Всегда свежие новости
 СУДА
maikasoft

С некоторой неловкостью приступаем к этой теме. Предлагаем создать музей рыбной промышленности во Владивостоке. Не суета ли это? В наше-то время…

Но именно в наше время и надо создать музей.

Давайте порассуждаем. Рыбу для страны сегодня добывает Дальний Восток. Кто же возразит? Это - раз. Вся “рыба” региона начиналась во Владивостоке, хотя это можно и оспорить. Это - два. А три - что хотите… Недавний удар по отрасли - размазывание ее по другим ведомствам - тоже способствовало тому, о чем мы поведем речь.

Музей истории рыбной промышленности Дальнего Востока создавать надо немедленно. И вопреки московской власти (ликвидировали Госкомитет), и потому, что когда-то все равно необходимо этим заняться.

Даже удивительно, что такого музея еще нет. История, давняя, удивительная, увлекательная, богатая событиями, есть, а музея нет. Герои, лидеры, первопроходцы есть, их дела заслуживают того, чтобы остаться в истории, но без музея это невозможно даже чисто организационно. Заглянем в будущее предприятие с другой стороны. Ленинград, потом Петербург долгое время устраивали знаменитые выставки “Инрыбпром”. Никогда наша северная столица рыбацким центром державы не была, но такая уж сложилась традиция. Да и дальневосточники охотно снимались с тихоокеанских берегов на балтийские, какая никакая, а встряска, перемена мест, западная цивилизация. Помнится последняя выставка, когда посетителей у входа в сахалинский павильон встречала бочка с икрой, и каждому посетителю, естественно, предлагалась пресловутая ложка с деликатесом. Так вот теперь подобные международные выставки будут, видимо, проходить во Владивостоке.

Но - где? Чтобы соответствовать мировым стандартам, надо что-то предпринимать уже сегодня. Владивосток - не самое удобное место для размещения большого павильона или иных площадей, но место можно найти и надо искать. Конечно, где-то на берегу, чтобы посетитель смог увидеть не только “сухопутные” экспонаты, но и суда - от “кавасаки” до больших траулеров. Да и вопрос - остались ли где-то еще кавасаки, может они уже канули в небытие и их предстоит восстанавливать. Восстанавливать - с задним зажиганием - это мы еще можем, а вот сохранить старое - то ли ленимся, то ли не придаем этому значения.

Как-то на Фиджи, в г.Сува, одному из нас пришлось побывать в местном музее. Там на огромных площадях располагались многометровые лодки и катамараны аборигенов прошлых веков: все сохранили и все выставили на обозрение. У нас, смеем надеяться, история рыболовства и мореплавания нисколько не беднее, а вот представить себя, “показать” - не можем, не умеем. Обидно.

В этом островном музее продавались цветные буклеты, открытки, экзотические сувениры от масок до ракушек. За счет этого бизнеса, другой коммерческой деятельностью (экскурсии, например) и небольшой государственной помощи (поддержка туризма) и существует музей. У нас это может быть и сдача в аренду некоторых помещений и, конечно, включение музея во все туристические маршруты.

Мы не собираемся сейчас давать никаких советов: где взять площади, где строить, это все - в руках властей, как городских, так и краевых. Но важно другое: без помощи, без финансового вливания спонсоров, рыбохозяйственных организаций ничего не получится. Один бюджет такой музей не вытянет. Безусловно, главное слово - за мэрией, за краевым советом по рыболовству, за руководителями АО, ТОО и т.д. Музей может стать неким объединяющим центром рыбохозяйственной деятельности на Дальнем Востоке. Может быть даже в пику тому, что сейчас творит с отраслью Москва. Но об этом хотелось бы думать меньше всего.

Теперь о более конкретных вещах. Из чего будут складываться фонды музея? Думается, что экспонатов наберется за десятки тысяч, от тех, что будут выставляться за стеклом, до тех, что будут собираться и изучаться в запасниках. Кто их поставит? Да любой рыбак или моряк, объхавший мир и сообразивший, что все то, что он собрал, должно принадлежать не ему одному, а всем. То есть речь идет о частных коллекциях, которых дальневосточники собрали немало. Если они и надумают расстаться с ними без особого восторга, то, уж точно, с сознанием выполненного долга. Не каждому, конечно, дано, исполнить чучело акулы или барракуды, но, поверьте, есть таланты, на это способные. В конце концов, таксидермистами становятся, а не рождаются.

Частные коллекции - это и документы. 2О - 70-х годов, времени становления рыбной индустрии. Им тоже - место в музее. Давайте вспомним и вот еще что. Раньше чуть не на каждой базе флота был свой музей “рыбацкой славы”. Туда даже приводили экипажи судов, которые отправлялись за рубеж и перед рейсом давали там клятву, что Родине не изменят и, точно, вернутся домой. Смешно, конечно. Но где теперь те музеи, вернее, их экспонаты, куда они свалены? Может и надо сдать их в наш общий дальневосточный музей, а там уж разберутся?

В слове “ветеран” есть трагический оттенок, людям осталось жить меньше, чем они уже прожили. А им есть что оставить своим потомкам, кроме собственных рассказов. Да хоть бы и воспоминания свои, было бы кому их записать. Все бы это принял музей.

И вообще, поверьте нам - дальневосточники располагают богатейшими частными коллекциями (включая судомодели), но не знают, куда их пристроить. Знали бы, что есть такой музей - принесли бы. Иногда и за деньги. Ну что ж, и такой подход вероятен, тем более в наше время (а спонсоры на что?).

Еще один момент, несколько щепетильный может быть, но вполне реальный. Нынешние “генералы” отрасли - люди известные, они много сделали для своих предприятий, для того, чтобы страна получала рыбу. Им ведь тоже захочется зацепиться за наше время, остаться в нем, то есть в истории. Шанс есть - поучаствовать в создании музея дальневосточного рыбного хозяйства.

От себя еще хотим добавить: в истории рыбного хозяйства есть немало драматичных страниц, связанных с гибелью судов и людей, все они должны остаться в истории.

У Дальневосточного морского пароходства есть свой музей, у рыбаков - нет. Уже - неприятно, не заслужили разве? Ясно, что первыми, закоперщиками в этом деле, должны быть мэрия, краевая администрация, Совет по рыболовству. От них ведь зависят и будущие площади, и строительство… Конечно, мы к ним обратимся конкретно. Но хотелось, чтобы музей “Рыба” стала для всех головной болью… до его создания, конечно.

Многие, очень многие люди разбогатели на рыбе. Не всегда в согласии с законом. Но если уж разбогатели, то окажите любезность, помогите в создании музея, может, и в истории отрасли строчка о вас останется. А ведь мы еще не упомянули наших дорогих ученых, зарубежных партнеров, да мало ли кого еще!

Музей - это объединяющая всех идея. Она свяжет всех нас с прошлым и будущим. Тем - и хорошо. А то помрем и ничего после себя не оставим. Мысль о музее возникла в головах авторов не спонтанно. Она витает в воздухе, поддержана ветеранами и руководителями отрасли, в администрациях края и городов. Их мнение мы еще доведем до сведения читателей. Вопрос обсуждался и в Ассоциации и на сраницах газеты, что и дало нам возможность вдвоем выступить на эту тему. Ждем предложений и писем.

О. ВЛАДИМИРСКИЙ,

член правления Дальневосточной ассоциации морских капитанов,

Евг. БАБКИН, журналист.

Несколько лет назад ученые ТИНРО совместно со специалистами акционерного общества “Лотика” разработали программу под условным названием “Лосось Приморья”. Ее успешная реализация позволила бы рыбопромышленному комплексу края решить ряд проблем, связанных с созданием мощной базы по расширенному воспроизводству лососевых и увеличению их промысловых запасов. В документе, в частности, предусматривалось поэтапное строительство на приморском побережье в устье рек Серебрянка, Кема, Кедровка и других, а также в бухте Козьмино сети современных рыборазводных предприятий, оговаривались сроки их возведения и ввода в эксплуатацию. Представленная затем на рассмотрение краевых властей, программа вскоре была включена в проект долгосрочной региональной программы социально-экономического развития Дальнего Востока на период до 2010 года, переданной на утверждение правительства и год назад подписанной Президентом. Вошел в нее отдельной строкой и “Лосось”, что открывало возможности государственного финансирования. Но время шло, а обещанных денег в край так и не поступило.

Обеспокоенные их отсутствием разработчики обратились в приморскую администрацию и в конце концов вопрос был вынесен на обсуждение краевого рыбохозяйственного совета, внеочередное заседание которого состоялось в конце минувшей недели. Президент “Лотики” Геннадий Коробков потребовал от местных властей выделить 6 миллиардов рублей под программные цели и на реконструкцию Рязанского рыборазводного завода, обосновав это необходимостью безотлагательного создания комплекса по воспроизводству красной рыбы. Ситуация на предприятии складывается неутешительная. Переданное “Приморрыбводу” и фактически лишенное оборотных средств, оно медленно, но неумолимо движется к упадку. Чтобы его предотвратить, надо провести техническое перевооружение завода, оснастить его новейшим, желательно импортным оборудованием, не допустить разбегания специалистов, месяцами не получающих зарплату.

Разговор на совете получился тяжелым - стороны попеременно обвиняли друг друга в несоблюдении взаимных обязательств. Вот как прокомментировал его по просьбе редакции председатель краевого рыбопромышленного комитета Владимир Сидоров:

- Скажу сразу, что упреки эти не адресу. Мы больше, чем кто-либо, заинтересованы в скорейшем выполнении программы “Лосось Приморья”, сами инициировали ее разработку. И родилась она не случайно: если не принять экстренных мер, сырьевая база лососевых в крае, давно уже основательно подорванная, могла вообще потерять свое промышленное значение. Выход здесь был один - всерьез заняться у себя выращиванием молоди красной рыбы и таким образом создать реальные предпосылки к налаживанию ее товарного производства. Дело это государственной важности и мы рассчитывали, что при финансовой поддержке правительства сможем быстро его осуществить. Увы, все пока остается на бумаге, реальной помощи от центра нет. Теперь те самые злополучные 6 миллиардов, которые целевым назначением должны были поступить в край, перекладывают на нас. Но у нас таких денег нет, да они и не предусмотрены на эти цели краевым бюджетом. Можно было бы пойти другим путем: выделением части наших промысловых квот под нужды лососевой программы. Так, кстати, поступили сахалинцы, построившие у себя целый конгломерат современных рыборазводных комплексов. Однако мы находимся с ними в разных “весовых” категориях: их объемы добычи лососевых несопоставимы с нашими. Соотношение реальных уловов там и тут выглядит примерно так: 120 тысяч тонн против 30 тысяч. Нечего и думать, что кто-то из наших пользователей с легким сердцем оторвет от себя кровью добытый кусок… Остается надеяться лишь на спонсорскую поддержку коммерческих фирм, заинтересованных в нашем проекте. Но ее что-то не видно, все, как только разговор об этом заходит, в том числе и сама компания “Лотика”, ссылаются на собственные финансовые проблемы…

- Выходит, совет закончился ничем - пошумели и разошлись?

- Не совсем так. Действительно, Рязановский рыбозавод оказался в кризисной ситуации, оброс неплатежами и испытывает колоссальные трудности с материально-техническим обеспечением. Но не все настолько безнадежно, как кажется. Во-первых, администрация края все-таки изыскивает небольшие средства для его удержания на плаву. А во-вторых, коллектив работает, причем с неплохой отдачей. Специалисты рыбоохраны отмечают, что рязановская горбуша в гораздо больших количествах, чем раньше, стала возвращаться “домой”. Поэтому мы и предложили господину Коробкову не хвататься за все сразу, а именно на базе этого завода постепенно развивать товарное воспроизводство лососевых в крае, сделать его головным. То есть зарабатывать деньги самим, создавать собственный фонд развития. Понятно, что это не решает всех проблем с реализацией программы, но иного выхода пока, пожалуй, нет. Рассчитывать на внимание к себе российского руководства, тем более после ликвидации Госкомрыболовства, вряд ли стоит.

Ю. ВАСИЛЬЕВ.

С начала недели забавляет любителей живописи выставка графических работ владивостокского художника-любителя Сергея Патлаха.

Родился он в нашем городе без малого сорок лет назад, закончил ДВВИМУ, до последнего времени начальствовал в отделе рекламы Дальневосточного пароходства, сейчас - предприниматель. Амплуа - графический дизайн, реклама.

Участник краевых выставок молодых художников: персонально демонстрировал свое искусство как мастер акварели и графики - в Доме радио, музее им.В.К.Арсеньева. И вот - вернисаж в Приморской краевой картинной галерее.

Объявила о сем событии не без этакого таинства афиша. Начертано на черно-белом фоне было следующее: “Амбиент”. Потом уже, в самом музее, можно было узнать, что это - особая окружающая среда, пространство такое, и вообще - трансконцептуальная графика.

Например, на белом ватмане черная линия означает - “Ситуация”. Как хочешь, так и трактуй. Хочешь - удивись, хочешь - возрадуйся гениальности, хочешь - ну, это уже будет не интеллигентно…

Сам автор, в помощь зрителям, сочинил инструкцию, как выставку смотреть. И предупреждает: “Дай вам Бог эмоционального равновесия”. Советует: “Зайдите еще раз… через пару дней…” “И, - говорит автор, - все это есть сплав Заратустры, Брахматры и Залипухи, собирательный образ под именем Нестора Зарипутры”. И если честно, - признается Сергей Патлах, - то я и сам не понимаю своих картин, так же, как я не понимаю, например, цветы (а впрочем, и все остальное), я их просто люблю”.

“Нашествие сил справедливости, счастья, добра”, по замыслу автора, демонстрируют работы “Чай для Зарипутры”, “Созвездие Зарипутры”, “Атака Зарипутры”. И вообще, - говорит он, - “я упал в туман во сне, мухой захлебнувшись в молоке”.

То-то!

“И все бы ничего, - заключает мастер обращение к зрителю. - И с кем не бывает. И все О.К.” Но самое удивительное, что все эти залепухи показывают.

Т. АНТОНОВА.

В 80-е годы довелось работать на судах, промышлявших рыбу по бартеру с американцами. Близость к берегам Аляски и Алеутских островов, некогда российских владений, располагала к историческим воспоминаниям. Между рейсами я занимался в библиотеке Приморского географического общества. Так появились эти “беседы”. В свое время они публиковались, но 130-летие печальной (и поучительной!) даты продажи Аляски дает мне право, думаю, вернуться к прежним публикациям. К тому же новое поколение читающих молодых людей подросло…
ИНТРИГА С СЕКРЕТОМ

В моей каюте книг, поболе, чем в любой другой. Все об этом знают и идут ко мне за чтивом с утра до вечера. Ни разу еще не слышал, чтобы судовая библиотека удовлетворила рыбаков. “Cтарые! Читать нечего”. На классику любителей немного - 3-5 человек на рейс. Я попервости удивлялся и вразумлял: “Ребята, у вас прекрасная возможность за полгода прочитать Толстого, Достоевского, Шолохова…” В ответ: “А Пикуль есть?” Пикуль - это еще лучший вариант. Книги его усваиваются легко, без трудной работы мысли, зато в памяти остается обширная информация, исторические персонажи обретают плоть, увязываются с определенным временем, в общем, происходит то, что должно было бы произойти еще в школе, на уроках истории. Но чаще требуют детективов, приключений, чего-нибудь такого, “от чего время пролетит незаметнее”. В этом все и дело. Убить время, погрузиться во что-то, что поможет выключиться из реальности. Это “что-то” - и сон, и детектив, и азартная бездумная игра, и ритмы, извлекаемые из кассетников. Ясно, что от хорошей жизни не убегают и не прячутся. Классик нужен как советчик, как сопереживатель, как учитель, который обращает тебя к твоей же собственной жизни и помогает искать в ней смысл… Большинству рыбаков это не нужно. Мало смысла в тяжелом монотонном труде, в отупляющем круговороте вахт и подвахт, ручных производственных операций, непреходящей усталости… Жизнь - там, на берегу, там и смысл будем искать. Привлекательность труда. Нет, наверное, социальной проблемы более злободневной, чем эта. Решить ее может только научно-технический прогресс. Классики тут не помогут…

Привлекает загадочное, таинственное, но так, чтобы долго не гадать и ответ на загадку находить тут же.

- Ну, скажите на милость, зачем продали Аляску? Кому это было нужно? Тут что-то не так, есть в этом все-таки тайна. Но какая?!

- Давайте, ребята, для начала я поведаю вам один политический детектив, в общем-то, связанный с той самой тайной, которая не дает вам покоя. Аляску, можно сказать, продавали еще раньше, до 1867 года, вернее, закладывали, как закладывают в ломбард ценные вещи. Будете слушать?

- А за час уложитесь? До работы поспать еще надо…

- Уложусь. Но если увижу, что на часы посматриваете, рассказ прекращаю: значит, неинтересно.

Детектив, как я понимаю, должен оглушить читателя первым же абзацем. Так вот… В середине 50-х годов прошлого века англичане могли захватить русские владения в Америке. Ничто им не мешало. Тогда шла печально известная Крымская война. Называлась она Крымской, но велась и на Дальнем Востоке. Достаточно вспомнить жестокий (и безуспешный) штурм Петропавловска-Камчатского военными кораблями Англии и Франции, а также преследование ими русской эскадры в Татарском проливе. Но поселения и форты русских на американском побережье, способные защититься разве что от туземцев, англичане не тронули. Почему? План спасения Русской Америки от захвата ее британским военным флотом был детально продуман… в Лондоне и даже официально одобрен английским правительством. Опять же - почему? Что за парадокс такой? В чем интрига?

Дело в том, что политические и экономические интересы в конкретных регионах могут не только не совпадать, но и конфликтовать между собой. Возьмем совсем близкий нам пример. Администрация Рейгана в 1981 году по политическим соображениям запретила советский промысел в своей рыболовной зоне. Нет - и ни в какую, хотя это противоречило ранее подписанным соглашениям. Но мы-то с вами здесь, в американской экономической зоне, и никто нас пока отсюда не гонит. Кто же пошел против воли властей, политиков? Да сами же американцы! Бизнесмены, рыбаки, судовладельцы. Закон не запрещал им создавать смешанные компании и приглашать в партнеры кого они пожелают.

Вернемся в прошлый век. Тоже ведь загадка - почему царское правительство так и не взяло на себя непосредственное управление огромной территорией в Северной Америке? Не назначило туда губернатора, не послало чиновников, военных… Новые колонии считались владениями Российско-Американской компании (РАК), то есть чисто коммерческим частным предприятием. У нас еще будет возможность поговорить об этом, а пока только отмечу, что именно это обстоятельство помогло тогда защитить Русскую Америку от англичан руками самих же англичан.

РАК граничила на юго-востоке с землями английской Гудзонбэйской компании, которая выменивала меха у индейцев. В то время единственными транспортными артериями были реки. Из английских владений они текли через русские к океану. По договоренности англичанам было дано право свободного плавания по рекам, и вскоре русские купцы ощутили мощную конкуренцию. Англичане и платили за шкуры дороже, и в обмен предлагали индейцам товары, которые тем были нужнее. Доходы наших купцов упали, отношения конкурентов резко обострились, и дело даже дошло до вооруженного столкновения. Но вот тут-то царское правительство и показало, кто истинный правитель компании. России в тот момент (1839-1840 годы) совершенно невыгодно было обострять отношения с Англией (тогда в Лондоне велись переговоры о черноморских проливах), и последовало распоряжение не только уладить конфликт, но и передать Гудзонбэйской компании в аренду на 10 лет часть побережья Северной Америки. Что и было беспрекословно исполнено.

Уже здесь проявилось отношение правительства к Аляске как к игральной карте. Так и видится картина: русский министр иностранных дел сидит за карточным столом, внимательно следит за игрой партнеров, и как только возникает какое-то затруднение, вынимает из кармана козырного туза с очертаниями Аляски и бьет им то английскую, то американскйю, а то и китайскую карту. Вот такой расклад.

Но где же обещанный детектив? Где интрига? Она уже завязалась. Правление Российско-Американской компании имело своих агентов, доверенных людей во многих странах, в том числе и в Англии. Они-то и получили сведения, что война России с Англией неизбежна. Что делать? Как уберечь свои владения от агрессии? Защищаться от военного нападения, как мы уже знаем, было бесполезно. Оставались обходные пути. И представитель РАК встретился в Лондоне со своим коллегой из Гудзонбэйской компании. Вскоре они, как деликатно отмечалось, провели “совещание по поводу затруднительности этого случая”. Конкуренты быстро поняли друг друга. Английские торговцы за содействие, точнее, за нажим на свое правительство попросили лишь продлить аренду на побережье. А к январю 1854 года правление РАК уже имело от англичан гарантию неприкосновенности для русских владений. Юридически это было оформлено как договор о нейтралитете между РАК и Гудзонбэйской компанией. К моменту, когда союзный флот вошел в Черное море, русские владения в Америке были уже в полной безопасности. Николай I официально санкционировал этот договор.

Что же принудило гудзонбэйских купцов и английские власти выпустить добычу, которая уже лежала у их ног? Они испугались, что добычу перехватит другой охотник. Ходили упорные слухи, что Россия немедленно продаст все свои земли Соединенным Штатам, если возникнет угроза их захвата со стороны Англии. Вот англичане и боялись спугнуть русских: вдруг испугаются и продадут все американцам.

Насколько основательны были эти слухи? Переговоры в Лондоне проходили в глубокой тайне, и колониальная администрация, оторванная от столиц, ничего о них не знала. Однако угроза блокады русских владений стала очевидной и потребовала немедленных мер. На пушки, конечно, здесь не надеялись и пошли почти тем же путем, что и в Лондоне. Короче, оформили и подписали фиктивный договор на передачу всего имущества и привилегий РАК другой частной компании - американской. То есть англичанам при нападении пришлось бы иметь дело с собственностью США! Так, хоть и фиктивно, первый раз были проданы права на Русскую Америку. И как вы думаете, за какую сумму? За 7 миллионов долларов! Зловещее предзнаменование. Через десять лет сделка состоится, уже настоящая, за сумму чуть больше этой.

Но это будет позднее, а пока Русская Америка как бы опоясана двойным поясом безопасности. Был и еще один страховочный план, невероятно авантюрный, но вполне вписывающийся в нравы того времени. Вот вкратце его суть, без обиняков выраженная русским послом в США Стеклом: “У берегов Тихого океана найдется не один флибустьер, который пожелает воспользоваться благоприятным случаем войны между Россией и западными державами и, вооружа так называемый приватир под русским флагом, пустится в погоню за французскими и английскими купеческими кораблями”. Попросту говоря, РАК принимает частное судно, которое грабит и топит вражеские суда, а груз забирает себе. Приватир - это и есть частное судно, а сам разбой, морское пиратство называлось каперством. Предполагалось закупить и хорошо вооружить на 2 миллиона долларов 6-8 каперов, которые расстроили бы всю торговлю англичан на американском побережье.

Ничего этого не понадобилось, и русские себя пиратством не запятнали. Англия в точности выполняла условия договора, заключенного в Лондоне. Не пострадало ни одно компанейское судно, ни один порт в русских колониях не был блокирован.

Итак, в английском эпизоде русская дипломатия одержала верх. Но движение между Сциллой и Харибдой продолжалось. Еще никому не удавалось преодолеть этот путь без потерь…
“КАК ШТАНЫ НА БАЗАРЕ…”

- У нас с вами прямо-таки научно-практическая конференция получается, - говорю я ребятам, оставшимся в столовой после ужина. - Какую загадку сегодня будем разгадывать?

Встает один:

- А мы еще ни одной не разгадали. Почему Россия уступила Аляску, что ее толкнуло на это? Неспособность защитить и удержать огромные территории, политические соображения или еще что?

- В вашем вопросе уже есть ответы, и вы сами это знаете. Видимо, вас больше тревожит то самое “еще что”?

- Видите ли, кажется, главное в другом… Американцы обошли нас хваткой, деловитостью, энергией, целеустремлонностью. Они четко знали, чего хотели, и били в одну точку. Русское же правительство колебалось, тянуло резину, вело себя неуверенно и в конце концов сдалось. Вроде бы дело прошлое, но все равно обидно за предков.

Как-то я разговорился с заместителем директора Сахалинского краеведческого музея Валерием Шубиным. Знал его студентом, увлеченным археологией, теперь он кандидат наук, знаток Курилороссии, а значит, и проблем Русской Америки. Я спросил его, сколько ученых в стране занимаются этими проблемами. “Пять-семь, - ответил он. - Алексеев, Макарова, Федорова, Полевой…” Конечно, я познакомился с их работами, но основным источником считаю еще довоенные исследования ленинградского профессора С.Б.Окуня, ныне покойного. Он, кстати, консультировал по этим вопросам и любимого вами Пикуля, когда тот писал “Битву железных канцлеров”.

У Российско-Американской компании было исключительное и некоторым образом странное положение. Основатель ее Г.И.Шелихов считал, что управлять колониями в Русской Америке должно государство. Но еще Екатерина II отказала ему в этом (”Торговать дело иное, а владеть дело другое”). Таким образом, правление компании стало и коммерческим (промысел) и административным хозяином колоний. Но когда дело касалось большой политики и необходимо было определить в ней место американским землям, тут компания становилась послушным агентом самодержавия. Да иначе и быть не могло. Государство дало РАК монопольные права на торговлю мехом, подпитывало ее дотациями, льготами, привилегиями, короче, предоставило режим наибольшего благоприятствования. И требовало за это отдачи. В государственном совете было отмечено, что “компания есть коммерческое сословие, но и некоторым образом и власть правительственная, а привилегия ее заключает в себе не одно право, но и вместе с сим и обязанность”.

Не раз компании грозил экономический крах, но от ликвидации ее всякий раз спасала помощь правительства. Царская экспансия на востоке нуждалась в прикрытии. Случаются в международной политике, особенно касающейся территориальных вопросов, щекотливые моменты. Вот тут и выгодно бывает замаскировать свои истинные намерения, скажем, частной инициативой. Далеко, за океан, выдвинулись русские форты. Но у России были и ближние цели, на азиатском материке, в частности в Приамурье. В 40-50 годах создалась благоприятная обстановка для мирного возвращения Китаем этого некогда оставленного русскими богатого края. Открытая разведка в этом районе могла бы насторожить англичан и китайцев, вызвать их ответные действия. Однако до сих пор неясно было, впадает ли Амур в океан, судоходно ли его устье. Будущая колонизация края нуждалась в этих сведениях, а также в новых поселениях, в налаживании более тесных связей с амурскими нивхами. В этих условиях, требующих и активности, и осторожности, когда правительство “находит неудобным действовать от своего лица”, особенно пригодился частный статус компании. Весь ее флот, десятки служащих были брошены на освоение Амурского края. Генерал-губернатор Восточной Сибири Н.Н.Муравьев признавал, “что первые решительные действия наши на Амуре в 1850 году, когда правительство признавало нужным не делать их гласными, совершались под фирмой компании. Так были освоены первые посты наши на устьях Амура”.

В 1858 году по Айгунскому договору Китай возвратил России Амур. И вот вам еще один парадокс. Старательно выполняя свою задачу, правление РАК и не подозревало, что копает себе могилу. Как только Россия утвердилась на азиатском берегу, так интерес правительства к компании пропал. Более того, исчерпав свое политическое значение, она стала государству в тягость. Экономически компания была убыточной, а монопольное ее положение неоправданно сдерживало развитие более сильных конкурентов. К тому же русские владения в Америке могли вызвать конфликт с претендентами на них - Англией или США. Короче, царь и его приближенные были озабочены лишь одним: как повыгоднее сбыть с рук Русскую Америку. Отныне внешняя политика на Востоке далее азиатского материка не распространяется.

Е. Бабкин

Сейчас все понимают, что правительство допустило ошибку, засунув рыбацкую отрасль в чиновничьи недра, если не глубже. Реакция рыбаков полярная: от негодования в адрес властей до поиска компромисса. Один из них: оставьте “рыбу” в едином комплексе в Минсельхозе, не дербаньте ее еще и на другие ведомства, в том числе Комитет по охране окружающей среды. Но это - программа минимум. Главное - остаться тем, что было.

На Камчатке побывал Михаил Задорнов, известный “яблоковец” и ученый-финансист, депутат в Госдуме от жителей полуострова. Его суждения очень интересны. Он признает, что правительство совершило ошибку, ликвидировав Госкомрыболовство, но такие решения сразу не пересматриваются. Он же подтвердил, что нынешнему министру сельского хозяйства Хлыстуну рыбаки - не подарок. В 1992 г. он тратил только на выяснения рыбацких международных проблем две трети своего времени (тут уже не до родной картошки).

И вот еще что. Все выстроилось в линию: внезапные увольнение прежнего председателя Госкомитета Корельского, очень долгое утверждение на его посту Родина и т.д. Короче, эту связку прервали. Кому-то они там “на лапу” не дали. А дать в нашей отрасли всегда есть что. Или не тому дали, или мало. Или совсем не дали. За то и поплатились.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com