Всегда свежие новости
 СУДА

ОБЪЯВЛЯЕТ НАБОР

на заочные подготовительные курсы для поступления на все специальности университета дневной и заочной форм обучения. Выпускники курсов пользуются льготами при поступлении в университет, предусмотренными Правилами приема.

По вопросам зачисления на курсы обращаться по адресу:

690600, г.Владивосток, ул.Луговая, 52-Б, Дальрыбвтуз Центр довузовской подготовки

Наш телефон: 516-123.

Ботаники называют его “свободно-ягодник ключий”, а в народе за то, что его побеги густо усеяны острыми, тонкими шипами, - “чертов куст” или “нетронник”, а за то, что плоды имеют жгучий вкус, - “дикий перец”.

Свободноягодником это растение названо не случайно: такое определение характеризует плоды, сидящие на длинных плодоножках отдельно (свободно) друг от друга в шаровидных зонтиках.

Полезные свойства элеутерококка в течение многих столетий оставались незамеченными народной медициной Дальнего Востока и Сибири. Он был открыт для медицины научными исследованиями и оказался одним из интереснейших растений в семействе аралиевых: по своему действию элеутерококк оказался похож на женьшень. Несмотря на родственные отношения, элеутерококк никогда не соседствует со своим знатным сородичем - корнем жизни. “Они, как два могущественных, но враждующих брата, избегают встреч”, - писал исследователь Уссурийской тайги В.К.Арсеньев.

Лекарственное сырье - это корни и корневища элеутерококка. Они содержат гликозиды, смолы, жирные масла и полисахариды. Препараты, изготовленные из сырья, обладают стимулирующим свойством: повышают работоспособность и сопротивляемость организма, улучшают самочувствие, регулируют кровяное давление.

Элеутерококк широко используется в парфюмерном производстве - готовят питательные, тонизирующие кремы для любой кожи, которые сохраняют ее эластичной, нежной и бархатистой. Жидкий экстракт, отвар сырья используют в косметике как тонизирующее средство, действующее подобно препаратам женьшеня. Настой листьев, веточек и отвар корней используют для роста волос.

Сбор сырья производят только осенью, со второй половины сентября, так как именно в это время корни обладают наибольшей биологической активностью. Берут корни только взрослых, хорошо развитых растений. Сушить их рекомендуется при температуре 50-60 градусов.

Собрав несколько растений от щедрот дальневосточной природы, вы обретете источник красоты и здоровья.

Т. ЧЕЛПАНОВА,

инструктор краевого центра медицинской профилактики.

Комментарий к постановлению Госдумы президента ОАО “Дальрыба” Юрия Ивановича МОСКАЛЬЦОВА:

- Постановление Государственной Думы, родившееся 18 сентября, является продолжением разговора на бассейновых конференциях рыбной отрасли и состоявшегося в Москве съезда рыбаков, где в решении первым пунктом было означено: необходимо создание единого самостоятельного федерального органа - Министерства или Комитета по рыболовству. За годы, когда шесть или семь раз наша рыбная отрасль подвергалась реорганизации, она скатилась до департамента по рыболовству при Минсельхозпроде. Потеряла престиж в руководстве. С нею перестали считаться, особенно заграницей.

Новый документ Думы носит рекомендательный характер - Президенту, а также Правительству РФ воссоздать федеральный орган. Я считаю: это сделано очень правильно. Ведь на прошедшем в июне съезде присутствовали и члены Совета Федерации, и депутаты Госдумы; и они тогда были озабочены положением, которое складывалось в рыбной отрасли. Спасибо великое - инициаторам группы за то, что продвинули идеи съезда на новую ступень. Мне кажется, что создание такого органа позволит восстановить утерянный престиж России как мировой рыболовной державы. Создание такого органа позволит новому руководству решать в соответствующих инстанциях все проблемы по защите интересов рыбаков России, которые в отличие от других предприятий еще живут, работают, но по ряду субъективных и объективных причин находятся в тяжелейшем финансовом положении.

Полагаю, руководство страны в лице вице-премьера Евгения Примакова и команды, которую он формирует - а приходят люди зрелые, которые будут взвешенно подходить к решению всех проблем - рассмотрят положительно создание федерального органа рыбаков - Министерства с соответствующими функциями. Это позволит наладить управление биоресурсами и вообще всем рыбным хозяйством. За счет чего? Элементарно простой механизм. Многие хозяйства Дальнего Востока, Северного бассейна да и другие предприятия рыбохозяйственного комплекса страны 90% задолжали в бюджет. Почему бы нельзя Правительству принять Постановление о частичном погашении задолженности предприятий бюджету и забрать у них некоторый пакет акций и через соответствующее Постановление о фонде имущества передать его Министерству рыболовства? Получив пакет от 20 до 30, а то и 50% (почти контрольный), оно сможет принимать самое активное участие в управлении производством, формировать кадровую политику на местах. Ведь не секрет: у руля многих нынешних предприятий находятся малокомпетентные люди, не проявляющие заботы о перспективах развития отрасли.

Но главное - пора бы развернуться нам лицом к россиянам в плане обеспечения их рыбопродукцией. При встречах руководителю рыбной отрасли любого ранга задается один вопрос: а почему не поступают рыбные товары в Россию? Ответ их тоже однозначен - платежи. Неплатежеспособны российские предприятия, которым отгружается продукция. Но надо и тут искать пути решения проблемы. Они пролегают через реанимацию предприятий “Росрыбпромсбыта”, которые еще живы, но стали настолько маломощными, что едва теплятся. Взять хотя бы наш “Дальрыбсбыт”, через который в недалеком прошлом переваливалось более 2 млн. тонн рыбопродукции и консервов. А сейчас проходит не более 100 тысяч тонн. В основном предприятия насоздавали мелкие конторы и системы сбыта - сами торгуют продукцией по всей России. Большинство же гонят ее за рубеж. Взять прошедший год. Бассейны произвели 1 млн. 300 тысяч тонн продукции. Из этого количества миллион тонн ушел за рубеж. Почему бы их не развернуть на Россию? Для этого надо создать соответствующие условия для рыбаков. Реанимация “Росрыбпромсбыта” может быть произведена за счет выделения ему льготного кредита, который он бы распределял по соответствующей системе; и эта система, забирая рыбу по договорам, своевременно оплачивала продукцию рыбакам. Государство бы только выиграло - россияне получат рыбу, а бюджет получит свыше 5 млрд. новых, деноминированных рублей за счет поворота продукции на Россию и взимания налога на добавленную стоимость - НДС. Сейчас же механизм таков: продукция, идущая на экспорт, НДС вообще не облагается. А облагается лишь небольшая толика - та, что идет в Россию. Выгода обоюдная - предприятию не надо тратить усилий на поиски покупателя - есть четкая система, как раньше была, - и оно будет заботиться больше о производстве. Россиянин получит дешевую продукцию. А государство в бюджет - сумму, которой он постоянно лишался - 5 триллионов старых рублей! Правительство сегодня ищет один триллион, чтобы заткнуть дырку. А здесь трудов особых не надо - лишь повернуть рыбопоток в Россию, создать некоторые условия, может быть, тарифы пересмотреть в сторону снижения.

Далее - рыба попадает в розницу. Миллион тонн ложится на прилавок. Продукция начинает крутиться и опять же в бюджет пойдут деньги от розничного оборота. По нашим подсчетам, прибавка составит не менее одного миллиарда. Министерство может помочь государству пополнить бюджет и через контрольный пакет акций на предприятиях, оно ведь способно само контролировать налоговые платежи на всех уровнях. У Министерства появятся соответствующие подразделения - финансовое, налоговое, которые ежедневно на стол министра будут выкладывать соответствующие документы, раскрывающие положение дел с выплатой налогов в российский бюджет.

Почему бы не вернуться к прежней системе поставок рыбной продукции через договоры с Министерством обороны и внутренних дел, которые некогда на свои нужды потребляли около 300 тысяч тонн рыбы и рыбоконсервов? Опять же рыбакам надо сказать: вы поставляйте 300 тысяч тонн для Минобороны - его воинским частям, а за эти 300 тысяч вам будет сделан соответствующий зачет. Деньги же останутся в бюджете Минфина и пойдут на другие полезные цели: выплату зарплаты, пенсии. Но некому сейчас этими проблемами заниматься. Департамент по рыболовству не способен, Правительству не до того. А должен быть федеральный орган, которому бы разворачиваться в своей деятельности - толкать, пробивать, убеждать в необходимости и целесообразности мер. У Министерства сельского хозяйства, под чьей крышей приютили департамент, хватает “земных” забот, а морские для него - чужие!

Если хотим сделать Россию рыболовной державой, то давайте займемся проблемой рыбацких долгов. Их много. Надо долги не прощать, а заморозить их на 2-3 года и дать возможность предприятию поработать с текущими платежами. Чтоб над ним не довлели штрафные санкции, пени, которые порой превышают основной долг и “ампутируют” всякое желание производительно крутиться. Есть на Дальнем Востоке хороший пример - ВБТРФ, который развалился. У него основной долг был 90 млрд. рублей (еще по тем деньгам), а штрафов и пени - 300 млрд.! Невозможно выцарапаться из такой долговой трясины. Государству надо дать возможность выжившим предприятиям поработать с нуля, но с условием - выплатой текущих платежей. Было бы неплохо дать предприятиям на возвратных условиях под 10-15% кредиты.

Еще очень важная проблема - особенно она остра на Дальнем Востоке - флот стареет. На него внимания теперь вообще не обращают. Раньше министр с предложениями о пополнении флота входил в Правительство - и принимались глобальные решения. А сейчас на протяжении десяти лет ни одного судна не закладывается. Чья это забота? Министерская. Больше некому ходатайствовать. Теперь у Правительства лишних денег нет. Но постановление-то оно может написать, в котором четко обозначить: “В целях реанимации рыбной отрасли, оказания практической помощи в обновлении флота, разрешить иностранным и отечественным инвесторам привлекать собственные средства для строительства флота”. Причем, если вкладывает в строительство кораблей деньги иностранный партнер, то в этом случае, по окончании строительства корабля, дать ему соответствующие приоритеты, условия. Какие? Разрешить, скажем, поработать в нашей экономической зоне на сданном судне,экипаж которого на 50% сформирован из иностранцев, а вторая половина - из россиян. Что выиграет государство? Из бюджета не возьмется ни копейки, а флот обновляется. В течение пятилетки таким образом можно его полностью заменить. Приплюсуйте сюда - создание рабочих мест для российских рыбаков. Загружаются также наши судостроительные предприятия, которые надо после долгой спячки реанимировать. Из-за границы нужно для них поставлять лишь оборудование. Кто бы вот этим всем занялся? Конечно же - министерская команда!

Проблема государственного масштаба - борьба с браконьерством. Есть необходимость просто ужесточить Уголовный Кодекс за массовые нарушения. Минрыбпром мог бы совместно с пограничниками, единственно охраняющими нынче морские биоресурсы, обозначить на океанической местности контрольные точки по всем проливам, той же Курильской гряды и перекрыть выходы из Берингова и Охотского морей, где вылавливаются морепродукты. И там проверять суда, направляющиеся в рыбные зарубежные порты, а также документы, наличие продукции, выплату налогов. Без Министерства и профессиональных специалистов с широкомасштабным контролем не справиться. А кто особо заинтересован в создании правовой основы? Нынче не работают Закон о рыболовстве, Закон о континентальном шельфе - есть необходимость туда внести поправки и даже существенные изменения.

О пополнении госбюджета при желании могут позаботиться и сами рыбаки - российские и иностранные - выкупать часть высокорентабельных биоресурсов прямо в море. Тут может казна взять в пределах 200 млн. долларов. Важно не допустить, как сейчас, разбазаривания, а установить рациональный отпуск в пределах 100-120 тысяч тонн - не в ущерб себе. Я думаю, рыбаки не станут особо возражать, хотя ни в одной цивилизованной стране плату за ресурсы с отечественных добытчиков не берут. Допустить подобное нарушение можно, учитывая ситуацию в стране, - на год-два, пока стабилизируется рубль, чтоб помочь государству выйти из тупика. Однако предлагать следует по твердым, рентабельным ценам, а не на аукционах, как хотели сделать, чтоб сдирать по три шкуры с людей.

На бассейнах же надо продумать создание низового государственного руководящего органа, который бы взял на себя решение текущих задач на местах: организацию и снабжение промысловых экспедиций, обеспечение безопасности мореплавания, распределение с субъектами федерации сырьевых ресурсов, ревизию флота. Сейчас спроси: сколько кораблей рыбачит? - никто толком не знает. Надо отсеять суда морально изношенные, непригодные для промысла - одни поставить на ремонт, другие порезать на гвозди. А взамен приобрести новые.

Огромные планы и в освоении дальневосточного берега. Они, скажем, в Приморье уже отработаны. Однако напрочь отсутствует координация действий субъектов. Развивается на местах корпоративное движение среди рыбаков. Рассматривается создание таких акционерных обществ, где доля государственного участия составляла бы 51%, которые по сути дела станут руководить рыбаками Дальнего Востока. В составе Совета директоров - представители администраций, коммерческих структур. Открывается широкое поле деятельности по принятию решений разных направлений, особенно социального развития. Такие корпорации будут созданы в Хабаровске, Магадане, на Сахалине, в Приморье, на Камчатке, а для их взаимодействия нужен аппарат в 15-20 человек с соответствующими функциями.

Подумаешь: опростоволоситься где-то перед кем-то. Всего лишь свалять дурака. Небольшая ошибка вроде описки, которую не так уж трудно исправить.

Не то было прежде. “Опростоволосить” в старину значило “обесчестить”. С княжеских времен почтенные люди на Руси держали головы покрытыми не только в горницах, но и в церкви: “И виде Ярослава сидяща на отни месте в черни мятли и в клобуце, тако же и вси мужи его”. Московские послы на снимали горлатных шапок перед заморскими королями. Когда им это однажды заметили, старший посол московитов ответил: “У нас шапку снимают, когда в нее горох насыпают”.

“Простоволосили” зазорных женщин. С должников и воров принародно сдергивали шапки, то есть грубо и зримо срамили.

Истоки обычая покрывать голову уходят в глубь языческих веков: “покрывались” от злого духа. Русская девица шла под венец под покрывалом, чтобы, неровен час, кто-нибудь не сглазил. Из тех же соображений женщина Востока носила паранджу или, по крайней мере, прикрывала нижнюю часть лица. У воинов пустыни, туарегов, под покрывалом идут под венец мужчины: с одной стороны, чтобы жениха не “испортили”, с другой - чтобы недобрый бес не вылетел из его рта и не навредил новым родичам новобрачного.

Волосы издавна воспринимались как естественный покров, защита от вредоносных потусторонних сил, поэтому-то так цеплялись бояре за право носить бороду в годы правления Петра Первого. Изобретательный царь, обкорнав ближнее окружение, решил сыграть на древнем суеверии земляков и даровал - так и быть! - разрешение носить бороду за солидный налог; желающие немедленно нашлись.

Нынче суеверие почило в бозе, и у власть предержащих, вздумай они использовать остроумный опыт Петра, навряд ли что выйдет.

Е. ПОЛЫНОВ.

С детства я люблю ловить форель. В этой ловле я находил что-то необычное, загадочное и увлекательное. Мне нравился сам процесс ловли, нравилось как струится вода в ключе, как порхают над водой бабочки, как играют лучи солнца в капель, как бурлящей в заломе воды. Но детство ушло, пришла юность, а интерес к ловле форели у меня не только не пропал, скорее, даже более прочно закрепился. Ловлей этой рыбы увлекался не я один. С каждым годом рыбаков-любителей становилось все больше и больше, и по мере роста численности рыбаков падала численность не только форели, но и всякой другой речной рыбы.

Пришел день, когда я не смог поймать ни одной форели. Я прошел по всем ключам, где раньше была рыба, но набитые вдоль берегов ключей тропы, брошенные удилища, консервные банки, кострища говорили о том, что здесь постоянно бывают люди. Я засобирался в самые истоки ключей, но и здесь было видно, что побывали люди. Как-то даже не верилось, что рыба исчезла, что нет больше в ключах благородной красивейшей рыбы - форели.

Случайно я узнал, что в верховьях реки Ванчин есть еще форель. И вот в конце лета, собрав котомку, я отправился за форелью, точнее даже будет сказать - не за самой рыбой, а за мечтой своего детства. Мне просто очень хотелось убедиться самому, что форель не исчезла, что она еще сохранилась в более глухих местах. На исходе дня я был на Ванчине. Часть пути я проехал на велосипеде, часть проделал пешком. Ванчин, точнее Вань-Цын, в переводе с удэгейского означает “извилистая падь”. Мне повезло. Недалеко от русла ключа на возвышенной террасе я обнаружил заброшенное жилье, собственно к нему меня привела чуть заметная тропа. Здесь когда-то работали геологи и соорудили хижину, довольно просторную, и даже баньку. Правда, жилье изрядно обветшало, но все-таки жилье. Видно было, что в хижине не так давно ночевали люди, но почему-то покинули ее поспешно. Такое создавалось впечатление, что они, чего-то испугавшись, убежали без оглядки. Размышлять и строить догадки мне было некогда. Изрядно навозившись, я привел хижину в более приглядное состояние, устроил на нарах постель из свежих веток пихты, сварил ужин, поел и лег спать. Уснуть я, к сожалению, не смог. Может потому, что жестковата была постель, но обычно на новом месте я сплю особенно плохо… Нет, я, конечно, не верю ни в черта, ни в домового; и тем не менее я чувствовал, что кто-то в хижине есть кроме меня. Могут быть мыши, но я их не брал в расчет, мог устроить себе гнездо под полом еж, на чердаке могли быть и бурундук, и колонок, и летучие мыши. Я понимал это и все-таки… Какие-то странные вздохи, чихания, кашель, шорохи и стуки… Под утро я кажется уснул, или точнее будет сказать, придремал. Разбудил меня стук в дверь. Я сразу даже не сообразил, где я. Лежу и жду повторного стука. Тишина!

“Наверно ветка упала”, - подумал я.

Полежав еще минут десять, я взглянул на часы. Было девять утра. Пора вставать. Первым делом заглянул в окошко. Неужели, дождь? Вот не кстати. Открываю дверь. Точно! Моросит мелкий, реденький дождик. Лес и все живое в нем как бы притаились, затихли. Да, но кто стучал? Ведь точно был стук в дверь, робкий, словно тот, кто стучал, боялся чего-то.

О рыбалке нечего было и думать. Какая рыбалка в дождь? Это явление природы меня, конечно, огорчило, но впереди у меня еще два дня, так что… Я успокоил себя тем, что вспомнил поговорку: нет худа без добра. Чтобы как-то скоротать время, я принялся более тщательно убирать жилье. Весь день моросил дождь. Небо затянуло густыми темно-серыми тучами. Я сходил на ключ, прошел по заросшему травой и кустарником пологому берегу, промок до нитки и вернулся в избушку. Сидеть без дела было тоскливо, и я принялся готовить дрова, обкосил ножом траву вокруг избушки, протопил баньку. В баню и пошел уже в сумерках. Крошечное окошко едва пропускало тусклый сумеречный свет. Поддав пару, я принялся хлестаться свежим веником. Разомлев от крепкого парного духа, я лег на полати, чтобы перевести свой дух. Вдруг я всем телом почувствовал прикосновение горячего потока, словно кто меня обдул раскаленным жаром. Наскоро ополоснувшись, я выскочил наружу. О себе я могу сказать, что я - реалист, материалист, оптимист, но… То, что я чувствовал, то что слышал и воспринимал всем своим нутром, не вписывалось в мое мировоззрение. Наступившая ночь не принесла мне желаемого спокойствия. Всю ночь барабанил по крыше дождь - то усиливался, то утихал; бренчала оторванная ветром доска, шумел, набирая силу, каменистый ключ. Тот, кто ночевал в избушке до меня, видимо, переживал что-то подобное. И поспешный уход - я бы сказал даже бегство - говорил о том, что человек испугался чего-то.

Чуть свет я подскочил с нар, оделся и пошел посмотреть ключ. Дождь, не переставая, все еще моросил, то усиливаясь, то затихая; и все также кругом стояла безмолвная тишина.

Вода в ключе прибывала и стала мутной.

“Это уже совсем плохо, - подумал я, - надо отсюда сматываться”.

Вернувшись в избушку, я собрал свои вещи, упаковал так, чтобы их не промочило, взвалил рюкзак на плечи и… Отойдя от хижины метров сорок, я остановился.

- Я еще вернусь, мне надо увидеть форель! - крикнул я, словно хижина могла меня понять, о чем я ей говорю.

Взяв в руки походную палку, я зашагал по тропе в сторону перевала.

Конечно, я побывал еще раз на Ванчине, видел форель и даже поймал несколько штук на уху. Я видел и другое. Набитая тропа вдоль берега ключа говорила о том, что люди здесь стали появляться чаще. Чаще, чем раньше, здесь стали ходить туристы и разного рода лесные бродяги. Здесь же, на Ванчине, я встретил охотника-таза из деревни Щербаковки. Он тоже рыбачил на ключе. Говорят, рыбак рыбака видит издалека. Вот и мы, увидев друг друга, сошлись, разговорились, словно были знакомы давным-давно. Иван (так звали таза) охотно рассказывал мне о своей жизни. Ночевали мы в его зимовье, которое стояло ниже по ключу.

Я рассказал Ивану о том, как в прошлый раз ночевал в хижине, как меня чуть ли не ошпарило в бане. Таз молча слушал. Когда я замолчал, он тоже долго молчал. Потом:

- Моя думаю, что это горный дух Шаньбо тебя напугал. Шибко сердитый стал Шаньбо. Его всех пугай. Люди приходят, звери уходят, тайга совсем пустой становись. Шаньбо мало-мало пугай людей. Его думай - люди тайга плохо делай, лес руби, зверя убивай, рыбу лови, пожар делай.

Много всяких историй рассказал мне охотник Иван. Из его рассказа я узнал, что лет десять тому назад на Ванчине работали геологи. Они перебили всех горалов, которые здесь обитали. Раньше еще можно было увидеть на Ванчине эту горную антилопу, а теперь ее совсем не стало.

- Геолога - плохой люди, рыбу глушили в ямках, много форели пропадай, теперь ее совсем мало стало, - жаловался Иван-охотник. Ему, аборигену этих мест, этих рек, ключей и гор, было обидно и горько видеть и осознавать, что природа гибнет на глазах, что тайга скуднеет, и рыбы стало совсем мало. Из его слов я также узнал, что в бригаде геологов работал Николай, или Колька Струк. Перед окончанием работ геологи устроили нечто вроде прощального вечера и в пьяной драке избили Кольку Струка. Геологи ушли, Струк остался. Ему собственно и некуда было идти. Бродяга он и есть бродяга. Несколько раз его видели в деревне Щербаковка. Худой, хромой, еле живой, бродил он по деревне, выпрашивая продуктов. Через год после ухода геологов охотник из села Милоградовка обнаружил полуразложившийся труп в избушке, где они жили. Признали, что это был Колька Струк. То ли сам на себя руку наложил, то ли…

Я иногда вспоминаю свой поход на Ванчин за форелью (кстати, форель - это местное название, а вообще эту рыбу называют мальма). Ивана вспомнил, его рассказы о диких животных, о рыбе-форели. Мне приходят иногда мысли, что душа Кольки Струка не нашла себе места, что она никак не найдет дороги туда, куда улетают души умерших. Она мечется по той избушке, где последнее время жил Колька, стонет и мучается, пугает людей, а может - просит помощи? Мне хочется еще раз побывать на Ванчине, но сбудется ли моя мечта?..

В. ХРАМЦОВ.

с.Лазо.

* Ванчин - в настоящее время эту реку называют Милоградовка, но новое название местные жители не приняли и называют ее по-прежнему - Ванчин.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com