Всегда свежие новости
 СУДА

Знаете ли вы, что:

- самой крупной породой кошек считается регдолл: вес самцов достигает 7-9 килограммов;

- самым тяжелым домашним котом был самец по кличке Химми. Вес его в десятилетнем возрасте составил 21,3 килограмма;

- рекордсменом по ловле мышей считается кошка по кличке Таузер. За свою жизнь она поймала 28899 мышей (по 3 мыши в день);

- больше всего котят (420 штук) произвела кошка по кличке Дасти;

- дольше всех прожил полосатый кот по кличке Пусс. Он успел отпраздновать 36-й год своего рождения;

- в 1950 году четырехмесячный котенок из Женевы вслед за группой альпинистов вскарабкался на вершину Маттерхон (Альпы) на высоту 4478 метров;

- домашняя кошка может прыгать в высоту до 3 метров, а в длину - до 5 метров. Спасаясь от преследования, развивает скорость до 20 километров в час и удерживает ее на коротких дистанциях;

- в Англии кошки являются “государственными служащими”. В знаменитом Британском музее, где сосредоточились богатейшие и уникальные коллекции произведений искусства, в штате охраны находятся 6 кошек. В их обязанности входит ловля мышей. В год каждый из “охранников” зарабатывает 50 фунтов стерлингов. Для того, чтобы отличать этих кошек от других, для них предусмотрена особая форма.

Интересно, получают ли зарплату русские кошки в Эрмитаже?

Е. ПОЛЫНОВ.

По сравнению с предвидениями русских ясновидцев меркнут даже пророчества Нострадамуса. Одним из таких забытых вещунов был Василий Немчин, выходец, из известного рода русских астрологов Немчиных. Родился он в Белоруссии, вблизи Полоцка, предположительно в 1376 г. в год возвращения кометы Галлея. О его личной судьбе неизвестно практически ничего. Зато сохранился исторический факт: он был личным врачом и астрологом у царя Василия II Иоанновича. Есть упоминания и о других “звездочетах” из этого рода - Иване и Михаиле.

Над своей книгой пророчеств Василий Немчин трудился около 30 лет. Написана она была в середине XV века, но сохранилась лишь в более поздних рукописных версиях примерно XVII века. Это очень объемный том, все предсказания Нострадамуса составят лишь 1/10 часть этой книги. Уступают они ей и в литературном отношении - книга написана величественным стилем пророчеств, изложенных почти рифмованной прозой.

В книге содержатся не только пророчества, но и серьезные философские выкладки. Василий Немчин был мыслителем, рассуждавшим о будущем России и мира в целом, наследником древнейших знаний Руси, восходящих еще к “кощунам” - пророческим книгам славян. Ему являлись откровения, изучение небесных светил “повергло его в священный трепет”, ему “открывались картины и Ангел Небесный перстом писал на небе, и на облаках были картины грядущих событий”. Но, как писал сам Василий Немчин, все эти видения ему пришлось проверять при помощи строгой науки - астрологии, дабы отличить ангельские видения от дьявольских козней.

Умение различать свет и тьму делает предсказания русского астролога еще более ценными для его потомков, тем более, что практически все его предсказания пока сбылись.

В XVI веке, по мнению Немчина, должен был появиться “государь-упырь”, кровопийца, у которого начало будет как у Великого воина, а окончание плачевно - как у одержимого бесами детоубийцы. Кровавый вампир превратит страну в пустыню”. Не трудно угадать в этом образе Ивана IV.

Потом на Руси возникает “новая династия, которой суждено существовать около трех веков”. “Четвертый государь из этой династии” будет “подобен ликом коту” и “в нем будет бороться Бог с Дьяволом. Величие и бесовские дела произведет он. Великую загадку задаст он своим потомкам”.

“Бабьим царством”, с которым будут связаны “и процветание и упадок для Руси” называет Василий Немчин следующий период. Ведь, начиная с “царя-кота”, поколеблется вера православная, в храмы “войдет бесовщина”.

Было сказано пророком и о “карлике-самозванце” - Наполеоне, войне с ним и “злокозненных бесовских делах” в течение целого столетия после этого. Помните, декабристы разбудили Герцена, тот ударил в “Колокол”?.. В результате, в начале XX века, “страшная” будет “работа бесовская, Царство поколеблется… царь будет обречен в жертву”. Далее упоминается о “страшной бесовской силе, которая возникает под красными стягами” и “силы небесные будут с ужасом обозревать эти события”.

Но как бы там ни было, есть у Немчина и предсказания о “бегстве бесов” с нашей территории. Ведь, хотя он и православный человек, но постоянно упоминает о древних корнях и говорит о том, что в будущем они обязательно возродятся, и “предки, спящие в гробах, воскреснут”.

Безусловно, заинтересует нас и то, что писал великий провидец о нашем времени. Вот его предсказания.

От “великого обновления” в XXI веке, после “семи десятков лет мерзости и запустения” бесы побегут с Руси. Последнее, седьмое 15-летие этого века будет самым страшным, особенно “первые 3 года кошмара… безверия и поисков” (время “полета над пропастью”). “Бесы будут править Русью, но под другими стягами”, и под видом восстановления древнего величия будут уничтожать то последнее, что осталось. Однако все, кто будут рваться к власти, “безнадежно разобьются о медвежью голову и лапы”, в которых воплотится “дух предков российских”.

Что же будет с властью? За нее, после ухода “великана” будут бороться и сменять друг друга “несколько тиранов”. Правитель “наполовину лысый и наполовину волосатый”, “карлик с черным лицом”, что принесет многие бедствия. На время вернется “меченый”, а потом появится некий “шлемоносец” (военный), “златовласая жена” и, наконец, в XXI веке “великий Гончар”, которому суждено “долгое и блаженное правление” и с которым Немчин связывает новую монархию.

В это время на юге будет бушевать “война креста с полумесяцем”, в которую вмешаются “черные”. Она закончится “победным шествием франкского государя и двух северных вождей”. Причем, восстановление монархии у франков примерно совпадет с восстановлением ее у нас: 2005 г. - “великая радость - возвращение короны”, а затем и “принятие под корону” всего “большого дерева”. “Три ветви (русская, белорусская и украинская) сольются воедино и будет единое дерево”. Произойдет объединение 15 вождей, которые создадут новую державу.

“Да!” - убежден директор международного Института коньюнктуры и прогнозирования, член экономического совета администрации Владивостока, д.э.н., профессор А.П.ЛАТКИН. Он первым в России создал свой, частный научно-исследовательский институт. Дерзко? Еще как! Но самое интересное, что его детище процветает, приносит огромную пользу краю. И вот о деятельности института, о круге интересов ученого, о проблемах Приморья мы и беседуем.

- Александр Павлович, я знаю, что вы много занимались (и занимаетесь) проблемами рыбной промышленности региона. Что конкретно интересовало вас и ваш институт?

- Вот уже два года по заданию комитета по рыбной промышленности администрации края мы ведем крупный проект по оценке процессов приватизации на рыбацких предприятиях. Честно говоря, я сам инициировал этот проект, много им занимаюсь, но - скажу прямо - с тяжелым сердцем оцениваю итоги. Именно в рыбной промышленности почти с самого начала приватизация обрела полукриминальный характер. Достаточно вспомнить “Приморрыбпром”, “Востоктрансфлот”, который, кстати, только сейчас пытается выйти из-под опеки криминала. А возьмите бывший колхоз “Рыбак” Хасанского района, Дальневосточную базу флота, или такое прекрасное еще не так давно предприятие, как база сейнерного флота в Южно-Морском. Очень там все сложно, трудно и, конечно же, страдают люди, рыбаки и жители прибрежных поселков.

Но не менее сложно и на вполне респектабельных предприятиях, таких, как “ВБТРФ” и даже “Дальморепродукт”. Я вот вложил три своих ваучера в одну крупную рыбацкую компанию, приобрел несколько ее акций - и что? За все эти годы - ноль дивидендов. Также и с сотней других людей. Они приобрели акции вполне доходных рыбацких предприятий, а эти ценные бумаги фактически оказались фантиками, пустыми бумажками.

- Это так. О дивидендах в рыбацких компаниях и речи нет. А потому люди и не держатся за свои акции.

- Вот именно! Прибавьте к этому факту еще и постоянные долги предприятий своим работникам, их тяжелейшее материальное положение. И станет понятно, почему подавляющее большинство людей сбыло свои акции тем, кто хоть что-то давал за эти фантики. Так они попадали в самые разные руки - иностранцам, людям нечестным, случайным. И к власти на рыбацких предприятиях приходили не профессиональные рыбаки или управленцы, а совсем другие люди. В основном те, кто заботился прежде всего о своих интересах. Результат очевиден: на большинстве предприятий введено внешнее управление, а где его еще нет, тоже очень трудно.

Одна из немногих, кто еще держится, это холдинговая компания “Дальморепродукт”, где приватизация была проведена более грамотно. Но смотрите, и ей ведь тяжело! Придавили налоги и поборы. В отличие от многих других, так сказать, “теневых” предприятий, ДМП открыто, оно - на виду. И естественно, компанию легче придушить колоссальными налогами. Что и успешно делается.

- Александр Павлович, исследованиями в области приватизации ваш институт и вы лично, вероятно, не ограничивались?

- Разумеется, нет. Это лишь один, но очень серьезный аспект нашей работы. А вот - следующий, но также тесно связанный с проблемами приватизации.

Минувшим летом группой из 4-5 человек мы внимательно отслеживали социально-экономические процессы, идущие в восьми рыбацких поселках Приморского края. Это исследование нам также заказал комитет по рыбной промышленности администрации Приморского края. Создался довольно объемный том, где по каждому из этих восьми поселков была отдельная глава. Мы оценивали ситуацию, выясняли, что было, как обстоит дело сегодня, какие перспективы имеют, допустим, поселки Нерпа или Светлая, на что следует обратить внимание, какие приоритеты предпочтительнее. Выясняли уровень занятости населения рыбацких поселков, возможности социальной защиты людей и многое, многое другое.

- Понимаю, что это большой и отдельный разговор, но все же: какие главные впечатления на вас произвели эти восемь прибрежных поселков?

- Пожалуй, главное - это то, что людям в них живется очень трудно.

- Несмотря на богатое море и дивную красоту тех мест? Я же бывал почти во всех этих рыбацких поселках.

- Да, даже несмотря на это. Жизненный уровень там ниже общекраевого. Люди кормятся в основном со своих приусадебных участков и тем, что им дает, как вы говорите, “богатое море”. Но самое печальное, что в большинстве случаев администрация поселков и тем более - районов не очень-то и сознает это. И потому не видит выхода из кризиса, просто не ищет этот выход. Основная наша задача была подсказать эти выходы, дать тысячам людей реальные шансы улучшить жизнь. И вот восемь таких программ по преодолению кризиса мы защитили. С нашими рекомендациями согласились. Но ключевой вопрос СОБСТВЕННОСТИ, к сожалению, остался, он еще не решен. И в ближайшее время не решится.

- Поясните, пожалуйста, Александр Павлович.

- Ну вот вам два примера. Четко не решено, кто подлинный хозяин, допустим, на рыбозаводе в поселке Валентин. Там сейчас работает 400 человек, в поселке живет две тысячи. Придет новый хозяин, скажет: “Мне не нужны на заводе 400 человек, хватит и сотни!” А куда деться остальным? В поселке-то нет для них работы.

Или такой вариант. Покупает какой-то богатый “новый русский” рыбозавод на острове Попова, но возиться с рыбопродукцией ему невыгодно или неохота, он строит на острове международный курорт. Что в этом случае делать сотням рыбаков? И таких примеров множество, потому что вопрос собствености у нас не решен. Надежды на арбитражные суды эфемерны. Получается не очень радостная картина, но никто ничего пока сделать не может. Но вот изучить эти процессы, тщательно в них разобраться, снабдить людей своими рекомендациями, считаю, важной задачей ученых.

- Я согласен, что изучение жизни в рыбацких поселках очень серьезное направление вашей деятельности. Надеюсь, оно будет продолжено. Но ведь и этим не ограничивается круг ваших интересов.

- Следующее важнейшее направление работы нашего института это разработка рекомендаций по снижению дотационности районов Приморского края. Как их вытащить из пучины долгов? Как и за счет чего сделать рентабельными? Знаете, я просто заболел этой проблемой и решил создать модель бездотационного района, где бы учитывались абсолютно все факторы. Что давало доход раньше, что может принести прибыль завтра, на что следует обратить внимание администрации сегодня, где следует искать инвестиции и на что именно их использовать? Интереснейшие моменты открывались, порой, совершенно неожиданные и для меня, и для руководителей районного масштаба. Они подчас и не сознают, что находятся на бочке с золотом. И надо только чуть-чуть пошевелить мозгами, чтобы эта бочка открылась.

- Меня это тоже увлекает. Но, пожалуйста, парочку примеров, чтобы и читатели поняли, как это важно для районов, для края?

- Всех нас тревожит, думаю, почему в нашем морском, пограничном крае лишь два города - Владивосток и Находка - бездотационны? Почему с протянутой рукой стоят такие уникальные районы, как Пограничный, за которым огромный Китай? Или Кировский, где расположились знаменитые на всю страну курорты? И вот, тщательно изучив ситуацию, мы предложили создать в Пограничном районе таможенную зону свободной торговли, придать ему, району, геополитическое развитие. В двух шагах - Китай. Так пусть в Гродеково едут со всей страны торговцы и предприниматели - район же расцветет. Будут возникать гостиницы, рестораны, пойдет стройка, создадутся рынки, базы. В администрации района засомневались: “Зона? Это значит колючая проволока?” Удивились и в таможне: “Такого режима нет в наших законах, в таможенном Кодексе, хотя идея и интересная”.

Согласен, в законах еще такого у нас нет, хотя в других странах такие зоны свободной торговли имеются и люди там преуспевают. Так давайте пробивать необходимые законы в Государственной Думе, в правительстве, искать пути решения проблемы на местном уровне. Все может преобразиться, если мы не будем сидеть сложа руки.

Мы плотно работаем и с Кировским районом, создавая для него модель бездотационной территории. Очень интересная и полезная работа. Мы предложили администрации создать в Шмаковке свободную зону для курортов этого замечетельного района. Идея понравилась, но все опять-таки уперлось в проблему собственности. Дело в том, что часть лучших курортов скуплена российскими банками, у администрации нет акций этих курортов, и, соответственно, и интерес к курортам невелик.

- А какие еще районы обращались в ваш институт? Кого еще волнует эта проблема: как стать бездотационным?

- Мне очень нравится заинтересованность администрации Михайловского района в решении этой проблемы. Мы работаем в тесном сотрудничестве с ней, и вырисовывается любопытное ее решение. Тут будет и Павловский угольный разрез, и сельское хозяйство, и лес на севере района. Обращались ко мне Партизанск и Чугуевский район, а также порт Зарубино. Большинство наших районов и само угнетено своей ролью извечного просителя, но понимание того, что их вотчины могут преобразиться, приходит не к каждому.

- Занимается ли институт более мелкими, но от этого не менее важными проектами? Ну, например, создание бизнес-планов для отдельных предприятий. Или маркетинговые исследования для них?

- Всенепременно! Мы не считаем, что глобальные проекты по судьбам районов должны заслонять проблемы отдельных предприятий или территорий. Так, мы сделали серьезную работу для известного, думаю, всем приморцам предприятия “Скит” (вода “Монастырская” и ее производные). Продукция “Скита” популярна в крае и за его пределами. Но у компании есть очень сильные конкуренты. И в своих рекомендациях мы постарались помочь “Скиту” их переиграть. То есть показали, как и за счет чего это можно сделать.

Еще одну серьезную работу нам заказала Дальневосточная рыболовная компания, базирующаяся в Находке. Ее волнует проблема эффективности прибрежного рыболовства. Думаю, месяцев шесть уйдет на проработку этого проекта. Всего же мы сделали пять бизнес-планов и многие еще в работе. Портфель заказов нашего института забит. Так что, полагаю, мы точно угадали, что сегодня необходимо приморским предприятиям, районам, городам, чтобы динамичнее войти в рынок. И прочно в нем удержаться.

Мы говорили с Александром Павловичем еще о многих проблемах. И я с радостью видел его неподдельный интерес к тому, чтобы как-то помочь приморцам. Чтобы, опираясь на науку, найти выход из кризиса. А в конечном счете, чтобы улучшить жизнь тысяч людей. Он твердо убежден, что это можно сделать. И он это делает.

Беседу вел С. ШТЕЙНБЕРГ.

В конце прошлого года Президиум Приморского крайкома профсоюза рыбаков принял постановление о защите прав членов профсоюза, проживающих во Владивостоке. Поддержав практические шаги мэрии по улучшению состояния автодорог, строительству подземных переходов и транспортных развязок, президиум, однако счел необходимым отметить и те недостатки в работе городского руководства, которые ущемляют права и законные интересы тружеников моря, проживающих в приморской столице.

После введения бесплатного проезда в трамваях и троллейбусах одновременно была вдвое увеличена стоимость проезда в городских автобусах. Это особенно сильно ударило по жителям Первомайского района Владивостока, традиционно считающегося рыбацким. Для многих из них автобус - единственное средство добраться до работы в центре города и вернуться вечером домой. К тому же морской общественный транспорт, доставляющий прежде людей с мыса Чуркина в город и обратно, из-за разногласий руководства компании “Владморпас”, осуществляющей морские перевозки пассажиров по пяти направлениям, с мэрией оказался на приколе.

По сообщениям прессы городская администрация прорабатывает планы ликвидации во Владивостоке трамвайного сообщения и замены трамваев автобусами. В условиях, когда краевой центр буквально задыхается от автомобильных выхлопов, идея отказаться от экологически чистого электротранспорта выглядит довольно абсурдной и бессмысленной. Да и с точки зрения вместимости трамваи имеют неоспоримое преимущество перед автобусами, которые на сегодня изношены более чем на 70 процентов.

Нельзя обойти молчанием и тот факт, что за последнее время резко снизилась скорость движения трамваев из-за помех автотранспорта, вследствие чего люди опаздывают на работу, нервничают и получают стрессовые нагрузки на целый рабочий день.

В этой связи краевой комитет рыбацкого профсоюза предложил мэру Владивостока В.Черепкову не разрушать сложившуюся систему городского автобусного хозяйства и оставить существовавшие ранее проездные тарифы в размере одной тысячи рублей. В соответствии со статьей 42 Конституции РФ о праве каждого на благоприятную окружающую среду, а также учитывая социальные последствия, отказаться от замысла ликвидации трамвайных перевозок, не разрушать того, что создано. Осуществить тоннельную стыковку трамвайных путей 5-го и 7-го маршрутов в районе их конечных остановок, что позволит сделать оба маршрута взаимозаменяемыми. Потребовать от органов ГАИ жесткого контроля за движением автотранспорта по трамвайным путям. Восстановить нормальную работу светофоров в городе и нанести надлежащую дорожную разметку. Краевой прокуратуре предложено потребовать строгого наказания лиц, виновных в срыве морских пассажирских перевозок во Владивостоке.

От редакции.

Ответ мэрии на поставление озадачил. “С точки зрения экологии, - утверждает в своем письме начальник отдела планирования развития перевозок и транспортных сетей А.Мороз, - трамвай тоже не самый лучший вид транспорта”. Вот его аргументы, достойные по меньшей мере Нобелевской премии: “при остановке трамвая останавливается весь подвижной состав (надо полагать, автомобили - ред.), продолжая выпускать выхлопные газы, в то время как при движении концентрация уменьшается. При встречном движении двух спаренных вагонов создается вибрация почвы, которая достигает 6-7 баллов по шкале Рихтера. Контактный провод в соприкосновении с контактной штангой создает электромагнитные волны, которые действуют на кору головного мозга”.

Умри, Энштейн, лучше не скажешь! Остается только удивляться, как мы до сих пор не сошли с ума, а Владивосток по вине трамваев не постигла печальная участь Спитака. Хорошо хоть генеральным планом застройки города, утвержденным Советом Министром (каким, где, когда? - ред.) и потому не могущим без его ведома быть отмененным, предусмотрена ликвидация этой страшной экологической бомбы на колесах, а то бы быть беде. Спасибо мэрии родной, отвратившей от нас вселенскую катастрофу!

Ну а со светофорами и того проще: они “выходят из строя из-за отключений электроэнергии, так как сгорают электронные реле, управляющие ими, а они являются большим дефицитом”. Насчет дефицита мы, конечно, не спорим - чего-чего, а этого добра у наших властей навалом. Какого именно - уточнять не станем, горожане в том и сами разберутся.

Сегодня в гостях у “Рыбака Приморья” человек, имя которого хорошо известно не только приморцам - главный режиссер и художественный руководитель драматического театра имени Горького Ефим Семенович Звеняцкий. Личность неординарная, сильная, творческая, ориентированная на духовное созидание. А потому, уверены, наш собеседник небезынтересен читателю, который и в нелегкое нынешнее время жив не хлебом единым. Каждый из нас, согласитесь, надеется на лучшее, согревая свою душу и сердца близких добром, любовью, радуясь улыбкам детей.

Звеняцкий знает, как подарить ребенку смех и разгладить морщинки усталости на лице взрослого. Ведь театр, это, если хотите, хранитель сказок и небылиц, маг и волшебник, на сцене которого оживают чудеса.

По достоинству оценили мастерство владивостокских артистов и на прошлогоднем фестивале театров в Париже, где драматическому горьковскому была вручена Золотая пальма как одному из лучших коллективов России. В том же, 1997, театр удостоен звания академического. “Титул” этот, кстати, венчает лишь 20 из 450 отечественных театров, что говорит о многом.

Ефим Семенович Звеняцкий в театре 30 лет, 15 из них он - художественный руководитель и главный режиссер. А еще Мастер своего дела.

- Ефим Семенович, откройте секрет, как удалось театру не только выжить, несмотря ни на что, но и стать одним из лучших в России?

- Мы сохранили свои традиции, уровень театра, потому и получили звание академического. А это говорит о том, что театр - на плаву. Действительно, сегодня очень непростое время. Но театр всегда был учреждением, требующим малого участия в своей жизни властных структур. Вы знаете, что культура у нас в стране издавна финансируется по остаточному принципу. И мы научились из этого “ничего” ставить спектакли и радовать зрителя. Мирясь вместе с тем с мизерной зарплатой артиста, которая, поверьте, гораздо ниже, чем зарплата любого другого труженика государства российского.

Артист богат другими, нематериальными ценностями. И мы бережем наше богатство - традиции, которые охраняют театр от упадка и забвения. Это поколение режиссуры Басина, Табачникова, Чернышева, предшествующее моему вхождению в театр. Это артисты, украшение, гордость земли российской и приморской - Присяжнюк, Мялк, Антошенко, Колофизин, Никитин. Театр всегда славился сильной актерской труппой. Сила наша, крепость в артистах, они были, есть и будут. Это люди, которые не гнутся, потому что у них есть театр, ставший их верой и религией. Эту силу души поколебать очень трудно. Тем паче, когда у руля стоят люди, владеющие великим даром артиста. Я говорю об учениках Станиславского, доносивших до приморского зрителя светлые идеи глубинного русского психологического театра. И даже времена конъюнктуры и “соцспектаклей” не могли затмить глубину Чехова, Толстого, Достоевского. Артисты пытались не лгать зрителю, не осквернять храм искусства обманом. Театр смог это сделать.

- Нынче модно говорить о спонсорской помощи. Поддерживают ли сегодня состоятельные люди театральное искусство? Есть ли еще на Руси меценаты?

- Спонсоры, меценаты - это легенда. Во всяком случае, во Владивостоке я таковых не встречал. Люди не хотят вкладывать деньги в культуру, так как все, что не может принести реальные дивиденды, богатых не интересует. Они думают - это все призрачно, полагая, что состояние, дорогие часы и автомобиль “Мерседес” компенсирует им утрату духовных начал собственных детишек. Для таких поездка на Гавайи становится смыслом жизни. Наверно, этим благополучием нужно насытиться, обожраться. И может быть, только потом, со временем, люди осознают, что есть кукольный, детский, подростковый театр, а Грин и Катаев - не просто дань школьной программе.

Поэтому позвольте на эту тему больше не говорить. Театр никому ничего не должен, ни от кого не зависит, а артисты живут, как и любой гражданин российский. Если есть возможность, покупаем молоко и хлеб, нет - едим картошку и запиваем ее водой. И все же для зрителя театр всегда должен оставаться легендой, мифом, тайной. И она живет здесь, эта тайна, вот уже на протяжении пятнадцати лет.

Конечно, по мере сил мы стараемся для своих артистов создать человеческие условия. Чтобы они не подохли с голода и выжили в этом замороженном городе, чтобы могли на спектаклях отогреть замороженные людские души. А то, что живет артист трудно, для зрителя не новость, мы с ним на равных. Как говорится, бедный бедного разумеет. Да, мы бедные, но не нищие.

- Владивостокский театр - это, можно сказать, театральное лицо России в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Об этом свидетельствуют гастроли театра в Японии, США и других странах мира. Что дают эти поездки, оправдались ли ваши ожидания как главного режиссера?

- Оправдались. Прежде всего мы вынесли из этих поездок то, что лучше российского театра и зрителя нет. Мы остались горды тем, что не эмигрировали, не сбежали, не предали ни Россию, ни друг друга. Да, мы живем плохо, в отличие от заграницы, но у нас есть бесценное культурное наследие, которое увы, “доедает” родное отечество.

Многое осознаешь, посещая цивилизованные страны. Там люди ходят в картинные галереи, посещают оперу, слушают симфоническую музыку, а здесь мы или не хотим, или не можем себе этого “разрешить”, оставляя заботу о душе на “потом”.

Конечно, такие поездки приносят не только интересные наблюдения. Они позволяют артистам поправить свое материальное положение. Спасибо первооткрывателю театральных маршрутов Юрию Григорьевичу Диденко, именно он в свое время помог артистам выехать за рубеж.

Но, без сомнения, самый большой плюс гастролей - контакты с коллегами. Хотя раньше, отмечу, капиталисты с благоговением относились к дружбе с российскими деятелями искусства. Теперь все не так. Но служители театра не подвластны подобной смене настроения. Язык театра - эсперанто, и, в какую бы страну мы не приехали, нас всегда ждет теплый прием. У театра сложились прекрасные отношения с артистами Японии, Америки, Сан-Франциско. В Европе с удовольствием смотрят Иванова, Бабеля, Тургенева. Во время недавней поездки в штаты зал рукоплескал русской пьесе “Месяц в деревне”. Скоро мы покажем американскому зрителю “Сон в летнюю ночь” Шекспира. Грустно только одно, то, что мы позволяем иностранным державам разговаривать с нами свысока. Меня оскорбляет то, что россияне - попрошайки.

- Недавно в гостинице “Экватор” состоялось региональное совещание по театральной политике, организованное Министерством культуры Российской Федерации. Чего, на ваш взгляд, можно ждать театру от государства?

- Ничего. Увы, но сегодня Министерство культуры не занимается финансированием театров, канули в лету гастрольные совещания и многое другое. Москва практически бросила нас на произвол судьбы. Бремя забот о культуре легло на плечи руководителей края, которые не знают, как укрыть всех обездоленных “лоскутным одеялом” скудного бюджета.

Нет у меня надежды на наше правительство еще и потому, что я не вижу перспективы лучшей материальной жизни россиян. Верить же обещаниям власть имущих, сами знаете, не стоит. Двадцать лет назад нам пророчили коммунизм. К чему пришла страна - рассказывать не нужно. Полагаю, что лет через 50 люди у нас будут все-таки жить хорошо. Но я хочу полноценно жить сегодня, сейчас в этом городе, в моем доме, с моим театром и зрителем.

А прошедшее совещание, на мой взгляд, это пустая трата времени. Ведь там, где ничего не положено, нечего взять. Мы сами должны сделать все для того, чтобы театр во Владивостоке был. Как - пусть это зрителя не беспокоит, мы сбережем для него магическую ауру театра. Это главное наше стремление, благодаря которому, наверное, мы, как говорил Брюсов, умудряемся “валяясь в грязи, видеть звезды”.

- Ваша точка зрения на состояние культуры в крае. К сожалению, телевидение и средства массовой информации ныне не могут дать человеку необходимой духовной пищи. Но дух россиянина не сломлен, возможно, еще и потому, что служители искусства не выходят на митинги протеста к “белому дому”. Это ваша позиция?

- Да, артисты, как бы им ни было тяжело, не бастуют. И я знаю, почему: вопреки материальным трудностям, мы стараемся, чтобы огонек настроения приморцев не погас. Артист должен сказать зрителю - есть высшие духовные ценности, озаряющие вашу жизнь, возрождающие веру. Считаю, мы не имеем морального права устраивать забастовки.

Я понимаю и поддерживаю людей, доведенных до отчаяния, но есть и обратная сторона медали. Надо пытаться как-то изменить свою жизнь. Перестать молчать, пить водку, наконец, просто взять и сводить ребенка в цирк.

Когда-то очень давно, в Ленинграде, мне рассказали прелюбопытную историю, если хотите - легенду. Представьте блокадный Ленинград, голод, холодную комнату. И в ней обреченный человек, интеллектуал и умница, читает книгу о вкусной и здоровой пище. Это помогло ему выжить.

Вспомнил я эту историю неслучайно. Театр сегодня - та соломинка, которая помогает выбраться из болота жизненных тягот. Мы пробуждаем в людях такие чувства, как стыд, совесть, добродетель, гуманность. Театр владеет этим даром. Великий Щепкин в свое время сказал замечательные слова: “Театр - это храм, а сцена в нем - алтарь, священнодействуй или убирайся вон”. Мне думается, театр поныне посещаем потому, что мы пытаемся возродить кодекс чести российского гражданина.

- Еще несколько лет назад театральные труппы были частыми гостями на рыбацких судах. Радуют ли артисты моряков сегодня? Какие из прежних форм работы прижились в рыночных условиях?

- Читатели “Рыбака Приморья”, конечно же, помнят, те времена, когда артисты встречались с рыбаками на промысле. Уверен, добрая память эта рождает на лицах светлые улыбки. Были интересные встречи, спектакли, вечера… Но сегодня такой возможности нет. Раньше были дееспособные профсоюзные комитеты, которые могли потратить деньги и пригласить артистов на борт плавбазы, экипаж которой полгода не видел берега.

Сегодня все зависит от капитана. Он может, заработав какие-то “лишние” деньги, отдать их экипажу либо пригласить тех же артистов. Конечно, и одеться моряку нужно, и подарки домой привезти. Что важнее? Все нужно. Понятно, все вынуждены трудиться, чтобы в первую очередь заработать, но стоит еще помнить о том, что твоей семье, близким необходимо дать что-то большее. И это большее - встреча с искусством.

Интервью взяла

Е. ПОЛЕНОК.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com