Всегда свежие новости
 СУДА

Когда рыбная промышленность Дальнего Востока после самой кровопролитной из всех войн понемногу расправила свои паруса, довелось мне работать совсем на другом краю нашей великой державы - на базах флота Калининграда (бывший Кенигсберг). Там, на Балтике, создавался мощный опорный центр отрасли. Да какой! Четыре “кита” в областном центре: управление экспедиционного флота со среднетоннажными судами, работающими в основном на атлантической сельди; траловая база, имеющая в своем составе более мощные “пароходы”; транспортно-обрабатывающие предприятия… А если учесть, что на Балтике располагались еще и Пионерская, Клайпедская, Лиепайская, Рижская, Таллинская, Ленинградская и Карело-Финская флотилии, то становится очевидным: западная окраина страны ни в чем не хотела уступать дальневосточной.

Между двумя рыбацкими “полюсами” развернулось как бы негласное соперничество. Но как ни старались мы вырваться в лидеры, догнать, а тем более перегнать своих тихоокеанских коллег, ничего у нас не выходило. Все рекорды вылова рыбы по типам судов принадлежали исключительно им. Только добудем мы в Атлантике на БМРТ 50 тысяч центнеров, а нам из Владивостока в ответ: взят стотысячный рубеж! Даже мастаки японцы завидовали этим достиженям, хотя имели отличные поисковые приборы, более совершенные орудия лова и т.д. Активно внедряли дальневосточники новые организации промысла и способы добычи. Вспомните, где впервые стали применяться кошельковый, глубоководный метод, парное траление, добыча в массовом порядке на свет и многое другое - пальма первенства здесь всегда принадлежала моим теперешним землякам.

История не должна этого забыть. И уж коли речь зашла о создании рыбацкого музея (а он нам действительно необходим), в его экспозициях и на стендах мы просто обязаны рассказать обо всем этом. Я обращаюсь к руководителям всех отраслевых предприятий и объединений региона: поддержите доброе дело! В нем должна быть заложена и ваша частица памяти и гордости рыбаков за свою отрасль, за свой тяжелейший труд, невзгоды и шторма, за всех, кто посвятил свою жизнь морю без остатка!

В рыбной промышленности я не новичок. Отдал ей полвека и более 25 лет работаю и живу на Дальнем Востоке. А воспоминания вновь и вновь возвращают к тому незабываемому времени, когда на моих глазах отрасль крепла и развивалась, набиралась сил, а заслуги дальневосточников перед матушкой-Россией становились все более весомыми. Ведь это они в годы Великой Отечественной снабжали страну и армию ценнейшей белковой пищей. Не зря рыбокомбинат в поселке Южноморском первым в стране был награжден орденом Трудового Красного Знамени…

По разносторонности или комплексности, по количеству героев труда и орденоносцев, по особенностям и напряженности нашей работы мы можем вполне быть сравнимы с космонавтикой и атомной промышленностью, музеи которых давно созданы, герои зафиксированы навечно. А разве рыбаки не заслужили себе такой памятник?

Уже потом, работая на нужды отрасли в науке, я не раз бывал на разных всесоюзных и международных форумах, конференциях и симпозиумах, где зарубежные специалисты с восхищением отзывались о нашей самой мощной в мире единой научно-промысловой разведке, о проектировании Гипрорыбфлотом, а затем и строительстве крупных серий принципиально новых судов. Все это путь, который прошла рыбная промышленность мира, но наша страна была на гребне ее развития. Если мы не забудем, что и как делали когда-то и снова научимся работать с полной отдачей, то обязательно доживем до второго расцвета отрасли, а Россию вновь назовут крупнейшей рыбной державой.

Иногда накатывает тоска по прошлому. Вспомните китобойный промысел и его героев, встречи судов во владивостокском порту - это же незабываемые, феерические часы счастья встречающихся и встречаемых, радость, улыбки… Нынче мы как-то помалу стали о том забывать. А ведь те минуты радости и восторга - лучшие в нашей относительно короткой жизни. Их тоже надо воскресить в залах будущего музея. По роду службы мне приходилось встречать китобойные флотилии и в Калининграде, и в Севастополе. Но скажу не тая: самыми запоминающимися были такие “действа” во Владивостоке. Всеобщее ликование охватывало город, его районы, старых и малых, здоровых и больных - по городу словно растекался уникальный триумф счастья. Его надо показать и нашим потомкам, нашим детям и особенно внукам, у которых так мало в жизни светлых радостных дней.

Как сейчас помню: приехал я во Владивосток в начале мая. Было это 26 лет назад. Весна в расцвете, зелень пошла в рост. Квартиру дали, настроение приподнятое. И сразу - за работу, за дела рыбацкие. С Юрой Коротковым (он сейчас зам.директора центрального московского института рыбного хозяйства) сели за изучение прогнозов ТИНРО и Японии. Отечественный флот добывает около трех миллионов тонн рыбы. Японцы в наших водах и рядом в открытых берут столько же, в своих прибрежных разводят марикультуру - лососей, водоросли, моллюсков. В мире назревает идея установления 200-мильных зон. Прикинули, посчитали, получили консультации в ТИНРО, в управлении промразведки. Резервы есть, и немалые: при желании можно увеличить объем добычи почти вдвое. Нужен только малотоннажный прибрежный флот - пора осваивать новые районы и виды объектов, развивать марикультуру. Отдел и лаборатория экономики рыбной промышленности Дальневосточного научного центра провел ряд рекогносцировочных экспедиций по Приморью, Сахалину, Курилам и Амуру. Данные ученых и практиков, их соображения и опыт брались на учет, их дополняли научные прогнозы. Газета “Правда” опубликовала большой материал - “Близкая” рыба: проблемы прибрежного рыболовства”. Тогдашний заместитель директора ТИНРО побежал в крайком партии жаловаться:

- Приехали, не разобрались, дают недостижимые величины добычи. Урезоньте зарывающихся.

Вызвали нас, стали расспрашивать. А мы, основываясь на тех же институтских прогнозах, сумели-таки доказать, что цифры вполне реальные, если всерьез взяться за дело. Общими усилиями была сформулирована и опубликована “Концепция марикультуры”, одобренная вскоре на правительственном уровне. Словом, отрасль получила живительный импульс, вступив в пору нового подъема.

Прошло несколько лет. Россия вплотную приблизилась к показателям Японии, теперь у нас располагаются крупнейшие на планете предприятия рыбной промышленности: “Дальморепродукт”, ВБТРФ, Находкинская база активного морского рыболовства… Их опыт бесценен для подъема и расцвета нашей отрасли, и нам нужно его показывать, но на современной основе рыночных отношений, мировой торговли. Нужно возрождать марикультуру. Сейчас есть социальные предпосылки для этого - несколько семей вполне могут управиться с рыборазводным хозяйством на нерестовой реке или в бухте с богатой кормовой базой. Только им надо помогать: выделить средства, технику, привлечь в качестве консультантов ученых и специалистов. В торговле прибыль создает не цена товара, а масса проданного. Так и на морских фермах их количество и оснащенность создадут и объем, и разнообразие воспроизводимых биологических ресурсов - продуктов в конечном счете. Примеры рядом - наши юго-восточные соседи Япония, Корея и даже Китай. Сегодня ни у кого уже нет сомнения, что массовое развитие прибрежного рыболовства является задачей номер один. И оно уже началось. Нечего гоняться за соседями, входящими в наши воды - надо вытеснить их из этих районов отечественным добывающим флотом.

История многому учит. Недаром же говорят, что все новое - это хорошо забытое старое. Но зачем же его забывать - пусть оно помогает нам, отталкиваясь от него, идти к новым рубежам. И пусть наш музей, который, я в этом уверен, непременно появится, станет надежной связующей нитью между прошлым, настоящим и будущим.

В. ЩЕРБАНЬ,

ветеран рыбной промышленности, г.Владивосток.

Мы уже рассказывали, что на состоявшейся в Сеуле ежегодной российско-южнокорейской сессии по проблемам экономического партнерства неожиданно выяснилось: наш вклад в процветание Страны Утренней Свежести гораздо весомей того, что мы от нее имеем сами. Парадокс? Безусловно, если учесть, что мы рассчитывали на обратное или хотя бы на паритет. Что же тому помешало и мешает сегодня, что делается нами хотя бы для того, чтобы выравнять эту ситуацию и заставить в дальнейшем доллар работать на себя? Об этом в беседе с нашим корреспондентом рассуждает руководитель представительства “Дальрыбы” в Республике Корея Виталий Лушников.

- Не стоит класть наши отношения на чаши весов, чтобы узнать, кто кого тяжелее. Тогда можно прийти к выводу: а зачем нам это нужно? Такой посыл в принципе неверен. А как иначе развивать добрососедство, закреплять то полезное, что было достигнуто нами за последние годы? Было бы глубочайшей ошибкой не воспользоваться теми экономическими возможностями, что дает нам углубление связей с ближайшим соседом. Да вы о них сами хорошо осведомлены. Особенно в области рыболовства. Это факт: наша рыбная промышленность полностью переориентировалась на южнокорейский рынок. Почему? Потому что там дешевле судоремонт, там мы практически без проблем осуществляем снабжение и агентирование флота, его техническое перевооружение. Там наши моряки чувствуют себя более уверенно, нежели в других странах АТР. А главное - созданы отличные предпосылки для дальнейшего сотрудничества.

Однако кое-что все же и настораживает. Например, вечные ссылки наших партнеров на некую российскую нестабильность, которая якобы отпугивает их от финансовых вливаний. Помилуйте, господа, как можно равнять ваши нам 70 миллионов долларов с нашими вам - полутора миллиардом! Это лишь официальная цифра, да и то по линии исключительно рыбных поставок. А сколько денег оседает еще от турбизнеса, от проживания на корейской территории наших моряков, “челноков” и т.д. и т.п. - наверняка сотни и сотни миллионов. Мы ведь тоже кое-что замечаем: там, где на улицах Пусана стояли небольшие лавчонки, нынче строятся современные магазины и рестораны, а вчерашние лоточники превращаются в крупных бизнесменов, которые в основном разбогатели и богатеют на российской рыбе. Рыба - это основа подъема жизненного уровня корейского населения, новые рабочие места. А наш бич - ширящаяся безработица, спад производства и ваши неисполненные обещания вместо дела. Вот это недопонимание как раз и беспокоит. Выход здесь один: надо в корне пересматривать такую политику. И тут без помощи корейского правительства, вероятно, не обойтись. В чем она может заключаться? Вариантов много. Один из них - поддержка своих предпринимателей, инвестирующих нашу экономику, в вопросах выделения им государственных льгот, оказания определенной страховой поддержки, чего пока не видно.

Конечно, есть ряд фирм, крупных компаний, с которыми дальневосточные рыбаки ищут и находят общий язык. Их опыт помогает нам эффективно решать проблемы реализации рыбопродукции, уверенно ориентироваться в определенной ценовой политике. У нас накоплен целый банк данных по ведущим корейским предприятиям, их финансовому положению и надежности, и этими знаниями мы щедро делимся с нашими российскими коллегами по внешнеэкономическим связям. Это крайне необходимо. Ведь сколько бывает случаев, когда дальневосточники отгружают в портах Южной Кореи рыбопродукцию, а потом годами судятся с ее покупателями, чтобы получить вырученную валюту. Причина - обыкновенное незнание партнеров, чего можно было бы избежать, имея о них нужную информацию.

Но хотелось бы большего. Часто ремонтироваться на корейские верфи нас гонит кризис неплатежей. В то же время на Дальнем Востоке создан могучий производственный потенциал по судоремонту, который почти не используется. Я хорошо помню Приморское судоремонтное объединение - крупнейшее тогда в Союзе. Сегодня оно влачит жалкое существование. Но решить сегодня эту шараду только на региональном уровне, считаю, пока невозможно. Вот где пригодились бы наши совместные наработки. Нужны решения на правительственном и межправительственном уровне, чтобы наш судовладелец ремонтировался дома, а не за рубежом. И покуда такого решения нет, мы вынуждены огромные суммы денег оставлять за границей, куда и уходит большая часть добытой нами рыбы.

Тут, кстати, есть еще один подводный камень. Это так называемый бербоу-чартер, когда суда покупаются за рубежом и до своего полного выкупа по сути работают на чужого дядю. Подобными приобретениями занимаются сейчас многие рыбацкие компании. Сахалинцы, например, купили пароход немецкой постройки в рассрочку платежей на десять лет с ежегодной выплатой очередного взноса. Представляете, какое это финансовое бремя? И вдруг выясняется, что из-за каких-то финансовых трудностей покупатель не в состоянии сделать такой взнос. И вот уже три сахалинских судна проданы с аукциона и отправились к новому владельцу в Новую Зеландию. Причем, это не исключение из правил, а скорее правило - российский флот уверенно редеет. Думаю, государство вполне могло пойти на небольшую жертву, сконцентрировав закупленный флот в своих руках и полностью расплатившись за него. Тогда бы и наша рыба не уплывала за кордон, а шла на российский рынок.

Я это говорю к тому, что такое взаимодействие необходимо на всех уровнях - и внешнеэкономического партнерства, и государственной политики в нем. Увы, чаще приходится констатировать упущенные возможности. Возьмем тот же “Дальрыббанк”. На сессии, о которой вы упомянули вначале, возник разговор об открытии его филиала в Сеуле или Пусане. Но сколько сразу появилось возражений! Первое условие: банк должен входить в список крупнейших в мире. Однако в то же время в Сеуле открылось отделение филиппинского банка, которого и близко нет в том пресловутом реестре. А в Москве начал работать филиал южнокорейского “Чехом-банка”, по рейтингу никак не вытягивающего до элитного. Наши аргументы здесь таковы: давайте работать на равных, без оглядок на авторитеты. Эту точку зрения я намерен отстаивать на всех переговорах. Но было бы еще лучше, если бы мы нашли тут поддержку у нашего посольства в Республике Корея. Представитель Президента в Приморье Владимир Игнатенко направлял по этому делу специальное послание нашему послу Кунадзе, однако оно осталось без ответа. Как, впрочем, и мои попытки пробить вопрос в этом представительстве российского МИДа.

Ну а в заключение - об одной интересной идее, которую вместе с генеральным директором “Дальрыбы” Юрием Ивановичем Москальцовым сейчас вынашиваем. Речь идет о создании нашего первого СП на южнокорейской территории. У нас в крае такие есть. Но почему только у нас? Специалисты полагают, что куда выгодней разместить такую дочернюю фирму именно там. Это же лучший инструмент для более интенсивного сотрудничества! Между прочим, мы уже получили здесь поддержку нашего губернатора и сочли нужным сказать об этом на сессии. Идею как будто приняли. Но для ее реализации, понятно, требуется время. Не думаю, что много - в ближайшие дни я выезжаю в Южную Корею с единственной целью: принципиально решить этот вопрос. Чтобы в этом году - а он наступил - первое совместное российско-корейское рыбацкое предприятие утвердилось на корейской земле.

В. ЧАРСКАЯ.

У Федора Конюхова есть мечта совершить еще одну кругосветку, сделав сразу три оборота вокруг земли. Но для этого нужна хорошая яхта. Федору приглянулась яхта швейцарского шкипера Пьера Фельмана. Наш земляк надеется, что сговорится со швейцарцем по цене этого спортивного судна. Пока же Фельман запросил за нее 500 тысяч долларов.

Новый год Федор намерен начать с восхождения на высочайшую африканскую вершину - Килиманджаро.

С. БАРЬЯШ.

Так как сегодня выжить, господа?

Чтобы выжить, необходимо:

1.Не выбрасывать окурки, не выбрасывать объедки, не выбрасывать мусор. Это все можно употребить второй раз.

2.Шире толстеть, округляться, поедать в гостях все - от хлеба до чая. Толстеть пока можно, чтобы дольше худеть.

3.Зрителям на концертах сидеть прижавшись, дети внутри. Артистам на концертах тоже выступать прижавшись, дети внутри.

4.Хвалить друг друга, называть “гением”, “золотой головой”, “золотыми руками”, хвалить.

5.Перед тем как идти в гости, что-то съесть дома. В гостях кушать медленно и спокойно, не роняя ни крошек, ни достоинства.

6.Женщинам жалеть мужчин, мужчинам жалеть женщин.

7.Не надеяться ни на кого. Из фамилий всех спасителей запонить только свою.

8.Кто умеет лудить - луди, кто паять - паяй, кто стекла вставлять - вставляй, кто продавать - продавай. Умеешь светить - свети. Купи бляху, подноси к вещи, пой на перекрестке, танцуй в метро, не стесняйся. Никого не интересует твоя ученая степень.

9.Настало время горизонтальных связей и дел. Ты - мне, я - тебе, мы - ему, он - нам.

10.Заведи песика-мальчика, сведи с собачками-девочками. Это, конечно, игра слов, но на темпераментном псе держится вся семья.

11.Открой бюро услуг, оказывай услуги. Любые. Тяни, толкай, пляши, заговаривай зубы, штопай носки, пришивай лампасы национальным гвардейцам, делай лизинг, холдинг. Предлагай гидрон и мочевину. Если сделка не состоится, то ужин твой.

12.Не можешь быть вышибалой, будь наемным хулиганом. Выучи анекдоты, дежурь у ресторана. Беги впереди славы, она тебя догонит.

13.Займись патологией секса, облысением, пародонтозом. Вечная вещь.

14.Врачам советую лечить фригидность и импотенцию. Этот процесс бесконечный, больны все. Смертельных исходов не бывает. Так что лечи. Критериев тоже никаких нет. Что такое “сильный мужчина”, не знает никто. А женщины правильно молчат. Она же не скажет: “Ты знаешь, он посильнее тебя”. Кроме того, сильный мужчина никогда себя не покажет - публичная демонстрация снова сделает его импотентом.

15.Учись писать рецепты на свою фамилию. Больной такой-то, страдающий острой формой такого-то, резко нуждается в повидле, колбасе, кефире. Прошу выдавать каждый день.

16.Ученые, оказывайте мелкие платные услуги студентам. Переписка конспектов, черчение курсовых, чистка одежды.

17.Студенты, идите в население. Население, идите в поля. Внимательно смотрите под ноги. Того, что не убрано и потеряно, должно хватить. Терять и не убирать под угрозой голода - это свидетельство неиссякаемого оптимизма нашего народа.

18.Холодная женщина, которая так хороша в летний период, не найдет себе применения этой суровой зимой. И так холод собачий. Так что пусть себя использует на физических работах.

Ну а практики живой жизни начинают работать. И ничего им не страшно. И как выжить - их не интересует. Некогда думать. Так что в это узкое время давайте вспомним старый крик из детства: “Паяю, починяю, стекла вставляю, с детьми сижу, машины охраняю!”

Ну можно, конечно, уехать отсюда. Но это уже вопрос: как выжить в другой жизни. Это уже другая проблема. И предмет другого исследования.

У НИХ. А У НАС?
ИКРА ПО-ЧЕРНОМУ

Как и ожидалось, своего официального мнения комиссия, расследующая причины гибели пограничников Каспийского погранотряда, пока так и не высказала. Но с тем, что основная версия - “икорная”, здесь согласны все. И сами пограничники, и местные жители.

Корреспондент решил проверить, насколько она соответствует действительности, и отправился “за товаром”. На базаре, как и ожидалось, не было ничего вкуснее кильки и чего-то типа минтая. Покрутившись туда-сюда, решил пойти в город.

Всем встречным я задавал один и тот же вопрос: “Скажите, где у вас можно купить икры”? Результат оказался совершенно неожиданным. Первая женщина, вовсе не старовго возраста, услышав, чего я желаю, тут же прикинулась глухонемой и быстренько прошла мимо. Десятилетний пацан глянул, как на сумасшедшего, и так припустил в сторону, словно увидел на голове у незнакомца рога, а сзади - длинный хвост. Благообразный дедушка, торговавший в ларьке сигаретами и жвачкой, так резко захлопнул окошко, что только хорошая реакция спасла пальцы автору этих строк…

После получаса бессмысленных скитаний я решил изменить тактику. Подошел к явно обкуренному пареньку и поинтересовался, где и почем можно купить анашу. Буквально после пяти минут трепа стали известны две квартиры, условный стук, цена, количество и качество “дури”.

Поблагодарив клиента, задал ему последний вопрос: “Слушай, а где бы мне немного икорки купить?” Несчастный наркоша выронил изо рта чирик, вскочил и, поковылял прочь.

Еще примерно через полчаса фортуна решила все ж таки повернуться лицом. На миниатюрном базарчике женщина, торговавшая помимо импортных сигарет с пивом еще и вяленой рыбой, не бросилась прочь (куда же убежишь от товара?) и под мощным давлением “придурка, решившего найти неприятностей себе на ж…” (цитата дословная), поведала, что надо пройти два квартала, свернуть в подвортню, выйти на соседнюю улицу и там найти магазин “с такими большими витринами. Там найди директора и с ним потолкуй. К продавщицам не приставай, все равно ничего не скажут”.

Снабженный подробной инструкцией, корреспондент пошел на явку. Все оказалось так, как и сказала инструкторша. На прилавках магазина выбор был совсем не богат. Правда, осетринка все же присутствовала, причем совсем недорогая. Продавщиц было две, то есть ровно в два раза больше, чем покупателей. На просьбу позвать хозяина одна из девушек оглядела меня снизу вверх, особое внимание уделив оттопыренному карману куртки. (Там на самом деле из оружия был только фотоаппарат “мыльница”). И безропотно пошла в подсобку. Минуты через три появился хозяина. Поджарый тип, лет на десять меня постарше. Золота на нем было, как гирлянд на хорошей новогодней елке.

- Что надо?

- Поговорить.

- Говори.

- Может, пройдем к тебе.

- Большой разговор?

- От тебя зависит. Думаю, на несколько сот тысяч.

Тот же взгляд на оттопыренный карман. Секундное размышление.

- Проходи.

Дальнейший разговор - в его кабинете.

- Мне сказали, ты можешь помочь икоркой разжиться.

- А кто сказал?

- Ветер нашептал.

- Не знаю, кто ты, но даже если мент, то икры у меня все равно нет. Но помочь могу. Иногда ребята знакомые предлагают. А много надо?

- Да нет. просто дочку побаловать.

- Килограмм возьмешь?

- Почем?

- 320 штук.

- Дорого.

- Ищи дешевле.

- Ладно. А тара?

- Будет в запаянном пакете.

- Годится.

- Приходи сегодня к девяти сюда же.

В девять вечера встреча не состоялась. К этому времени вокруг магазина стояло три машины с крепкими ребятами. Беседовать с ними не хотелось, тем более, что место было довольно темное. А потому предпочел незаметно ретироваться.

На следующий день удалось поговорить со знающими людьми. Они и рассказали, почему в солнечном Дагестане, расположенном на берегу Каспия, купить черную икру гораздо сложнее, чем анашу.

Как оказалось, вся добыча икры давно и плотно контролируется мафией. Причем одним кланом, лидер которого - далеко не последний человек в политической пирамиде республики. Икра на сегодняшний день - единственный конкурентоспособный товар, который производится в республике. Уходит она в соседние южные страны. А потому каждый, кто добывает это “черное золото”, платит за право выхода в море (минимум три миллиона за одно суденышко размером чуть больше обыкновенного катера). И кроме того, обязан продавать ее только своей “крыше”. В случае ослушания виновник наказывается самым суровым образом. Потому и невозможно купить икру ни в Каспийске, ни в Махачкале. Как говорится, все идет чисто на экспорт.

Кстати, у местных правоохранительных органов есть данные, что немалая часть икры обменивалась на оружие, шедшее в Чечню. Пограничники же этому мешали, и причем очень интенсивно. А потому версия о том, что чеченцы были очень заинтересованы в этой контрабанде и помогли своим коллегам из Дагестана, рассматривается как основная. Вот только доказать ее пока невозможно. Все, кто хоть что-нибудь знает, молчат. Тротила здесь хватит, чтобы накинуть платок не на один роток.

Когда приехал из командировки домой, домашние спросили, видимо, в шутку: “А где же икра?” Достал маленькую баночку, купленную уже в Москве. Слишком ярко запомнился взорванный “за икру” дом, где жили командиры некупившихся пограничников. Закусывая зернистой за праздничным столом, может, и вы вспомните, что за икорку заплачено сполна не только рублями, но и жизнью.

А. БЕЛОНОВСКИЙ.

“МК”.

Интересную байку вспомнил в “МК” Андрей ЯХОНТОВ.
ВОЛОСЫ ДЫБОМ

Юрий Семенец рассказал, как первый секретарь Приморского обкома КПСС Гагаров пришел к парикмахерше. Она, подстригая его, спросила:

- А правда, что по дороге в Японию у нас остановился Брежнев?

- Правда, - ответил подстригаемый.

- А правда, что у нас пролетом погостил Шеварднадзе?

- Правда, - ответил Гагаров.

- А правда, - спросила она, - что по пути в далекое зарубежье нас посетил Андропов?

- Да, это правда, - подтвердил Гагаров. Но не мог при этом скрыть раздражения. - Только тебе-то до всего этого какое дело?

- Мне - никакого, - сказала парикмахерша. - Но когда я произношу эти фамилии, у вас волосы поднимаются дыбом, мне удобнее стричь…
НА БЕЗРЫБЬЕ И ТРЕСКА - ТАРАНЬКА

В Хорватии королем стола был и остается бакалар - крепко просушенная и просоленная треска, ввозимая в основном из Скандинавии. Стоит она довольно довольно дорого - 20-25 долларов за килограмм. Свежую форель, для сравнения, можно купить почти в любом рыбном магазине за 6-7 долларов. Но без трески немыслим рождественский стол, вот и раскошеливается народец.

Так вот, эту треску три дня размачивают в холодной воде. Затем варят, потом тщательно очищают от косточек и чешуи. Далее рыбу заворачивают в тряпочку и начинают отчаянно колотить молотком для отбивания мяса. Отдельно варят картошку в мундире, чистят и режут круглыми ломтиками. Из них на противне выкладывают слой, на который кладут размочаленную рыбу, посыпают чесноком и поливают оливковым маслом. И так - слой за слоем. Некоторые хозяйки добавляют еще сметану или майонез, лаврушку, укроп, зеленый салат, соленые огурцы или моченые яблоки. В конце концов весь этот хорватский “расстегай” отправляют в духовку и запекают. Вкус у трескового пирога довольно своеобразный, но местное население его уважает.

“К.П.”

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com