил Михайлович, вы часто бываете на периферии?

- Часто.

- Если отъехать сто километров от Москвы, то ситуация будет несколько отличаться от столичной. Да, коммерческие киоски есть, хотя в них не совсем то же, что в Москве. Но настроение людей сильно отличается от столицы. Вам не кажется, что Москва - отдельно, а вся Россия - отдельно?

- Нет. Мне, например, очень нравится Челябинск, страшно промышленный город, мне нравятся портовые города. Там всегда есть кусочек Москвы. Но дело даже не в этом. Чем отличается провинция от Москвы? Тем, что там деляют танки. Там делают танки и живут плохо. Танки не нужны. Другое дело - загадка, почему живут плохо те, кто делает продукты.

- Может быть потому, что продукты сейчас в основном покупают за рубежом?

- Конечно, там же дешевле. Но покупать все равно надо. Это ведь особый метод геноцида, если наши люди должны есть только то, что сами произвели, надевать только то, что сами изготовили, летать только на наших собственных самолетах. И лечиться только с помощью отечественных лекарств. Таким изощренным способом мы уничтожаем собственное население. Сколько уже людей потеряли, еще потеряем, все меньше и меньше живем… Сейчас хоть есть возможность не в 4-м управлении достать, а в аптеке купить какое-то лекарство, которое поможет. И против перхоти - помогает-таки “Хэд энд шолдерс”, несмотря ни на что.

- Но говорят, что через некоторое время…

- Ни хрена, помогает. Я сейчас хожу - хоть и лысый, и еврей, а без перхоти.

- И продолжаете им пользоваться?

- И продолжаю им пользоваться.

- И ничего, нормально?

- И нормально.

- Вы ведь одессит?

- Да.

- И вам нравится Москва? После Одессы?

- Да.

- Ну как такое может быть?

- Может быть, вам бы понравилось, если бы мы сейчас поехали в Одессу. Масса кафе, столиков, стульчиков. Такое все турецкое несколько. А вообще-то Одесса разбежалась. Куда бы вы ни приехали, в любую консерваторию мира, в любой симфонический оркестр, вы всегда найдете там выпускников Одессы. Вы всюду найдете этих ребят, корнями оттуда. И Сильвестр Сталлоне - кто-то, что-то у него там одесское… Ну это я уже беру модные фамилии. Одесса, Марк, дала миру стиль своего города, дала миру характер. Это единственный город мира, имеющий характер: в музыке, литературе. Одесский стиль вы ущучите сразу. Лондонский - не знаю, поймаете ли, парижский, нью-йоркский. Видимо, нет их. Одесский - сразу: услышите язык, ноту. Блатную или не блатную - значения не имеет, об этом - в другой раз. Но свой стиль - это то, за что ценят художника. За свой язык. Так этот город создал свой язык. Единственный город, который подхватил его, - это Магадан. Неразрывная связь между Одессой и Магаданом. То есть Одесса сочиняла эти песни, а Магадан их распевал и возвращал обратно в Одессу. И Саша Розенбаум, хотя он никогда не был в Одессе, все эмигранты-певцы, Миша Шуфутинский, они не одесситы, но - бесконечная торговля Одессой, распродажа этой “мамы” кусочками, частями, платочками, клочками. И всегда аншлаг, и всегда продажа, и всегда покупают.

- Но как же вы оттуда еухали, из этого стиля?

- Я увез его с собой. Одесса есть движимая и недвижимая. Недвижимая осталась. Движимую вывезли. Тамошнее новое поколение вряд ли возместит всех нас. Мы ее вывезли оттуда. И привозим туда же.

- Михаил Михайлович, все-таки - по поводу минувшего года. Он ведь был високосным. Это как - лучше или хуже?

- Я так и знал, что вы обязательно съедете: “Чем для вас был одна тысяча девятьсот…” Для меня лично год был неплохой. Даже хороший. Может быть, в этой стране стыдно говорить: у меня все в порядке. Наверное, стыдно. Но у меня сейчас - жена, которую я люблю; ребенок, которого я люблю. Кстати, у меня было два-три эпохальных романа, но женитьба - всего-навсего вторая. У меня квартира наконец появилась в Москве хорошая… То есть мне вроде грех жаловаться. И главное - публика пошла. Я снова как… помните, Рабинович приходит на работу с синяком под глазом, ему начальник говорит: что это с вами? А он отвечает: “Да по дороге мне кто-то сказал: щас как дам по заднице; ну, я вывернулся”. Вот и я вывернулся и с этим синяком вышел на сцену, и снова аншлаг…

- Ну хорошо, пусть не о високосном годе. Ну, а дальше что? Как дальше жить будем?

- Самостоятельно. В нас, советских людях, я ценю странное сочетание. У нас огромное количество стукачей было, нигде в мире такого количества не было, и в то же время - огромное количество кристально порядочных людей. Как они в этих школах воспитывались? Но они воспитывались. Я говорю, что средняя школа наша - достижение нашей жизни и Советской власти. Там встречались бедные, несчастные, задерганные преподаватели, и эти несчастные ученики. Там, в школе, Советская власть еще не сажала, она сажала университетских. И в школе это соединение задерганных и зачуханных дало такие неожиданные результаты, что основная масса получилась очень порядочной и тонкой, какой-то воспитанной в литературе, воспитанной в честности. Не надо было стучать друг на друга, пока жизнь не прибивала окончательно. И потому те, кто потом шли в комсомол, в партию, они так ярко отделялись от нас, мы понимали, что это - совершенные выкидыши, совсем другие люди. А как были воспитаны? Как это можно было - не отдать денег, сказать матом… Ну как это - не отдать денег! Это просто ужасно. Не поделиться с кем-то… Мы вот так были воспитаны. И если говорить, как жить дальше, то пока в нас это есть, и надо этот дух сохранить. Сохранить порядочность в детях. А помните наше главное слово - “предал”? “Нас предали”! От этого мы учились не выдавать друг друга еще с детских лет…

А сейчас другая жизнь настала. Сейчас каждый копает себе нору отдельно. Раньше мы жили общей пещерой, а сейчас - отдельными норками. Свобода принесла многое, но если бы нам удалось сохранить в условиях индивидуального развития эту общую порядочность, я думаю, это была бы какая-то возможность жить дальше.

- Новый год для вас - счастливый праздник?

- Самый лучший. Больше праздников не осталось. Как ни странно. 1 Мая был хороший праздник - с парадом, с цветочками, дети на шее у отца, а в ручках у ребеночка цветочек, столы на улицах, где продавали то, что в другие дни не продавалось. Вот от чего ощущение праздника. А Новый год - наш праздник. Можно было говорить все, что угодно…

- Стукачи тоже праздновали?

- Видимо, да. Хотя в Доме писателей, а Доме актера работали радисты, и это была прямая линия с КГБ. Я люблю компанию именно артистическую. Компания писателей - это компания убийц. Среди них сразу начинается что-то закомплексованное. В Доме писателей почти всегда на праздники шел кровавый след: из туалета капли крови вели в ресторан. Всегда драка - либо в туалете, либо в ресторане. Между партиотами и непатриотами, или по национальному вопросу. Писатели - это люди с выеденным нутром.

- А себя к кому причисляете - к писателям или артистам?

- К писателям. И к артистам. Меня тут недавно объявили: “Выступает наш известный артист, писатель Михаил Жванецкий”.

Беседовал Марк ДЕЙЧ.

“МК”.

На исходе прошлого года в крае случилось “ограбление века”: неизвестные (пока?) преступники умыкнули ни много-ни мало 320 миллионов рублей. Такую сумму везли в автомашине из Владивостока в СП “Светлая” водитель предприятия, кассир и случайный попутчик - брат водителя. Никаких средств самозащиты у них не было. Под Чугуевкой все трое были расстреляны… Понятно, что грабители имели предварительную информацию о передвижении денег.

- Непостижимая глупость, - комментирует ситуацию начальник Владивостокского участка инкассации В.М.Костюшенко. - Даже мы, профессионалы, оснащенные спецавтомашинами, бронежилетами, стрелковым оружием, радиосвязью, не стали бы везти такой груз машиной. Наняли бы вертолет и “ссыпали” деньги клиента ему на голову прямо с неба. Что, кстати, не раз делали в подобных случаях.

Только не думайте, читатель, что инкассаторы люди робкого десятка: все дело в том, что основополагающий принцип их работы - максимально возможная степень надежности. Достаточно сказать, что в обозримом прошлом не было случая, чтобы работники краевого управления Российского объединения инкассации не обеспечили сохранности доверенной им наличности или иных ценностей (трижды тьфу!). Это при том, что ежедневно инкассаторы перевозят многие сотни миллионов, если не миллиарды, денег из банков в организации и обратно.

***

Аппарат инкассации был создан в 1939 году при Госбанке СССР, а в 1989-м в связи с перестройкой финансовой системы стал самостоятельным подразделением и перешел на полный хозрасчет и самофинансирование. С тех пор это - Российское объединение инкассации (Росинкасс). Его услуги платные, но плата чисто символическая: от пяти до десяти рублей с каждой тысячи перевозимой суммы. А с постоянных клиентов или оперирующих большими суммами Росинкасс берет и того меньше, 50 копеек с тысячи. Вы можете вспомнить, когда в последний раз видели 50-копеечную монету?

Руководство “Светлой” решило сэкономить на услугах инкассаторов - и это стоило предприятию трех загубленных жизней. О 320 миллионах потерянных денег упоминать не будем: нет ничего дороже человеческой жизни. В том числе и для службы Росинкасс.

Представим на секунду непредставимое: в людном месте некий злоумышленник каким-то образом сумел вырвать из рук инкассатора сумку с деньгами и кинулся в гущу прохожих… Так вот, инкассатор ему вслед стрелять не будет: запрещает служебная инструкция. Во избежание случайных невинных жертв.

При подобных обстоятельствах в прошлом году в Екатеринбурге преступники расстреляли бригаду инкассаторов. Она перевозила всего-то 15 миллионов рублей. Видимо, грабители располагали ложной информацией, позволявшей надеяться на гораздо более крупный улов…

Но такие случаи крайне редки. Один из преступников в “доверительной” беседе с оперативником из УВД объяснил этот феномен так:

- Мы не идиоты, чтобы “переть” на инкассаторов. Ребята отлично подготовлены и вооружены. Проще пойти на кассира какого-нибудь “комка”, везущего под хилым прикрытием в виде клерка пять-шесть “лимонов”.

Увы, до сих пор находятся немало коммерческих структур, экономящих на услугах инкассаторов. До поры-до времени… А есть и такие, что доверяют свои ценности всяческим частным охранным агенствам. Информация специально для них: лицензии на любые виды инкассаци выдает исключительно Центрабанк РФ, любые другие лицензии недействительны. “Подпольным” инкассаторам при обращении Росинкасса в суд гарантированы огромнейшие штрафы.

***

- Положим, я пришел к вам наниматься на работу, - предложил я мысленный эксперимент Валерию Михайловичу Костюшко. - Что меня ожидает?

Он принялся загибать пальцы.

- Во-первых, я не стану с вами говорить, если у вас за плечами нет армейской службы. А если есть, то отправлю вас в спортзал, посмотрю, что вы можете. Потом пойдете на медкомиссию. Если она подтвердит, что со здоровьем у вас все в порядке, “прокачаем” ваше прошлое через определенные службы. И коли тут все чисто, вам придется пройти психологический тест. Наша служба сопряжена с немалым риском для здоровья и самой жизни, и мне крайне важно выяснить, насколько вы к нему готовы. И если вы меня не спросите, сможем ли мы возместить, и как именно, вашей семье потерю кормильца, мне будет ясно, что вы бесшабашная, несерьезная личность, и следовательно, нашей службе не подходите. А подходите - готовьтесь к стажировке у опытных инкассаторов, к учебе в наших учебных центрах: извольте освоить юридические тонкости службы, материальную часть оружия, практику стрельбы во всех мыслимых и немыслимых ситуациях, пройти специальную подготовку - о том, что это такое, распространяться, по понятным причинам, не стану…

***

- А как пришли в инкассацию вы, Валерий Михайлович?

- Я сын офицера Ракетных войск стратегического назначения. Окончил Ташкентское высшее общевойсковое командное училище. Служил в Прибалтике, потом два года в Афганистане, командиром мотострелкового взвода. За боевые действия имею орден Красной Звезды. На знаменитом перевале Саланг выполнял боевую задачу вместе с Русланом Аушевым. Его, раненного, вывозил в госпиталь БТР моего взвода.

Затем служба на Дальнем Востоке, под поселком Пограничный. Это уже было время, когда Россия на свою армию и ее служащих стала плевать, офицеров убивали, сбрасывали с поездов за одно то, что они - офицеры. Помню, нам зачитывали устную - не приказ, рекомендацию - тогдашнего командующего ДВО: вне расположения части избегать появляться в форме…

Стало противно, подал в отставку. И задумался, где могу найти применение своим знаниям, умению, боевому опыту. Решил: в инкассации. Четыре года отслужил рядовым инкассатором, затем полгода замом начальника участка и вот уже три года начальником.

Костюшко, конечно, в рядах инкассационной службы исключение, особая статья. Но потому и начальник.

***

- Валерий Михайлович, преступники, как мы выяснили, конфликтов с инкассаторами остерегаются. Так уж безоблачна служба?

- Да какое там… Вот вам эпизод. Мы обслуживали одну серьезную контору возле Дома переговоров на Океанской. И с определенного момента некая иномарка села на хвост нашей спецмашине. “Пасет” день, другой, третий… Что прикажете делать, если нам по штату не положено проверять документы, тем более досматривать машину?

- И что вы сделали?

- Обратились в УВД - и там оперативно отследили ситуацию, прощупали иномарку, предупреждали… Короче, разрядили обстановку.

Хочу, чтобы вы отметили особо: милиция нам постоянно помогает. Заранее предупреждает нас, если в таком-то районе города сложилась напряженная оперативная обстановка, подстраховывает в опасных условиях приема-передачи денег: поздним временем или в безлюдных местах. Хочу выразить особую благодарность Фрунзенскому РОВД, майору милиции Валерию Гавриловичу Филонову из УВД и подполковнику Валерию Петровичу Ченцову из горГАИ. Их помощь - дополнительная гарантия надежности нашей работы.

- Валерий Михайлович, тем не менее какая-то доля риска у клиентов, пользующихся вашими услугами, остается. А вдруг однажды, не дай Бог, их деньги все-таки пропадут по вине инкассаторов?

- Мы им полностью возместим потерю. До последнего времени могли использовать на эти цели только собственные средства. Но недавно во Владивостоке открылся филиал Росинкасстраха, и капиталы этой страховой фирмы всегда к нашим услугам.

***

В заключение перескажу два курьеза, правда, весьма печальных. В один из овощных магазинов под видом инкассатора явился преступник. Однако при оформлении документов на прием денег он допустил небольшую ошибку, отступление от установленного порядка, которое, к счастью, не ускользнуло от внимания кассирши. Она сознательно замешкалась с открыванием сейфа, преступник почуял неладное и сбежал. Это произошло за несколько минут до прибытия настоящих инкассаторов. А вот кассира междугородной телефонной станции бдительность подвела, и она сдала дневную выручку - десятки миллионов рублей - мнимым “инкассаторам”. Опять-таки за считанные минуты до прибытия инкассационной бригады.

Впрочем, это было несколько лет назад, когда сотрудники инкассаторской службы еще не имели униформы, и было сложно разобрать, “кто есть ху”. Теперь такие номера вряд ли пройдут: каждый комплект форменной одежды в инкассации на строжайшем учете. Однако бдительность никогда не бывает излишней.

***

Сегодня краевое управление инкассации переживает нелегкие времена, страдает от тех же проблем, что и любые другие организации. От неплатежей в том числе. Еще один курьез: предприятия деньги перевозят, а на оплату услуг инкассаторам этих самых денег не находят… Тем не менее, служба действует как всегда безотказно, с максимумом надежности.

О. ЕФРЕМОВ.

Все сейчас подводят итоги уходящего года, строят планы на новый 1997-й, размышляют над своими ошибками и победами (если они есть, разумеется), Вот и мы пригласили поговорить о прошлом годе и поделиться планами на новый год заместителя председателя Приморского крайрыбакколхозсоюза Г.И.Яковенко.

- Год 1996-й был для приморских колхозов очень нелегким. Мы выловили рыбы в общем объеме даже меньше, чем в 1995-м. Подвел минтай в феврале-марте, крупно пролетели на сайре. Если в 1995-ом, выставив всего два парохода, мы поймали 1700 тонн “ночной жемчужины”, то в прошлом году, отправив на сайру 6 судов(!), взяли ее почти вдвое меньше. А представляете, какие огромные затраты потребовались, чтобы выставить суда? 4 млрд. рублей ушло на их переоборудование, светоустановки, ловушки, продукты и топливо. И все это фактически зря.

- Но были же и победы?

- Конечно, были. Прежде всего на промысле сельди в Охотском море. Задание нам было поймать 5 тыс. тонн, взяли ее 7 800 тонн. Успех рыбакам-колхозникам принес и промысел терпуга, камбалы, некоторых других видов рыб. Так что, если говорить в целом о прошлом годе, то со своим заданием мы все же справились. И приятно, что в приветствии Госкомрыболовства по случаю Новго года отмечены именно приморские колхозники.

- Геннадий Иванович, как выглядит финансовое положение рыбаков-колхозников?

- Я бы сказал - по-разному. Большинство хозяйств рассчиталось с бюджетом по налогам, уплатило требуемое в Пенсионный фонд, погасило, в основном, свои долги экипажам судов - и все. Больше в казне денег не оказалось, а ведь нужны они страшно, особенно сейчас, когда началась минтаевая путина, и суда - кровь из носа - требуется выставлять на промысел. Причем, отсутствие оборотных средств характерно для большинства колхозов и акционерных обществ, входящих в КРКС. Это очень большая беда для прибрежных поселков, где расположились хозяйства.

- Если уж мы заговорили о проблемах экономических, то интересен и такой вопрос. Как складываются ваши взаимоотношения с контр-агентами? Расплатились ли они за рыбу, полученную от колхозников?

- Наш главный партнер “Дальморепродукт” - да. Расплатился, хотя он должен был нам громадные суммы. Форма оплаты была разной, что понятно, так как ДМП тоже испытывает финансовые трудности. И деньгами, и снабжением, и продуктами, и топливом. Более того, в декабре в “Экваторе” прошло очень для нас важное совещание с руководством холдинговой компании, посвященное предстоящей путине. На нем рыбаки-колхозники настаивали на повышении закупочных цен на свой сырец. ДМП пошел навстречу пожеланиям колхозников. Цены на неикряной минтай повышены на 10 процентов, на икряной на 12 процентов. И также подняты на 15 процентов закупочные цены на треску.

- Как вы оцениваете состояние дел в каждом из рыбоколхозов?

- Крепко, устойчиво работающих хозяйств у нас четыре. Это прежде всего “Тихий океан”, “Приморец”, “Моряк-Рыболов” и “Новый мир”. Руководят ими люди умелые, инициативные, сильные хозяйственики. Дела в остальных колхозах идут далеко не столь успешно, а колхозы имени Чапаева и “Огни” внушают даже некоторую тревогу.

Да вот вам хотя бы такой факт уже начавшегося года. “Новый мир”, “Тихий океан”, “Моряк-Рыболов” выставили почти все свои суда на минтаевую путину. Они уже работают, ловят. “Приморец” выставил два судна и еще два готовит к отходу. Судов же из “1 Мая” и “Чапаева” нет ни одного, хотя уже прошла половина января. Вообще же по выставлению флота на минтаевую путину мы начали год лучше, чем прошлый. Тогда было в начале января 15 судов, теперь уже 18.

- Какова сегодня структура крайрыбакколхозсоюза? Я знаю, что некоторые хозяйства преобразились в АО или даже в ЗАО.

- Колхозами в их чистом виде остались “Огни”, имени Чапаева, “1 Мая” и “Тихий океан”. Но, например, из “1 Мая” в отдельное, закрытое акционерное общество выделилась группа судов, ведущих промысел краба совместно с магаданской фирмой “Янин Кут”. Они хотели бы войти в КРКС, но пока вопрос об этом вхождении остается открытым. А вот в “Новом мире”, создав ООО “Новомировец” для своих стрекодеров, решили войти в состав КРКС, и мы их приняли.

Так и не решился вопрос о вхождении в союз хасанского “Рыбака”. И в колхозе имени Чапаева все еще формируется отдельное, независимое акционерное общество. Подводя итог, отмечу, что сегодня в КРКС входит 7 старых рыболовецких хозяйств и 3 новых. Всего десять.

- Рыбаки-колхозники высказывают огромную тревогу в связи со старением флота. ВБТРФ, ДМП, БАМР и другие наши крупные предприятия, несмотря на все трудности, все же приобретают новые суда. Как здесь дела у колхозников?

- Это один из самых больших и важных вопросов. Ведь в прошлом году лишь два хозяйства - “Новый мир” и “Тихий океан” - приняли суда из новостроя. У остальных денег на эту роскошь нет. А зачастую нет денег и на основательный ремонт старых траулеров и сейнеров. На нашем судоремзаводе в Подъяпольске - смешно сказать! - ремонтируется сейчас 3 судна, и неизвестно еще, рассчитаются ли за них. Ведь в 1996-м году был такой случай: отремонтировали пароход на этом межколхозном заводе, а денег за ремонт не платят. Нет их, денег! И тогда судовладелец в отчаянии предложил: “Да заберите вы это судно!”

Проблема очень серьезная. И если государство действительно хочет сохранить свои рыболовецкие колхозы, хочет, чтобы побережье Тихого океана и Японского моря не было безлюдным и диким, то необходима государственная программа обновления рыболовецких колхозов и поселков.

Но ремонтируются наши суда кто-где. В счет оплаты за сырец на заводе ВБТРФ или в мастерских ДМП, переоборудование за границей за ту же самую рыбу. А что делать? Вынуждены колхозы искать нетрадиционные способы выхода из положения, ведь суда иначе просто не выпустит Регистр.

- В Японии, Корее, Китае большинство прибрежных хозяйств весьма успешно занимаются марикультурой. Разводят креветку и морского гребешка, выращивают съедобные водоросли. Поэтому и на рыбных рынках у них богатейший ассортимент рыбо- и морепродуктов. А как с этим дело у нас?

- Крайне плохо. Лишь один колхоз “Тихий океан” имеет морские плантации по выращиванию гребешка и мидии. И в основном, они идут на нужды своих цехов обработки. Остальные колхозы, опять же из-за отсутствия оборотных средств, марикультурой не занимаются и даже в отдаленных планах на них не замахиваются. Тут нужны большие инвестиции, а взять их негде. Причем, особенно обидно за наши северные, удаленные, так сказать, от цивилизации хозяйства. Там чистое, прекрасное море, продукция хозяйств марикультуры, будь они там, была бы просто отменной. Но все эти идеи, я считаю, ждут своего часа. Настанет же, наконец, время, когда более дальновидной, болеее разумной будет политика правительства. И тогда наши прибрежные хозяйства расцветут. Я лично в это верю.

…Вот на такой оптимистической ноте и завершилась наша беседа с Геннадием Ивановичем Яковенко. Да, хотелось бы, чтобы сбылись его ожидания. И еще в этом веке.

Беседу вел С. ШТЕЙНБЕРГ.

Химическое оружие, оставленное японцами в Китае со времен второй мировой войны, предполагается уничтожать начиная с этого года вблизи нашей границы. Секретный завод по переработке снарядов, начиненных ипритом (газ, поражающий глаза, легкие, кожу), намечено построить в одной из соседних с Россией провинций. Об этом Япония и Китай уже договорились. Но, видимо, забыли о своем решении рассказать России, жителям которой реально будет угрожать отравление “горчичным газом”. Утечку газа из проржавевших снарядов трудно предупредить.

Сто тысяч долларов - такой “выкуп” от японской компании “Ниссуи шиппинг корпорейшн” затребовали камчатские власти за нарушение российских законов. Взяв у Дальневосточного пароходства во временное пользование транспортный рефрижератор “Бикин”, фирма решила задействовать его на перегрузе рыбопродукции в Охотском море. Работа уже близилась к концу, когда давшие на нее “добро” и находившиеся на борту судна представители рыбвода и моринспекции неожиданно для себя обнаружили отсутствие у капитана… рыболовного билета. Погрузка тут же была отменена и капитану предложили следовать для досмотра в контрольную точку, где ему и были предъявлены вещественные доказательства противоправной деятельности. Не помогли ни ссылки на лицензию Минтранст, разрешающую вести беспрепятственно любые грузовые работы в российских водах, ни попытки оправдаться отсутствием на “Бикине” орудий лова. Судно было арестовано и отконвоировано в порт Петропавловск-Камчатский. Где и находится уже около двух месяцев в ожидании суда.

В связи с этим руководители ДВМП заявили протест. Каждые сутки прстоя рефрижератора обходятся пароходству в 7 тысяч долларов. Попытки освободить “Бикин” под залог до окончания расследования и принятия судебного решения оказались тщетными. Камчатцы твердо стоят на своем. Даже несмотря на то, что “Ниссуи шиппинг корпорейшн”, не успевшая ранее оформить необходимые документы, теперь их имеет и готова без промедления оплатить предъявленные ей штрафные санкции.

Ю. ВАСИЛЬЕВ.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com