Всегда свежие новости
 СУДА

Общество морского инженерного сервиса “Далмис” в преддверии своего пятидесятилетия получил своеобразный подарок - большой заказ сахалинских рыбаков на проектирование малого добывающего судна МДСМ “Курилы”, которое будет использоваться в составе флота рыбной промышленности в прибрежном рыболовстве Дальневосточного бассейна, в первую очередь у Сахалина и на Курильских островах.

Этому событию предшествовал тендер (или конкурс проектов). Конкурсировали мощное КБ “Восток” из Санкт-Петербурга и союз “Дальпроектрыбфлот”, учредителем которого вместе с четырьмя другими проектными организациями является и “Далмис”.

Заказ - большой, велика и работа конструкторов, чему они, разумеется, рады.

Позиция КБ “Восток” на тендере поначалу выглядела перспективней, чем дальневосточников. Прежде всего, его поддерживал (лоббировал, как нынче говорят) московский Рыбакколхозтехцентр, как-никак, соседи-приятели конструкторов из северной столицы!

Но иначе рассудил заказчик - Сахалинский рыбакколхозсоюз. Во-первых, Владивосток на десяток тысяч километров ближе, чем Санкт-Петербург, во-вторых, авторитет приморских конструкторов - корабелов в России достаточно высок. И в третьих - главным конструктором проекта нового судна является Виссарион Лим, он же - главный конструктор ООО “Далмис”.

И на днях во Владивосток с близкого нам соседа-острова пришло скрепленное гербовой печатью техническое задание на проектирование малого добывающего судна-морозильщика МДСМ “Курилы (проекта 70740). Оно утверждено вице-губернатором Сахалинской области, директором департамента по рыболовству и Курильским островам В.П.Годуном. Под грифом “согласовано” на документе стоят подписи председателя Сахалинского Рыбакколхозсоюза Е.А.Ярыгина, директора ГУП “Сахалин Лизинг Флот” В.П.Ярошенко, вице-президента Союза “Дальпроектрыбфлот”, директора ГП “Приморское ЦКБ” Н.В.Распутного и главного конструктора проекта В.Ф.Лима.

Повторим: мало того, что заказ - крупный, так он еще и очень ответственный, ибо непосредственно “вписывается” в реализацию Программы развития прибрежного рыболовства Приморья, да и всего Дальневосточного региона - схожие планы у сахалинских и камчатских рыбаков.

Каков же ты, “Курилы”? По своим размерам и характеристикам МДСМ близко к типам судов типа МРТР “Балтика” и РС-300, которые успешно эксплуатировались долгие годы на Дальневосточном бассейне. Но к сегодняшнему дню эти подлинные, одни из самых массовых на бассейне и любимые рыбаками “трудяги” порядком износились - и физически, и морально, ведь им по тридцать с гаком лет.

“Курилы” призваны стать флагманом прибрежного флота. Судно предназначено для автономного лова рыбы и других объектов промысла основным видом лова - тралом, а также кошельковым неводом, ярусом, ловушками и на электросвет. А также для доставки улова на береговые базы в замороженном виде или передачи на другие суда в море. Дополнительное назначение - прием рыбы, морозка и доставка рыбопродукции на береговые базы.

В проработке технического задания учтены предложения судовладельцев по улучшению эксплуатационных качеств “Курил”: увеличение емкости трюма с температурой минус 28-30 градусов, мощности главного двигателя и электростанции, обеспечения автономного неограниченного района плавания, а также сокращения численности экипажа до восьми человек.

По завершению проекта, на которое отведены крайне сжатые сроки, сахалинцы намерены немедля приступить к строительству судов. Первую группу - двадцать МДСМ “Курилы” - намечено спустить на воду со стапелей верфей КНР уже в следующем году и опробовать их способности непосредственно в промысловой обстановке - в рамках развития рыбохозяйственного комплекса Сахалина и Курильских островов.

Работу над проектом будут вести конструкторы и специалисты Союза “Дальпроектрфбфлот” и представят его заказчику - Сахалинрыбакколхозсоюзу - уже в этом году.

По мнению специалистов, малое добывающее судно-морозильщик “Курилы” достойно войдет в состав прибрежного рыбацкого флота XXI века.

Г. ОРЛОВСКИЙ.

В эти июньские дни 100 японских лодок вошли в район островов Сигнальный и Танфильева на Южных Курилах для добычи морской капусты. И это не вызвало абсолютно никакой негативной реакции у наших доблестных пограничников. Пусть работают!

А дело здесь в том, рассказали мне в “Дальрыбе”, что японские охотники за морской капустой действуют вполне легально, на основе межведомственного соглашения, заключенного еще в 1963 году между Минрыбхозом СССР и Хоккайдской Ассоциацией рыбаков. Каждый год это соглашение возобновляется, наше посольство в Японии дает разрешение на сбор морской капусты, японцы оплачивают (где-то порядка 200 000 в год). Затем, Ассоциация отбирает участников капустной эпопеи и они идут на свой нелегкий труд.

Работают японцы только вручную, берут морскую капусту специальными палками (камзами). Экология при этом не нарушается и на следующий год можно снова приезжать сюда же и собирать урожай. Вся добыча идет под постоянным и жестким контролем, как российских, так и японских служб охраны ресурсов. И никаких серьезных нарушений за эти годы не было.

Возникает естественный вопрос: если морской капусты так много и так она хороша, то почему же мы ее не добываем? Ответ прост - сбор капусты таким методом, как это делают наши соседи, не рентабелен. Возиться с ламинарией на Южных Курилах у нас просто некому.

И еще одна деталь. Японское правительство щедро дотирует свою рыбную промышленность (сумма дотации около 2,5 млрд. долларов в год), а наше правительство отбирает у рыбаков последние крохи (из 1 рубля прибыли - 97 копеек!). Где уж тут с какой-то капустой возиться!

База отдыха “Садко” ОАО ХК “Дальморепродукт”

это активный отдых для молодежи и семей Приморья!

База отдыха расположена в живописном пригороде Владивостока, на берегу Уссурийского залива, в бухте “Лазурная”.

Теплая, гостеприимная атмосфера, царящая здесь, нетронутый ландшафт, чистая ключевая вода, воздух и море, экологически чистые деревянные индивидуальные домики для проживания (2-х и 3-х местные) выделяют его из других зон отдыха.

К вашим услугам: Спортплощадка, бильярд, видеозал, охраняемая стоянка для автотранспорта, пункт проката спортинвентаря, лодочная станция, катамараны, продовольственный магазин.

Если вы хотите получить заряд бодрости на целый год, Вам просто необходимо 10 дней отпуска провести в кругу друзей на базе отдыха “Садко”.

Открытие сезона с 1 июня.

Тел. 41-13-84 (ОАО “Здоровье”, центр культуры, к.415).

Продолжим разговор о прочих, хорошо известных рыбакам, достоинствах донных тралов перед современными разноглубинными канатными тралами. Весь предшествующий опыт их использования показывает, что эти орудия при прочих равных условиях не уступают им по уловам. Способны ловить более крупную рыбу, просты по устройству, в изготовлении и в ремонте, в несколько раз меньше по размерам и по габаритам входного устья, имеют меньшее гидродинамическое сопротивление и, следовательно, более экономичны в плане снижения расхода топлива, более щадящи в отношении эксплуатации промысловых механизмов и обслуживающих их работу людей. Кроме этого, донные тралы не требуют специальной гидродинамической оснастки верхней подборы, применяемой для вертикального раскрытия разноглубинных тралов, с которой его постановка и выборка весьма и весьма проблематична.

Наконец донными тралами, оснащенными специальными грунтропами, можно работать на таких неудобьях, где использование разноглубинного трала может привести к его потере со всеми вытекающими отсюда последствиями. А ведь службы, которые занимались бы зачисткой районов массового промысла рыбы от потерянных тралов, до сих пор нет.

А может быть, донные тралы не угодны Правилам по причине того, что они, якобы, наносят невосполнимый урон донной флоре, фауне и экологии, сокрушая все живое и неживое на своем пути?

В этом отношении очень интересен исторический факт, описанный впервые в 1914 году основоположником науки о рыболовстве Ф.И.Барановым в статье “К вопросу о перелове”. “…В 1376 году в английский парламент была подана петиция о том, что в морских проливах и бухтах, где до сих пор обычно было обильное и добычливое рыболовство к большой выгоде страны, оно частью расстроено и стало безвыгодным вследствие того, что некоторые рыбаки ввели в употребление семь лет тому назад новое орудие, сделанное наподобие устричной драги.

Сеть этого орудия имеет столь частую ячею, что ни одна рыбка, даже самая маленькая, захваченная им, не может уйти и попадается. Кроме того тяжелое и длинное железо этого орудия уничтожает икру и пищу, губит залежи устриц, моллюсков и других животных, за счет которых живут большие рыбы. С помощью этого орудия рыбаки захватывают столь большие количества мелкой рыбы, что не знают, что с ней делать, к большому вреду общин королевства и к погибели рыболовства.

Резолюция: Пусть будет составлена комиссия из знающих лиц, чтобы рассмотреть и удостоверить истину сего беззакония, и на основании сего пусть суд восстановит порядок (ссылка на работу I.W. Collins, The beam - trawl - fishery of Great Britain)”.

Далее автор замечает, “что с тех пор минуло уже свыше 500 лет и могущество Владычицы морей не в малой степени обязано тому, что не ставилось препятствий развитию ее морского рыболовства. Однако заявления о вреде всеистребляющего трала продолжаются и теперь, причем выдвигаемые аргументы до курьеза совпадают с высказанными еще в 1376 году. Стало ли положение более мрачным от того, что изложенная точка зрения не является необычной и среди естествоиспытателей? Думаю, нет, ибо мы еще не вкусили от древа познания добра и зла, и их авторитет в этой области не выше авторитета простых смертных. Так мало нам еще известно, так еще наивны иногда представления, что даже появление этой примитивной заметки не кажется совсем бесполезным”.

Я не напрасно уделил этой цитате так много места, поскольку по существу поставленной проблемы сразу возникает вопрос: а что, английские тралы не так же разрушали дно моря, как разрушали его в Охотском, Беринговом или в любом другом море? И, тем не менее, камбальные промыслы Туманного Альбиона до сих пор дают устойчивые уловы, а у россиян использование донных тралов превращает промыслы в безжизненную пустыню! Что это - закономерность или случайность?

Попытаемся разобраться с этим вопросом на исторических примерах, связанных со взлетом и падением многих промысловых экспедиций прошлых лет (камбальной и сельдяной в районе о.Прибылова, окуневой Бристольского и Аляскинского залива, хековой Ванкуверо-Орегонского района, пристипомовой в районе Гавайских островов, сельдяных в районах северо-западной части Охотского моря, а также восточного и западного побережья Камчатки и т.д.), которые, так и не дав стабильного результата, уходили в небытие.

Что же способствовало их столь блистательному взлету, как и столь же скорому падению? С высоты прошедших лет единственным разумным объяснением этому феномену является то, что виной тому не донные тралы, а так называемое в те годы несоответствие количества добывающего и обрабатывающего флота. Финал такого несоответствия был, как правило, один: тысячи тонн первоклассной свежей рыбы, которую не смогли принять и обработать приемные базы, летели за борта промысловых судов, а рыбаки, проклиная все и вся, снова шли на промысел, чтобы снова ее выбросить, если не будет сдачи. И так годами.

О том, что происходило дальше официальная наука почему-то умалчивает. И только по скоротечности финалов таких экспедиций можно предполагать, что упавшая на дно рыба со временем начинала разлагаться, а продукты этого разложения изменяли химико-биологический состав воды настолько, что все живое, включая планктон, либо погибало, либо навсегда покидало эти, некогда богатейшие промыслы. Течения еще более усугубляли ситуацию, расширяя границы “мертвых” зон на сотни и тысячи миль.

Потребовались десятки лет, прежде чем дно бывших промыслов заносилось илом и начинало потихоньку оживать от последствий той, мягко выражаясь, странной и недальновидной политики эксплуатации своих собственных ресурсов, не говоря о том невосполнимом моральном уроне, какой понесла Россия в глазах всего мира.

Как показало время, никто из организаторов этих экспедиций не понес никакой ответственности за загубленные промыслы. Зато в умы простых рыбаков и обывателей настойчиво вдалбливалась мысль о том, что во всем виноваты донные тралы и что именно они превратили эти промыслы в ничто.

Результат - запрет на их применение в Правилах рыболовства. Дошло даже до того, что одно время эта идея достаточно серьезно обсуждалась в официальных кругах таких известных международных организаций, как ФАО и ЮНЕСКО; и вопрос стоял не о чем-нибудь, а о полном исключении донных тралов из арсенала технических средств промышленного рыболовства. Каково?!

Тем не менее, у международного сообщества пока хватило здравого смысла, чтобы этого не произошло, поскольку последствия будут таковы, что люди навсегда потеряют целый ряд ценных пищевых объектов промысла, которые традиционно были доступны только донным тралам.

Мне могут возразить, что камбала и минтай - это совершенно разные вещи, имеющие совершенно различную биологию, образ жизни, питания и т.д. В связи с этим рассмотрим основные объекты питания минтая, с точки зрения, последних достижений науки.

Основу питания дальневосточного минтая составляют эвфаузиды, амфиподы, копеподы, сагиты и другие планктонные формы. Бентос и все то, что непосредственно лежит на дне и может потенциально быть уничтожено донными тралами, составляет в рационе минтая всего несколько процентов. Кроме того, в особо голодные периоды минтай “грешит” каннибализмом и не гнушается всем тем, что плохо лежит на дне. То есть в любом случае минтай голодным не останется ни при каких обстоятельствах и этот фактор можно считать несущественным.

Может быть, донные тралы уничтожают икру минтая и других рыб, прикрепляемую ими к дну? По этому поводу сразу заметим, что объекты, которые прикрепляют свою икру к дну моря, можно буквально пересчитать по пальцам. К таким объектам, в частности, относится курильский кальмар, и многие знают, чем его там добывают в течение многих лет, а он все есть и есть. Минтай свою икру к дну не прикрепляет и нерестится либо в толще воды, либо в придонном слое, а его икра через некоторое время всплывает в приповерхностные слои воды 10-60 метров, и дальнейшая ее судьба определяется только ходом течений. По крайней мере науке и рыбакам не известны случаи массового попадания икры минтая в донные тралы. То есть и этот фактор можно считать несущественным.

Если предположить, что донные тралы мешают нормальному нересту минтая на нерестилищах, то с одинаковым успехом этому мешают и разноглубинные тралы, которые, как правило, рыбаки буксируют вблизи дна. То есть и этот фактор оказывается несостоятельным.

Таким образом, нет ни одного сколько-нибудь значительного аргумента против широкого применения в рыболовной практике донных тралов и, тем более, их запрещения. Наоборот, их использование по целому ряду показателей предпочтительнее использованию разноглубинных тралов, а вместе они являются прекрасным и универсальным дополнением, значительно расширяя промысловый потенциал добывающих судов. В целом ряде случаев применение именно донных тралов способствует не декларируемому, а, действительно, рациональному использованию рыбных богатств. И не за счет какого-то ни было ужесточения Правил рыболовства, тяжелым бременем ложащихся на плечи простых рыбаков, и не за счет различного рода надуманных ограничений, не укладывающихся в рамки здравого смысла и опыта всего исторического развития мирового рыболовства и вызывающих у рыбаков только недоумение, а за счет разумного и взвешенного использования того, что эволюционно хорошо зарекомендовало себя на промысле, а также учитывало интересы всех участников промысла, включая и тех, кому ресурсы морей принадлежат.

Хочется надеяться, что поставленные по существу дела в статье вопросы будут учтены при реформировании Правил рыболовства, а донные тралы снова займут свое достойное место в арсенале средств промышленного рыболовства.

Г. ЕВСИКОВ,

начальник экспедиции Примосркого крайрыбакколхозсоюза.

Видеофильм о строительстве в Большом Камне на заводе “Восток” установки по переработке жидких радиоактивных отходов доставлен в минувшее воскресенье в Москву для японского посольства. Его решил показать японскому послу господину Тоба Такахира председатель краевой думы С.А.Дудник. При съемках он вместе с группой журналистов обошел плавучую станцию длинной в 66 метров и водоизмещением 2,5 тысяч тонн. А видеокамера запечатлела операцию по доводке этой станции. Здесь будет обеззараживаться до 600 тонн радиоактивных отходов. С.А.Дудник решил показать японскому послу процесс доводки станции в связи с тем, что под ее строительство финансовые средства выделяла Япония. Так что теперь в японском посольстве воочию могут убедиться, что деньги пошли по прямому назначению.

С. БАРЬЯШ.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com