Всегда свежие новости
 СУДА

К налоговой полиции нигде в мире особой любви не питают. Но если везде с ее существованием, по крайней мере, свыклись, то у нас в России процесс привыкания, в сущности, только начинается: 18 марта Федеральной службе налоговой полиции (ФСНП) исполнилось всего пять лет.

Мал “мальчонка”, да удал. На пресс-конференции по случаю годовщины, и.о. начальника УФСП по Приморскому краю А.И.Ролик сказал, что только в прошлом году его служба выявила 183 нарушения налогового законодательства, из них 170 крупных и особо крупных, и вернула в бюджет более 148 млрд. рублей долгов и недоимок. А в последнее время налоговой полиции приходилось, во исполнение Указов Президента РФ, прибегать и к совсем уж непопулярным мерам - аресту имущества предприятий-должников перед бюджетом. Но ни одно из них она не подвела под монастырь… то-бишь под банкротство.

- С руководителями предприятий-должников мы садимся за круглый стол и сообща ищем выход из создавшегося положения, - сказал на пресс-конференции начальник 4-го отдела оперативной службы УФСНП И.А.Ределин. - И всегда находим.

Игорь Альбертович, в частности, заверил, что ни в коем случае не состоится и банкротство “Дальморепродукта”, сильно задолжавшего пенсионному фонду.

- Уж ДМП-то, безусловно, сам найдет пути рассчитаться с фондом, - сказал он.

Как отмечено на пресс-конференции, повышению эффективности работы налоговой полиции мешают две вещи: несовершество законодательства и недостаточное финансирование. За последние четыре года краевая налоговая полиция дала федеральному бюджету более 342 млрд. рублей, а получила от него всего 31 млрд. - это всего лишь 60 процентов от потребности. В итоге УФСНП должно и коммунальщикам и связистам.

Однако опускать руки налоговые полицейские и не думают…

Т. КУЗЬМИН.

Обычная учебная тревога на транспортном рефрижераторе “Амурский берег” АСК “Востоктрансфлот” едва не обернулась трагедией для пяти членов экипажа. На борту сыграли шлюпочную тревогу в то время, когда судно проходило при ясной и тихой погоде остров Цейлон в Индийском океане. При подъеме шлюпки, в которой находилось пять человек, неожиданно оборвался трос (кормовой лопарь), она повисла в вертикальном положении на высоте десять метров над водой и вырвала носовой гак. К счастью, почти все пострадавшие отделались легкими травмами. Меньше остальных повезло второму механику - в порту Коломбо он был госпитализирован.

Судовая комиссия считает, что обрыв троса произошел из-за усталости металла. Но окончательные выводы сделает компетентная комиссия с участием представителей Регистра.

***

А это происшествие произошло на другом теплоходе ВТФ - “Хрустальный берег”. 1 марта во время выгрузки в порту Дубаи (ОАР) из иллюминатора на бетонный причал выбросился моторист С. Он умер в госпитале, не приходя в сознание. Предварительное расследование при участии местной полиции подтверждает факт самоубийства.

Наш корр.

Кто не помнит телевизионный фильм, представлявший эту операцию как хитроумный и удачный замысел чекистов? Но в белоэмигрантской среде, действительно ли все так легко попались на “чекистскую удочку”? Свою версию этой операции дают российские исследователи.

В 1935 году, уже спустя несколько лет после ликвидации “Треста”, бывший прокурор Киевской судебной палаты, а во время гражданской войны и эмиграции человек, близкий генералу Деникину и особенно генералу Врангелю, Н.Чебышев опубликовал в промонархической газете “Возрождение” серию статей. Она называлась “Трест”, история одной легенды”. В разгар деятельности “Треста” - в начале 20-х годов - Чебышев занимал пост политического консультанта при военном представителе Врангеля в Берлине - генерале А.Лампе, а затем начальника гражданской канцелярии Врангеля (его штаб-квартира находилась в Белграде - в Демских Карловцах) и, естественно, был очень -хорошо информирован. Но прежде чем обратиться к этим свидетельствам, взгляду с другой стороны, несколько слов о предыстории.

СЕКРЕТНЫЙ ПЛАН ДЗЕРЖИНСКОГО

Известно, что 1 января 1920 года у В.И.Ленина состоялась продолжительная беседа с Ф.Э.Дзержинским. До самого последнего времени, однако, оставалось тайной, о чем вели речь глава правительства и шеф грозного ведомства. Сейчас мы знаем, что именно во время этой беседы Ленин дал указание разработать секретный план нейтрализации контрреволюционных центров за рубежом.

Пожалуй, наибольшее беспокойство у Москвы вызывали эмигранты-монархисты. В 1921 году на так называемом Гейхенгальском съезде в Германии онип предприняли попытку объединения своих сил: избрали руководство - Высший монархический совет (ВМС) во главе с известным черносотенным лидером Е.Марковым - 2-м. В Москве, естественно, не желали соединения монархической идеологии с врангелевской армией, представляющей собой значительную боевую силу.

Но вернемся в кремлевский кабинет. Через четыре дня после разговора с главой правительства Дзержинский представил многоцелевой план действий. В числе других мер предлагалось взять побольше заложников из семей видных деятелей русской эмиграции, создать специальные отряды для нападения на ее лидеров, а главное - расширить операции с применением агентов-провокаторов. “Для выявления иностранных агентов на нашей территории, - предложил Дзержинский, - необходимо создать мнимые белогвардейские ассоциации”.

Провокация как метод борьбы с политическими противниками, прежде всего с революционным подпольем, довольно широко использовалась царской охраной.

Когда Ленин шел к власти, он заявлял, что, взяв ее, большевики полностью сломают старый государственный аппарат, не оставят камня на камне от всего того дурного, что он нес в себе. Все это было изложено, в частности, в его брошюре “Государство и революция”. Но жизнь быстро показала утопичность ленинских государственных планов. Очень скоро большевики оказались вынужденными управлять государством и страной в основном теми же методами, которыми они управлялись до революции. Поменялись лишь вывески. Был взят “на вооружение” и метод провокации, причем сфера его применения была значительно расширена.

Если департамент полиции для борьбы с революцией “насаждал” отдельные или небольшие группы провокаторов, то в ГПУ в целях выяснения планов эмигрантских организаций и парализации их деятельности начал в Советской России создавать мнимые “антисовесткие” партии и группы, которые должны были сыграть роль “подсадных уток”, привлечь к себе внимание белой эмиграции и поставить ее под свой контроль. Одной из таких крупнейших “монархических партий” стал созданный еще в 1921 году “Трест”.

ЭМИССАР ОТ “ТРЕСТА”

Как утверждает Чебышев, первая связь эмигрантов-монархистов с “трестовцами”, точнее с их официальным “назначенным” лидером А.Федоровым-Якушевым (бывший крупный царский чиновник, завербованный ГПУ), установилась летом 1922 г. в Ревеле (Таллине) через некоего белогвардейского офицера Артамонова. От Артамонова ниточка связи протянулась к “самому” Маркову-2-му, и, как пишет Чебышев, он “повел это дело” лично с ближайшими к нему сотрудниками. Реакция Маркова-2-го была вполне понятной: появление внутри России сильной монархической организации, кажется, открывало перед Высшим монархическим советом и монархической эмиграцией колоссальные возможноси.

В ноябре 1922 года в Париже проходил ворой монархический съезд. На нем обсуждался важный вопрос о возглавлении “монархического дела” бывшим верховным главнокомандующим, великим князем Николаем Николаевичем, дядей последнего царя. Марков-2-й, естественно, находился на съезде, и его информация о “Тресте”, по всей вероятности, оказала определенное влияние на позицию Николая Николаевича, до сих пор не торопившегося со своим “возглавлением”. Между тем прибывший в Берлин Федоров терпеливо дожидался возвращения Маркова-2-го и других делегатов съезда. На состоявшейся встрече Федоров детально ознакомил марковцев с “подпольной” работой “Треста”, демонстрируя приверженность самодержавию и правителю. На этой встрече решено было поддерживать постоянную связь.

Федоров еще несколько раз приезжал в Париж, встречался с видными монархистами, в том числе с великим князем Дмитрием Павловичем. Некоторые из них обратили внимание на то, что в беседах Федоров довольно настойчиво проводил мысли о том, что, несмотря на “взрывное” положение в России, недопустимо вмешательство в ее внутренние дела иностранцев и прежде всего интервентов. Только под влиянием Федорова, писал Чебышев, в “Еженедельнике ВМС” стали появляться статьи и заметки о “необходимости… сохранения в России… Советов”, но “очищенных от коммунистов и противонародной революционной накипи”. Федоров говорил, что “советские монархисты”, объединившиеся вокруг “Треста”, считают необходимым не только отказ эмиграции от иностранной интервенции, но и от связи с бывшими вождями белого движения как людьми, не миеющими политического престижа в Советской России. Он шел еще дальше, проводя “идеи о вреде террора, вредительства и т.п.”.

Чебышев свидетельствует, что лично Марков-2-й полностью доверял Федорову. Когда между Чебышевым и Марковым-2-м возник спор по поводу стремления ВМС навязать Врангелю “монархический лозунг”, Марков-2-й заявил: “Вы не знаете, что делается в России. Красная Армия требует монархического лозунга. Монархическое движение переходит в России в стихию злобы”. Мне стало ясно, писал Чебышев, это “осведомление получалось прямо от Федорова”…

Кнедрение “трестовца” Федорова в эмигрантские круги успешно продолжалось. Его “вывели” на одного из руководителей РОВса, генерала А.Кутепова, а через него в январе 1924 года на самого великого князя Николая Николаевича.

Уверенность Федорова в незыблемости своей “легенды” достигла такой степени, что он, по-видимому, решил начать крупную политическую интригу, целью которой должно было стать углубление раскола между двумя главными лидерами белой эмиграции - генералом Врангелем и великим князем Николаем Николаевичем. В эмигрантских кругах было известно об амбициях и претензиях того и другого на первую роль. Зимой 1925 года секретарь Врангеля Н.Котляровский привез Чебышеву в Белград (он уже был начальником гражданской части канцелярии Врангеля) бумаги от Врангеля, среди которых имеется и письмо от Федорова Врангелю. Содержание его было весьма примечательно. Федоров сетовал, что Врангель не принимает его (письмо было передано адресату через Климовича), а затем критиковал великого князя Николая Николаевича за некоторые его высказывания в интервью американскому журналу.

Чебышев утверждает, что это письмо рассеяло все его сомнения относительно Федорова и убедило, что он не кто иной, как советский провокатор. “Письмо свидетельствовало, - писал Чебышев, - насколько агент ГПУ глубоко влез в недра эмигрантских организаций. Он был как у себя дома, как на Лубянке, распоряжался эмиграцией, вел свою политику, стравливая руководителей между собой и посвящаясь в самые сокровенные тайны взаимоотношений”.

КТО ВОЗИЛ ПО РОССИИ ШУЛЬГИНА?

И все-таки осторожность и недоверие не покидали многих из “клиентов” Федорова-Якушева. Они не отказывались от мысли о зондаже и разведке. Осенью 1925 года разведывательную миссию взял на себя В.Шульгин - человек, известный не только всей русской эмиграции, но и всей “бывшей” России. До революции он был одним из наиболее ярких лидеров фракции националистов Государственной Думы, а после революции - один из идеологов белого движения.

У Шульгина был сын - Вениамин. Во время гражданской войны он служил в Марковском полку деникинской армии и во время отступления пропал без вести. Но в начале 20-х годов Шульгин получил сведения о том, что его сын жив, однако не в состоянии сам выбраться из России, так как находится в психиатрической лечебнице. Сведения эти поступили не от Федорова, но Шульгин решил обратиться за посредничеством к нему. Он твердо верил в “Трест” и в руководящую роль Фодорова в нем. Чебышев утверждает, что и он, и сам Врангель отговаривали Шульгина от этого рискованного путешествия, но безуспешно. Шульгин уехал из Демских Карловец в сентябре 1925 года, в декабре был уже в России, а к новому 1926 году прибыл в Москву.

Его не было до весны. В августе 1926 года гражданская канцелярия при Врагнеле была упразднена. Врангель переехал в Брюссель, а Чебышев - в Париж. Здесь в октябре 1926 года он встретился с Шульгиным, и тот на вопрос, убедился ли он в подлинности “Треста”, ответил утвердительно, хотя в голосе его на сей раз Чебышев почувствовал некоторую неуверенность. Он, по его словам, был уверен, что Шульгина “возило в Россию ГПУ”.

В конце 1926-го - начале 1927 года эмиграцию буквально потрясет ряд необъяснимых событий. Исчезнет помощник Кутепова, генерал Манцевич, составив странную записку, что кончает самоубийством, но так, чтобы “не было расходов на его погребение”. Затем пришло известие, что князь Павел Долгоруков, ушедший в Россию, был задержан там ГПУ. В феврале 1927 года бежал в Советскую Россию лидер студенческой эмиграции Беандер. Эмигрантские круги терзались подозрением: не является ли все это делом рук “Треста?

ПРИЗНАНИЕ ШТАУНИЦА-ОППЕРПУТА

Весной 1927 года подозрения наконец стали подтверждаться. В эмигрантских газетах стали появляться сообщения о ликвидации в Москве какой-то монархической организации, якобы сотрудничавшей с Кутеповым, о том, что выдал его некто Штауниц, он же Касаткин, он же Опперпут, он же Савельев - в мае 1927 года в гельсингфорской газете “Сегодня” появляется заметка “Советский Азеф”, в которой сообщается, что этот человек в свое время выдал ГПУ так называемую “таганцевскую группу”, затем савинковскую организацию. Но 17 мая того же 1927 года в “Сегодня” появилось письмо самого Штауница-Опперпута. Он признавал, что проживал в Москве, с марта 1922 года является секретным агентом контрразведывательного отдела ОГПУ, но свое участие в провале таганцевской и савинковской организации отрицал. Далее он писал, что мнимоконтрреволюционная организация “Трест” была создана в начале 1922 года сотрудниками ГПУ Кияковским, Стырне, Лонговым и др.

По утверждению Опперпута, именно “трестовцы” заманили в Россию атамана А.Тютюнника, Б.Савинкова, английского агента С.Рейли и др. Что касается Шульгина, то его выпустили из России, рассчитывая на то, что он будет содействовать сближению “Треста”; кроме того, в Москве рассчитывали, что написанная Шульгиным книга “Три столицы” станет пропагандой идеи ожидания эволюции и перерождения Советской власти, что поможет ослабить “активизм” белой эмиграции.

Сенсационные признания Опперпута произвели впечатление разорвавшейся бомбы. Выясняется, что он бывший офицер, после Октября работал у красных, вошел в отношения с Савинковым, когда тот собирал антисоветские силы в Польше. Опперпут попал в руки ГПУ, когда в 1921 г. нелегально переходил границу Польши, был “сломлен” и завербован. В ГПУ его познакомили с Федоровым-Якушевым, и обоих использовали в создании и деятельности “Треста”.

***

Таково примерно содержание серии обширных статей Н.Чебышева о “Тресте”, напечатанной в газете “Возрождение”. Конечно, в них, вероятно, немало неточного; много Чебышев просто не мог знать. Однако из них ясно, что, нанеся серьезные удары по эмигрантским организациям 20-х годов, деятельность “Треста” в то же время не могла остаться без тяжелых последствий и для его создателей. Предательство Опперпута вызвало сильнейшие подозрения и по отношению к другим участникам “трестовской” “легенды”. Многие из них были уничтожены: репрессированы или растреляны. Но это еще не все. “По некоторым данным, в “легенду” для придания ей большего авторитета на Западе были включены не только бывшие царские генералы и политики, но и видные представители Красной Армии и Советского государства. В связи с провалом “Треста” тяжелые подозрения коснулись и многих из них. Еще предстоит узнать, какую роль “Трест” сыграл в развертывании сталинско-ягодо-ежевских чисток в 30-х годах, в том страшном “большом терроре”. Политические провокации не проходят бесследно ни для их жертв, ни для их организаторов.

Генрих Иоффе,

доктор исторических наук.

Владислав Иванов.

Приморцы! Сегодня мы стоим перед выбором: оставаться заложниками антинародных реформ, проводимых Президентом и Правительством РФ, - или объединить свои ряды в борьбе за справедливость и достойную жизнь.

Безработица, многомесячные задержки зарплаты и социальных выплат, недоступность лечения, нищета, голод, правовой беспредел - все это ломает судьбы сотен тысяч приморских семей. Вопрос стоит так: жить или вымирать.

Окончательно потеряна вера приморцев в способность власти изменить жизнь к лучшему. Безработица за последний год выросла в 1,5 раза, долги по зарплате и пособиям достигли 1 трлн. рублей.

Неоднократные требования профсоюзов в адрес Президента и Правительства изменить курс реформ, восстановить попранные права и гарантии трудящихся игнорируются.

Координационный комитет призывает вас, уважаемые приморцы, 27 марта принять участие в общероссийской акции протеста профсоюзов - однодневной забастовке под лозунгом: “За труд, зарплату, социальные гарантии, отставку правительства!” и в общекраевом митинге, который состоится на центральной площади Владивостока в 11 часов.

Не одно поколение военных моряков, моряков торгового и технического флота, рыбаков и речников нашей страны считают песню “Раскинулось море широко” своей! Но эта песня любима и всем нашим народом. Она создана участником двух революций, гражданской войны, борцом за установление Советской власти на Украине, Федором Сидоровичем Предтечей, жившем в небольшом городке Чигирина, что в Черкасской области Украины.

…Шестнадцатилетним юношей начал плавать Федор Предтеча юнгой на небольшом паруснике, а затем он многие годы ходил на различных судах русского морского торгового флота нашей страны. Весной 1906 года Федор Предтеча работал на пароходе “Одесса”. Пароход выполнял рейсы с пассажирами и грузом зерна в индийские порты. Когда в одном из очередных рейсов пароход “Одесса” следовал в Красном море, на его палубу поднялся молодой кочегар Василий Гончаренко - земляк и приятель Федора. Увидев на пассажирской палубе закопченого и грязного кочегара, боцман закричал на него: “Вон отсюда, чумазый! Пугаешь благородную публику!” - и прогнал с палубы молодого кочегара в котельное отделение парохода. Через некоторое время судовой врач определил у Василия Гончаренко тепловой удар.

Под впечатлением трагической гибели Василия, Федор Пердтеча сочинил “Песню кочегара” (так назывался первый вариант песни “Раскинулось море широко”). По возвращении парохода “Одесса” домой Федор Пердтеча был с него списан на берег, как бунтовщик.

Песня на стихи Федора Предтеча, в основу мелодии которой был взят романс русского композитора А.Гурилева - “После битвы” - широко и быстро распространилась вначале в Одессе, а затем в других городах побережья Черного моря. А с прибытием Федора Предтечи на военную службу на Балтийский флот эта песня, уже получившая название “Раскинулось море широко”, стала популярной среди моряков, рыбаков, речников. Более того, она стала их своеобразным гимном, получила широкое признание и известность среди населения всей страны. Особенно хорошо и душевно пел ее Леонид Осипович Утесов.

Ну, а ветеран флота Федор Сидорович Предтеча скончался на 91-м году свой бурной жизни - 7 декабря 1975 года.

Н. ФИЛИПЕЦКИЙ.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ