Всегда свежие новости
 СУДА

Круглый стол для представителей средств массовой информации Владивостока провели на минувшей неделе медики краевого Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями. Встреча с журналистами состоялась в рамках обширной программы, приуроченной к Всемирному Дню памяти умерших от страшного недуга.

Идея проведения подобных встреч родилась у сотрудников центра год назад. Уже тогда, считают врачи, заявила о себе проблема отношения общества к ВИЧ-инфицированным и больным СПИДом.

- Как правило, окружающие относятся к таким людям негативно, - рассказывает врач-психотерапевт Е.Ю.Войтовская. - Больного отгораживает от мира стена непонимания, равнодушия и страха. Хотя всем известны пути передачи ВИЧ-инфекции, срабатывает штамп - береженого бог бережет. Типичная ситуация: большинство родителей не отдали бы ребенка в класс, где учится больной СПИДом ровесник. О чем это говорит? Мы стараемся уйти от проблемы, которую нужно решать.

Гуманное отношение к больным, по мнению Елены Юрьевны, дает шансы ВИЧ-инфицированным на возможное выздоровление. Практика доказала - человек, от которого отвернулись знакомые и близкие, “сгорает” гораздо быстрее. Но вся беда в том, что в подобной ситуации сегодня может оказаться каждый из нас.

На руку СПИДу “играет” сама специфика Владивостока - портового города, принимающего круглый год иностранные суда. И, хотя моряки не относятся к так называемым группам риска, статистика говорит об обратном. Так, из 34-х приморцев, инфицированных ВИЧ и больных СПИДом, 16 - моряки. Причем 33 человека заразились недугом половым путем. Известны и злачные места, после посещения которых моряки становятся пациоентами Центра. Это бардели Таиланда, Индии, Африки.

- Ясно, что пять месяцев пребывания в море мужчина находится в состоянии сексуального голодания, - говорит заместитель главного врача краевого Центра по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями В.В.Колесникова. - Не секрет, что при заходе в иностранный порт моряки спешат за удовольствиями к проституткам. Это жизнь. И все же, даже в такой ситуации можно разминуться с бедой. Во-первых, человек должен осознавать, чем чревата случайная связь и, по-возможности, сдерживать свои желания. Если “тормоза” все-таки отказали, стоит свести риск к минимуму - взять с собой презервативы. И не у старпома, который, к примеру, увлекся просмотром видеофильма и махнул на моряка рукой. Мой совет женам: положите в сумку мужу, уходящему в рейс пачку-другую презервативов. Вреда от этого не будет меньше.

О том, чем оборачивается наш консерватизм, говорить можно долго. Приведу лишь один пример из практики медиков Центра. На прием к врачу пришел взволнованный 53 летний старпом. И рассказал простую и банальную историю. Рейс подходил к концу, когда во время захода в Таиланд экипажу, долгие месяцы работающему в море, доставили на борт судна партию проституток. Девушек вмиг растащили по каютам. Не устоял перед соблазном и старпом. После прихода в родной порт моряк чуть ли не бегом отправился на обследование - дома мужа ждала молодая жена и трехмесячный ребенок. Благо, в данном случае все обошлось. “Но ведь все в бардели ходят. по-хорошему, каждого обследовать надо”, - признался врачам раскаивающийся мужчина.

Впрочем, опасность подстерегает нас не только за морями. Мина замедленного действия - захлестнувшая страницы некоторых периодических изданий реклама фирм досуга. По прогнозам медиков, в ближайшем будущем СПИД одолеет именно эту группу риска - проституток. Пока же пальма первенства принадлежит наркоманам, которых в крае, по официальным данным, более 5000.

Участники круглого стола внесли разумное предложение - сопровождать газетную рекламу фирм досуга предупреждением о возможных последствиях такого отдыха. Есть резон и в том, чтобы рядом были опубликованы координаты Центра по борьбе со СПИДом. Прозвучало также предложение создать на региональном уровне закон, обязывающий, в частности, моряков и рыбаков регулярно обследоваться на ВИЧ-инфекцию. И, наконец, возникла идея провести до 1 декабря будущего года - международного Дня борьбы со СПИДом - краевой конкурс на лучшее освещение данной проблемы в прессе, на радио, телевидении.

Только вместе, всем миром, мы сможем одолеть эпидемию, которая, по прогнозам ученых, к 2000-му году охватит миллион россиян. Может статься, тогда инфицированные ВИЧ и больные СПИДом появятся и среди ваших знакомых и близких. Не дай Бог. А пока беда не пришла в дом, вдумайтесь в строки сочинения девятиклассницы 57-й владивостокской школы. “Стоит ли ради минутного обманного наслаждения губить всю жизнь? Ведь у нас так много возможностей быть по-настоящему счастливыми!”

Е. ПОЛЕНОК.

Переменчива все-таки промысловая обстановка. Вот 25 мая была погода на основных наших путинах и рыбаки тут же воспользовались ею, ловили хорошо, от души. Но синоптики вынуждены были огрочить промысловиков: идет шторм, волнение обещают до 7-8 баллов. И тут уж будет не сладко.

А 25 мая в Беринговом море 37 крупнотоннажных судов добыли 1200 тонн минтая. Сюда же, на этот же объект промысла начали подходить и среднетоннажники. Сейчас их уже два, на подходе новые СРТМы и СТРы. А двое первых в отсутсвии плавбаз занимались поиском рыбных скоплений.

26 судов, ориентированных на ярусный промысел (работало 20), поймали 25 мая 210 тонн трески и палтуса. Очень неплохой результат. Увеличлась в Беринговоморской экспедиции до 42 судов число участников, добывающих пищевые виды рыб (работало, правда, 28 единиц), но взяли 25 мая 460 тонн сырца, поставив его затем на 12 плавбаз и морозильщиков.

На северных Курилах успешно действует кальмарная экспедиция. В ее составе уже 11 крупнотоннажных судов и даже один СРТМ, взявший 25 мая 14 тонн сырца. А крупнотоннажники добыли в тот же день 256 тонн, из которых 215 - чистый кальмар.

На южных Курилах на промысле минтая остался один пароход, но добыл он в тот же майский день 83 тонны сырца.

В Охотском море по-прежнему рабюотают на сетевом промысле палтуса два камчатских судна. Их итог за 25 мая - 3 тонны. Два судна, добывающие того же палтуса ярусным способом, взяли его 5 тонн.

24 судна составляют экспедицию, ориентированную на добычу пищевых видов рыб. Сюда входят небольшие суда береговых рыбозаводов, рыболовецких колхозов. Добыли они 25 мая 205 тонн рыбы. сдали улов на 4 морозильщика и на береговые приемные мощности.

продолжается, правда, усилиями бригад ставных неводов, промысел нерестовой (и поэтому самой ценной) сельди. Идет эта краткая путина успешно. 25 мая, например, рыбаки взяли 1267 тонн, из них вблизи Охотского было поймано 1 014 тонн. Всего же уже добыто около 10 тыс. тонн нерестовой сельди.

23 судна трудятся в Охотском море на добыче краба. Уловы его, как сообщают с промысла удовлетворительные, в среднем по 3-3,5 тонны на судно в сутки. Три судна, добывающие креветку, тоже показали 25 мая хороший результат - 3,5 тонны.

…Итак, в спокойные погожие дни ладится работа на всех наших путинах. Только было бы больше этих самых погожих дней!

С. ШТЕЙНБЕРГ.

САРА ВУДРАС
СКАЗКА ПРО ТРОЛЛЯ И ПРО ЕГО ДВЕНАДЦАТЬ ТРОЛЛЬЧАТ

“Все меньше и меньше сказок, это правда. А они так нужны!”

(Душан Илич “Лесной хозяин”).

Жил-был Большой Тролль, и было у него двенадцать детей, двенадцать маленьких тролльчат. Он считал их по гловам каждый вечер, когда укладывал спать, и на веревке в саду вывешивал сушиться двенадцать маленьких колпачков и двенадцать фартучков, на которых цветными нитками были вышиты имена каждого тролльчонка.

Тролльчата были такие непослушные, что папа весь изнервничался и в конце концов решил отвести их в глухой лес и оставить там на самоперевоспитание. Так он и сделал.

Конечно, папа Тролль поступил очень плохо. Он был хороший папа, но плохой воспитатель. Он не знал, что детей нельзя отводить в глухой лес даже ради воспитания. Он не знал, что взрослым в отношении к маленьким детишкам очень много чего нельзя, тогда как маленьким детям, пока они маленькие, все можно.

Очутившись в глухом лесу одни, тролльчата сперва плакали, но скоро перестали, потому что очень захотели есть. Тогда старший тролльчонок велел всем братишкам и сестричкам собирать ежевику в свои фартучки.

Наевшись ягод, они стали вспоминать, что же нужно делать, если очутился один в глухом лесу. И вспомнили (об этом им папа Тролль читал в книжках), что нужно найти ручеек, дойти вдоль него до речки, а уж речка непременно выведет к людям.

Тролльчата навострили ушки и скоро услушали журчание ручейка.

- Тирли-тирли, тирли-тирли, - журчал ручеек.

Тролльчата обрадовались, построились в цеопчку, как на прогулке в детском садике, и пошли вдоль ручейка.

- Тирли-тирли, - журчал ручеек, а тролльчата ему подпевали:

- Тип-топ, тип-топ,

Вот тролльчоночек идет,

Он идет к себе домой!..

Настала ночь, луна вспыхнула на небе большой лампой, можно бы идти дальше, но тролльчата устали. по команде старшего братца они залезли в широкое дупло дерева и, продолжая бормотать свое “тип-топ”, заснули.

Наутро тролльчата проснулись и вспомнили, что папа утром заставлял их умываться и завтракать. Нужно сказать, что когда тролльчат заставляли что-то делать, они капризничали и делали все наоборот. Но не потому, что они были плохими, а потому, что так всегда делают маленькие дети. Теперь же, когда тролльчата остались одни и никто не заставлял их что-то делать, они сами стали делать все, что нужно, и все у них получалось само собой.

Тролльчата дружно окунули свои мордашки в ручеек, потом долго терли их своими вышитыми фартучками. И завтракать их не нужно было заставлять. Они дружно полезли на орешник и стали собирать орешки.

После сытного орехового завтрака путешественники опять пустились вниз по ручью, напевая свое “тип-топ”. Так шли они три дня, ночами забираясь на отдых в дупла деревьев, вышли к речке и по речке дошли до своей деревушки. Тролльчата побежали бегом и скоро добежали до своего двора. Там на вершине сухого дерева стоял на своем большом гнезде Аист. Он знал, что папа Тролль оставил своих тролльчат в глухом лесу и очень осуждал его за это. Аист очень обрадовался их благополучному возвращению и приветственно захлопал крыльями.

С крыльца дома уже бежал встречать своих тролльчат папа Тролль, и лицо его было мокро от слез. Он плакал от стыда за свой поступок и от радости, что все так хорошо окончилось. Плакали и тролльчата.

Оставим их в эту захватывающую минуту. И будем надеяться, что разлука пошла на пользу и папе Троллю: он понял, что нельзя воспитывать детишек жестокостью, и его двенадцати тролльчатам: они теперь знают, что это жестоко - испытывать терпение своих родителей…

Бомж Витя, лет эдак 50 от роду, случалось, заглядывал на наш траулер, когда мы ненадолго приходили во Владивосток. Вот и вернувшись из Сиэтла (США), мы обнаружили его на палубе. Ну, подкормили, разумеется, налили чарку. Витя разомлел, сказал нам, что сам когда-то рыбачил, да вот списали за пьянку, жена от него ушла, живет он в знаменитом на весь город доме “хи-хи, ха-ха”, что на Чуркине, у приятеля. Свою гостинку пропил.

В благодарность за откровение несчастного Вити мы тоже ему кое-что рассказали о морях, о современной рыбалке, о шикарном городе Сиэтле. Но бомжа больше всего взволновал рассказ об одной американской собачке.

- Много раз видели мы ее в Сиэтле. Последний раз вот недавно, зимой. Шапочка на ней была, теплая жилетка, какое-то подобие обуви на лапах. Но самое главное - в зубах она крепко держала большую банку с надписью.

- Что за надпись? - оживился Витя.

- Надпись в переводе с английского звучала так: “Подайте бедному Дику на косточку”. И представляешь, он, этот пес, часами стоял с этой банкой. А неподалеку от него прохаживался большой, толстый негр, хозяин, наверное. И когда в кружке что-то звенело или шуршало, он подходил к этому Дику, брал банку, что-то давал собаке или вел ее пописать. Потом возвращал на место.

- И много, много ей бросали? - быстро спросил Витя.

- Без счета! Дети последнее отдавали, что им родители на мороженое выдали… Что там говорить, негр минут через двадцать бежал опустошать банку.

- Спасибо, ребята, спасибо. Мне пора, - заторопился бомж Витя. И после этого его не видели. Встретились лишь после двух путин, когда снова зашли в Диомид.

Увы, материальное положение Вити не поправилось: одежда еще больше обносилась, казался он еще грязнее, а самое главное - еще печальнее. После сытного обеда, что мы принесли ему из кают-компании, Витя рассказал:

- Значит, ребята, попробовал я применить американский опыт, о котором вы рассказали. Щеночка хорошего нашел, часами с ним работал, дрессировал, подкармливал за хорошее поведение. Ну и через пару месяцев вышел с ним на Луговую. Место оживленное, людей ходит тысячи. Поставил своего барбоса, в зубы ему банку с надписью: “Подайте бедному Бобику на пропитание”. Сам - в сторонке. Жду! Смотрю. Верно, кинули раз, потом еще раз. Потом толпа собралась вокруг него. Бобик занервничал. Да тут штук пять бездомных собак к нему подскочили, выронил он свою банку и припустил с ними. Только я его и видел.

Витя горестно развел руками, вздохнул.

- После первой неудачи я не сдался - нашел другого пса. Побольше, построже. Начал работать с ним. Дело вроде бы пошло, пес оказался умный. Вышли мы с ним, стоим, просим на пропитание. Кидают, правда, мало. Но на бутылку в первый раз собрал. А на следующий день - только мы встали на пост - пробежала мимо сука, да, наверное, в охотке. Моя псина бросила свою банку и - за ней. Только ее и видели.

- Нет! - горестно заключил бомж Витя. - Не подходит нам американский опыт. Менталитет, наверное, у нас разный. Что - у людей, что - у собак.

Из выступления президента ОАО “Дальрыба” Юрия Москальцова

Последний раз мы собирались на форуме рыбаков Дальнего Востока девять лет назад. Кажется, не так уж много времени прошло с того дня, но оно вместило в себя целую историческую эпоху.

Для рыбной отрасли эти трудные годы переходного периода были особенно сложными. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации в течение 1993 года почти все предприятия рыбного хозяйства региона были преобразованы в акционерные общества. Не просто дались нам эти перемены. Много было радужных надежд и горьких разочарований, много было затрачено сил и еще больше допущено ошибок и всевозможных просчетов, что вполне объяснимо. Новое никогда не дается легко, а тут это было связано с радикальной ломкой старых экономических отношений, сменой форм собственности, обретением желанной самостоятельности, открывавшейся невиданные доселе горизонты. Не все выдержали это испытание. Многие предприятия рассыпались на ряд мелких товариществ с ограниченной ответственностью, закрытых акционерных обществ, появились сотни новых фирм и компаний, занимающихся морским промыслом и производством рыбопродукции. Только на нашем Тихоокеанском бассейне их насчитывается сегодня в общей сложности 611, причем 537 являются судовладельцами.

Безусловно, процесс передела собственности, поголовная коммерциализация далеко не везде и не во всем носили созидательный характер. К штурвалу ряда ведущих рыбацких коллективов пришли люди малокомпетентные, поставившие свои сиюминутные корыстные интересы выше общественных, что привело к дальнейшей обособленности этих предприятий, разрыву многочисленных технологических связей, сокращению добычи и выпуска рыбной продукции. Случилось то, чего и следовало ожидать. В течение 1992-94 годов уловы по нашему бассейну с 5-ти миллионов тонн снизились до 2 миллионов 200 тысяч - более чем вдвое.

Конечно, нельзя огульно обвинять в собственных неудачах нарождающийся российских рынок. Ведь даже несмотря на резкое падение объемов промысла большинство предприятий сумело удержаться на плаву за счет возросшей на 50, а по отдельным видам рыбопродукции и на 100 процентов, рентабельности производства. Это стало возможным по нескольким причинам. Во-первых, в связи с утверждением на рынке России свободных цен на все виды материально-технического снабжения, которые были значительно ниже мировых. Во-вторых, отмена института спецэкспортеров привела к расширению поставок сырца и готовой продукции на внешний рынок. И в-третьих, этому немало способствовал свободный курс рубля по отношению к иностранным валютам.

Казалось бы, был найден наконец надежный механизм, предохраняющий отрасль от банкротства и убыточности, позволяющий ей постепенно набирать обороты и двигаться вперед. Но, как говорится, гладко было на бумаге. Дикий разгул цен по стране привел к тому, что рыбацкие предприятия стали буквально задыхаться от недостатка оборотных средств, которых не хватало ни на развитие, ни на снаряжение судов в экспедицию, ни на обновление флота, ни даже на зарплату. Этим тут же воспользовались коммерческие банки, взвинтившие кредитные ставки под 180-200 процентов годовых. Однако выбора не было: либо работа на таких кабальных условиях, либо нищенское прозябание и неизбежное сползание в пропасть. В особенно тяжелом положении оказались смежные производства - судоремонтные, тарные, рыбные порты, научные организации, многие из которых вынуждены были приступить к свертыванию своей основной деятельности и пойти на сокращение численности работающих.

Разумеется, самые большие надежды мы связывали с приостановкой инфляционных процессов, грабительски опустошающих рыбацкую казну. Но когда в 1996 году инфляция пошла на убыль и был установлен так называемый валютный коридор, вдруг выяснилось, что ожидания наши оказались напрасными. Цены на материально-техническое снабжение стали расти с небывалой быстротой и вскоре сравнялись с мировыми, а по отдельным позициям, например по топливу, и превысили их. Из-за перенасыщения внешнего рынка рыбной продукцией из России стоимость ее упала до критической отметки.

Все это, а также драконовские налоги и постоянно растущие транспортные составляющие себестоимости привели к тому, что к концу того же года наши предприятия перестали быть рентабельными, производство стало просто убыточным. И хотя мы предприняли тогда героические усилия, чтобы за счет ежегодного увеличения объемов добычи уменьшить наши затраты на сумму выпускаемой продукции и выйти на прибыльность, переломить ситуацию в свою пользу нам так и не удалось. В результате целый ряд предприятий были объявлены либо банкротами, либо перешли под внешнее арбитражное управление. В этот печальный список попали АО “Рыбхолодфлот” (Камчатская область), ОАО “Магаданрыбпром”, “Сахморепродукт”, “Корсаковская БОР”, Невельская БТФ, “Приморрыбпром”, Дальневосточная база флота в Зарубино, Владивостокская БТРФ, многие рыболовецкие колхозы.

Рынок, несомненно, внес много нового и необычного в нашу жизнь. Но не настолько, чтобы в корне все изменить. Проблемы, которые нас волновали всегда, остаются неизменными и теперь. Это рациональное использование сырьевых ресурсов. Это вопросы обновления флота, развития рыбохозяйственного комплекса региона. Это создание благоприятного экономического климата для предприятий отрасли, способного обеспечить их выживание сегодня и развитие в будущем. Это совершенствование государственного управления и регулирования работы отрасли. К ним вплотную примыкают социальные проблемы рыбаков.

К сожалению, нынешний уровень государственной поддержки тружеников моря не позволяет говорить о ней всерьез. Не работает Федеральная программа развития рыбного хозяйства “Рыба”, утвержденная правительством еще в сентябре 1995 года. То же самое можно отнести и к программе экономического и социального развития Дальнего Востока и Забайкалья на 1996-2005 годы, названной президентской. В ней, кстати, черным по белому было записано, что “без создания экономических условий, обеспечивающих эффективное функционирование рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока, говорить о возрождении производства в регионе было бы преждевременным”. И что же? Соисполнителем рыбацкой части этого важнейшего государственного документа был определен Комитет по рыболовству Российской Федерации. Где он? Его нет - есть только департамент по рыболовству в Министерстве сельского хозяйства и продовольствия, но он, похоже, и не спешит брать на себя обязательства своего предшественника. Да, честно говоря, и статус у него не тот.

До сих пор невозможно привыкнуть к мысли, что у одной из ведущих рыбных держав мира нет главного органа управления этим сложным многопрофильным хозяйством. Я неоднократно говорил с трибун и со страниц центральных газет, что в России непременно должен быть не какой-то сомнительный довесок к обременному чисто земными заботами ведомству, а свой, полноправный, самостоятельный штаб отрасли. Будь то Государственный комитет, а еще лучше Министерство, наделенное всеми полномочиями для решения рыбацких проблем. А их у нас предостаточно. Здесь и координация промысла, и рыбоохранная деятельность, и защита национальных интересов России в области рыболовства на международном уровне. А кто в конце концов будет заниматься выполнением тех же федеральных программ, регулированием экспортно-импортной политики, финансированием научных исследований и отраслевых учебных заведений, да и вообще заботиться об отрасли в целом? Поэтому я еще раз повторю: нам как воздух, точнее как море, необходим собственный полноценный государственный орган управления. И я уверен, что решение правительства о его создании с удовлетворением бы восприняли все рыбацкие коллективы страны.

Вы прекрасно понимаете, что основу основ морепользования составляет его сырьевая база. Многие считают, что она основательно подорвана жестким прмысловым прессингом и ожидать от нее постоянно высоких уловов вряд ли возможно. Но это далеко не так. Имеющиеся запасы морских биоресурсов позволяют ежегодно добывать нам в исключительной экономической зоне и территориальных водах Дальневосточного бассейна не менее 3 миллионов 500 тысяч тонн рыбы и морепродуктов. Сегодня ученые предлагают нам заниматься многовидовым промыслом, то есть выловом мелким флотом не очень массовых, но достаточных для промышленного освоения нетрадиционных видов биоресурсов. Это особенно важно для прибрежного рыбного хозяйства, что позволит обеспечить работой население рыбацких поселков.

Как видите, рыбохозяйственная наука не даром ест свой хлеб. В свое время она оказала нам неоценимую услугу в изучении основных биологических ресурсов Тихого океана. Мониторинг сырьевой базы дальневосточной рыбной промышленности, проведенный специалистами ТИНРО-центра и ТУРНИФа, обеспечил нам необходимый задел на многие годы вперед, позволил стабилизировать состав добычи промысловых объектов. Однако к концу 80-х годов наметилась тенденция к сокращению количества научных рейсов, снижению уровня подготовки научных судов к выходу в море. Итог плачевный: сегодня практически не проводятся исследования в перспективных для промысла сопредельных водах северо-западной части Тихого океана. В 200-мильной экономической зоне России ведется изучение только массовых объектов. Причина этого всем хорошо ясна - отсутствие достаточного централизованного финансирования отраслевой науки. Но вместо того, чтобы всерьез заняться решением этой проблемы, департамент по рыболовству разрешает исследователям компенсировать дефицит средств увеличением объемов контрольного лова, превращая его по сути в промышленное рыболовство в запрещенных для промысла районах, а точнее говоря - в узаконненное браконьерство.

Пусть не обижаются на меня ученые: это не их вина, это их и наша общая беда. Остается лишь сожалеть, что при решении вопросов научных исследований, управления сырьевыми ресурсами ответственные работники Департамента по рыболовству, по общему мнению рыбаков, живут сегодняшним днем, не заботясь о перспективе. Нет необходимости доказывать, какое значение имеют для нас вопросы оперативного руководства, заключающегося в своевременном распределении ОДУ по различным объектам промысла между субъектами федерации, комплексном использовании сырья пользователями. От этого в первую очередь зависит успех или неуспех работы рыболовецких предприятий.

Однако, давайте посмотрим, как делится сегодня наш “рыбный пирог”. Ноябрь уж наступил, пора снаряжать флот на зимнюю рыбалку, а судовладелец в панике. Как верстать планы на следующий год, определять свои расходы на предстоящую экспедицию и хотя бы примерно - возможную прибыль, когда он не знает даже самого элементарного: что и сколько ему достанется от этого пирога. Лишь к началу декабря Москва, наскоро прикинув размеры общебассейновых квот, начинает распределять их между регионами, а те с такой же поспешностью приступают к дележу лимитов между пользователями. Причем цифры эти, как правило, даются навскидку, приблизительно и потом еще месяц проходят корректировку, уточняются. И вместо нормальной работы получается базар. Разумно ли, по-государственному ли из года в год злоупотреблять терпением рыбаков, держать целую отрасль в неведении относительно ее ближайших перспектив в течение столь длительного времени? На промысле дорог каждый час, но этого, как видно, никак не желают понимать люди, призванные руководить рыбным хозяйством страны. Мы не раз им предлагали: давайте проводить предварительное распределение квот на научно-промысловых Советах раньше, хотя бы в июле, когда приближается межсезонье, когда идут на закат основные наши экспедиции и когда результаты текущего года в общем уже известны. Известны и прогнозы ученых по ведущим объектам промысла на год предстоящий, их незначительная корректировка в ту или иную сторону не имеет принципиального значения. Зато это позволит пользователям спокойно, без нервотрепки готовиться к следущему сезону, основательно рассчитывать свои возможности, грамотно вести расстановку флота. Но где там: ни Госкомрыболовство, ни нынешний Департамент так и не снизошли до наших настойчивых пожеланий, и мы продолжаем по-старинке, на авось, зачастую в ущерб себе отправлять суда в экспедиции, не ведая, что день грядущий им готовит.

Нерациональное хозяйствование на море является закономерным следствием не только неблагоприятных природных и биологических факторов, но и всякого рода организационных просчетов. Здесь и неотработанность системы квотирования, и слабый контроль Департамента за использованием биоресурсов, и многое, многое другое. Когда-то наши суда работали на всей акватории Мирового океана, вели промысел сразу в семи-восьми районах, годами не заходя в порты. Заботу об их экипировке и снабжении всем необходимым для бесперебойного и безостановочного промысла полностью брало на себя государство. А что мы видим сейчас? Четыре сотни наших судов плюс еще десятки иностранных “тяжеловесов” кучей теснятся на единственном узком промысловом пятачке Охотского моря, уничтожая на нем все живое. Его сырьевая база скудеет день ото дня. Если в прошлом году мы добывали здесь 1 миллион 600 тысяч тонн минтая, то в нынешнем - почти на полмиллиона меньше, а в будущем ученые нам обещают не более 850 тысяч тонн. Спад катастрофический. Что же мы делаем, ведь мы рубим сук, на котором сидим, превращая свою главную житницу в пустынное безжизненное болото. Чтобы этого не произошло, надо немедленно, пока не поздно, решать вопрос о распределении флота, переводе его в другие районы, на другие объекты. Что нам, кроме минтая нечего ловить? Есть что и есть где. Ученые прогнозируют хорошие промысловые запасы скумбрии, ставриды, других пользующихся спросом ресурсов, но для этого нужно сниматься с насиженного места, идти к берегам Новой Зеландии, углубляться в юго-восточную часть Тихого океана, искать другие уловистые районы. Конечно, без государственной поддержке тут не обойтись. Да, это потребует определенных и немалых затрат, но расходы окупятся сторицей, повышением ассортимента рыбопродукции, существенным пополнением российской казны. Не внакладе останутся и сами рыбаки. А мы при таком обилии ресурсов и возможностей прозябаем в нищете и банкротстве.

Складывается впечатление, что там, “наверху”, не очень-то считаются с мением дальневосточников, да и всех российских рыбаков. Возьмем такую актуальную для нас проблему, как борьба с браконьерством и расхищением богатств наших морей отечественными недобросовестными пользователями. Прежде этим занимались органы рыбоохраны, входящие в структуру отрасли. И, на мой взгляд, это было совершенно правильно - мы же все работаем в одной связке и друг без друга быть просто не можем в силу той же специфики нашей профессии. И вдруг как снег на голову - решение о передаче рыбоохраны Федеральной пограничной службе. Зачем, для чего? Непонятно. У пограничников достаточно своих задач по охране морских рубежей России, а им еще вменили в обязанность заниматься чисто внутренними делами. Это приведет лишь к неоправданным дополнительным расходам из рыбацкого кошелька на содержание “рыбоохранного” пограничного флота, которые, по самым скромным подсчетам, составят по Тихоокеанскому бассейну 110 миллионов новых рублей. И - к увеличению организационных потерь промыслового времени на судах. Прямо скажем, польза весьма сомнительная.

Другим недостаточно продуманным шагом в области управления сырьевой базой мне представляется законопроект Государственной Думы “О плате за право пользования объектами животного мира и водными биологическими ресурсами”. Я бы хотел спросить нашего уважаемого депутата Госдумы от Приморья Орлову: Светлана Юрьевна, чьи интересы вы отстаиваете, так рьяно беря его под свою защиту, доказывая нам и своим избирателям, поверившим в вас, его насущную необходимость и полезность для российского бюджета? Ведь даже Минфин, Минэкономики, Минсельхозпрод и счетная палата при обсуждении этого документа на согласительной комиссии высказались против поспешного узаконивания такой платы, которая ничего кроме вреда ни рыбакам, ни тому же бюджету не принесет. Ну наполним мы его один раз, а что потом? А потом платить будет некому и нечем. Скоропалительное введение такого Закона окончательно разорит рыбаков.

Мы, конечно, понимаем, что в условиях бюджетного дефицита правительство вынуждено искать новые источники пополнения российской казны. К тому же побуждает и недостаток финансирования органов рыбоохраны, рыборазведения, отраслевой науки, аварийно-спасательного флота, международной деятельности. Но не такой же ценой. Вероятно, вводить плату за пользование биоресурсами все же придется. Однако, на наш взгляд, это следует делать постепенно, поэтапно, по мере стабилизации и укрепления финансово-экономического положения предприятий, с обязательным учетом международной практики, законодательства ведущитх рыболовных государств. Надо рыбакам дать сначала возможность твердо стать на ноги, а уж после требовать от них отдачи. В противном случае это приведет вообще к бессмысленности промысла, что в свою очередь позволит иностранному флоту на законной основе осваивать рыбные ресурсы в российской экономической зоне. Но уже без нашего участия. Такой ли поддержки мы ожидали?

Несколько слов о защите национальных интересов России в области рыболовства на международном уровне. Ни для кого не секрет, что в Мировом океане резко обострилась конкурентная борьба за сырьевые ресурсы. Используя всевозможные методы, крупнейшие рыбные державы, такие как США, Япония, Корея, Китай, Канада, Норвегия, стремятся вытеснить нас из богатых районов промысла. Мы уже и так многое потеряли. Достаточно вспомнить пресловутую уточнительную линию в Беринговом море, проведенную с благословения бывшего министра иностранных дел бывшего СССР Шеварднадзе, отхватившую в пользу американцев порядка 150 тысяч тонн сырьевых ресурсов из ежегодных уловов дальневосточников. В настоящий момент ведутся интенсивные переговоры с Японией по Южным Курилам. Нам остается лишь надеяться, что при принятии заключительного решения руководством страны будут прежде всего учитываться наши, отечественные интересы, что подписание новых соглашений о сотрудничестве не нанесет невосполнимый ущерб российским рыбакам. Хотя как знать - мы уже на протяжении многих лет добиваемся присвоения Охотскому морю статуса внутреннего, однако наши настойчивые призывы к этому так и остаются гласом вопиющего в пустыне. Вот почему нам крайне необходима жесткая политика государства и нашего МИДа, направленная на увеличение присутствия российского флота в Мировом океане. К сожалению, мы не можем здесь рассчитывать на Департамент по рыболовству, низкий статус которого не обеспечивает соответствующего уровня международного представительства. Зато этот момент очень хорошо используют в своей борьбе за районы промысла, квоты и позиции на мировом рынке наши зарубежные конкуренты. Тут они нас явно опережают, а жаль. Как говорил герой одного нашего популярного фильма, “за державу обидно”.

Устойчивое развитие каждого производства определяет состояние его основных фондов. У нас, как вы знаете, главным рабочим инструментом является флот. Увы, из имеющихся сегодня на бассейне полутора тысяч судов большинство доживают последние дни. По нормативным срокам к 2000-му году нам необходимо будет списать из этого количества 830 единиц или 55 процентов. На чем будем рыбачить, друзья? Мне могут возразить: мол, некоторые предприятия на лизинговой основе сумели приобрести современные суда из новостроя. Ну, во-первых, их не так много, а во-вторых, они работают исключительно на экспорт с валютоемкой продукцией, от которой нашему российскому потребителю никакого проку. Его потребности продолжают обеспечивать морально и физически устаревшие суда, которые давно уже дышат на ладан, а по возможностям переработки и эффективности значительно уступают иностранным. Я не хочу сказать, что лизинг для нас неприемлем. В условиях отсутствия оборотных средств, доступных кредитов российских банков это даже, веротяно, единственный путь. Но при всех своих преимуществах он имеет существенный изъян - партнер иностранный. Все средства, направляемые на выплату кредитов и процентов по ним, оседают за рубежом, а значит работают на чужую экономику, а не на нас с вами.

Нам очень бы всем хотелось, чтобы в нашем государстве, как и почти во всех странах, правительство разработало систему выделения долгосрочных ссуд и льготных кредитов на строительство более эффективных и, как правило, дорогостоящих судов и их модернизацию. Но на это, как всегда, не хватает средств. А почему бы не воспользоваться достигнутой уже договоренностью между японским премьером и нашим Президентом о выделении России полутора миллиардов долларов несвязанного кредита? Считаю, было бы целесообразно и по-хозяйски направить часть этих средств на обновление дальневосточного рыбацкого флота. Причем при условии: если судно строится на отечественном заводе, то ставки кредитования должны быть вдвое ниже, чем для зарубежных судостроителей, выполняющих наши заказы.

“Дальрыба” подготовит проект такой записки к Президенту Российской Федерации Борису Ельцину с просьбой рассмотреть и положительно решить вопрос о выделении нам на эти цели необходимой суммы из будущего валютного кредита. И мы искренне надеемся, что руководитель государства, который в свое время, будучи в Приморье, заявил: “Россия была, есть и останется ведущей рыбной державой”, с присущим ему пониманием отнесется к этой нашей просьбе.

Выгода здесь даже не двойная - тройная: свое получают рыбаки и работают с возросшей отдачей во славу российского бюджета, возрождается и выходит из тупика отечественное судостроение, смягчается социальная напряженность на Дальнем Востоке.

Между прочим, социальная сторона жизни наших рыбаков давно оставляет желать лучшего. Задержки заработной платы приобрели повсеместный характер, сроки их значительно возросли. Мало того, появилась нехорошая тенденция снижения заработков. В целом по региону в прошлом году они уменьшились на 0,2 процента, что в сумме составило около 2 миллиардов рублей. Появились здесь и свои “рекордсмены”. Так, по холдинговой компании “Дальморепродукт” средняя зарплата снизилась на 13 процентов, по Дальневосточной базе флота - на 19, а по Преображенской БТФ - на 11. И список этот можно продолжать.

К этим бедам добавилась волна массовых сокращений работающих. Девять лет назад на бассейне работало свыше 260 тысяч рыбаков, сегодня их осталось только 170 тысяч. С одной стороны, такие действия работодателей заслуживают гневного осуждения, а с другой - откуда им взять средства и возможности на обеспечение всех работой и приличной зарплатой при недостатке оборотных средств, высочайших банковских процентах, кризисе неплатежей на внутреннем рынке. Когда Конституционный суд узаконил первоочередность выплаты налогов, отодвинув на второй план плату за труд. Когда второй год подряд, как я уже отмечал, рыбохозяйственная деятельность не приносит никакой прибыли, а следовательно предприятия просто не в состоянии заниматься решением социальных вопросов. Тут уж, как говорится, быть бы живу.

Мы живем с вами в невероятно трудное, переломное время. Оно постоянно испытывает нас на прочность, на умение держаться на плаву в условиях, которые мало способствуют экономическому выживанию отрасли, а во многом кажутся просто гибельными для нас. Тем не менее мы смогли сделать почти невозможное, выстоять, сохранить свой производственный потенциал, даже добиться некоторого прогресса в наращивании объемов добычи. Мы научились осваивать и применять у себя прежде недоступные нам современные технологии переработки и выпуска готовой продукции, активно внедряемся на внешний рынок. Вряд ли нам это бы удалось, работой мы порознь, поодиночке, надеясь каждый сам на себя. Думаю, что мы поступили совершенно правильно, сохранив главный бассейновый штаб координации и управления предприятиями отрасли, наше Объединение акционерных обществ “Дальрыбу”.

Анализ современного состояния рыбного хозяйства показывает на необходимость проведения четкой государственной экономической политики в области мореплавания на Дальнем Востоке, направленной на обновление и расширение производства, усиление инвестиционной активности. Наивно, конечно, мечтать о возврате к старой системе управления, возрождения прежнего статуса “Дальрыбы” как государственного объединения. Углубление, необратимость рыночных отношений в отрасли делают несостоятельными такие попытки. Но ведь можно пойти и другим путем, уже апробованным в некоторых отраслях. Путем, скажем, создания региональных корпораций рыбохозяйственных предприятий под эгидой местных администраций, являющихся их учредителями. В принципе это те же открытые акционерные общества, в которых 51 процент уставного капитала принадлежит исполнительной власти, а остальные 49 процентов непосредственно самим пользователям биоресурсов, входящих в эти корпорации. Что это дает? Во-первых, более рациональное использование сырьевых ресурсов, выделяемых региону за счет того, что управление корпорацией будет осуществляться высококвалифицированными специалистами, а руководитель будет назначаться и освобождаться руководством края или области. Во-вторых, будет произведена тщательная ревизия всех пользователей и предпочтение будет отдаваться тем, кто принимает участие в решении социальных вопросов края или области. В-третьих, через поставноление правительства можно будет добиться разрешения на реализацию небольшой части квоты нашим зарубежным партнерам и вырученные средства целевым назначением направлять на кредитование предприятия, обновление флота, развитие прибрежного рыболовства. Вместе с этим будут жить и поселки, основу которых составляет рыболовство. Кроме того, будет значительно проще навести порядок в ценах на рыбопродукцию на внешнем и внутренних рынках. И многое другое.

В настоящее время такой проект рассматривается в администрации Приморского края. Думаю, поддержат эту идею, которая представляется нам наиболее плодотворной, губернаторы Сахалинской, Камчатской, Магаданской областей, Хабаровского края. Если мы всерьез обеспокоены судьбой нашей отрасли и вопросами ее выживания, надо найти в себе смелость и признать, что пребывать в разрозненном состоянии дальше недопустимо. Или мы все умрем поодиночке, или, передав контрольный пакет акций государству, получим от него долгожданную помощь, не утратив при этом нашей самостоятельности.

Положение дел в нашей отрасли достигает своей критической отметки. Пока еще не поздно, пока еще держимся на плаву, мы должны отдавать себе отчет в том, что “спасение утопающего, дело рук самого утопающего”. Из чего следует, что мы должны посмотреть на себя изнутри, навести элементарный порядок там, где не требуется капитальных вложений. Мы обязаны это сделать, особенно с учетом того, что происходит в стране - расчитывать на какую-то особую помощь от правительства вряд ли возможно, по крайней мере сегодня, когда шахтеры страны, работники бюджетной сферы доведены до отчаяния и еще неизвестно, чем все это кончится.

Вместе с тем, при всех трудностях, мы должны привлечь внимание правительства и здесь, на конференции, в своих итоговых документах, и на съезде рыбаков России в Москве к решению, на наш взгляд, не очень сложных даже по сегодняшним временам, вопросов. Таких, например, как восстановление самостоятельного федерального органа государственного управления рыбной отраслью страны - Министерства рыбного хозяйства. Отозвать как преждевременный из Государственной Думы законопроект “О плате за право пользования объектами животного мира и водными биологическими ресурсами”. Учитывая сезонный характер работы нашей отрасли узаконить в рамках специального фонда льготное кредитование для предприятий рыбного хозяйства. В целях рационального использования отечественной сырьевой базой рассредоточить крупнотоннажный промысловый флот по всему Тихоокеанскому бассейну, для чего рассмотреть возможность государственной поддержки по опыту прошлых лет. В рамках средств, предусмотренных федеральным бюджетом на текущий и последующие годы на финансирование агропромышленного комплекса, выделить на возвратной основе до одного миллиарда рублей для создания лизингового фонда развития рыбного хозяйства и в первую очередь - строительства на отечественных верфях рыбопромысловых судов, в том числе прибрежного рыболовства.

Ежегодно на спецнужды государства мы поставляем порядка 300 тысяч тонн рыбопродукции. Мы просим правительство, и уже неоднократно, рассмотреть вопрос о зачете стоимости этой продукции в погашение текущих бюджетных платежей.

И последнее. Мы сегодня с вами все утонули в долгах. Их сумма только по предприятиям нашего бассейна составляет около полутора миллиарда новых рублей. В этой связи мы считаем правомерным и своевременным постановление правительства за номером 395 от 14 апреля, подписанное Сергеем Кириенко, о реструктуризации внутреннего долга отечественных предприятий. Нас многое в нем устраивает, за исключением самого, пожалуй, главного - чрезвычайной сложности и запутанности механизма реализации этого документа. Поэтому следует внести в постановление либо поправки, либо разъяснения, упрощающие механизм его исполнения, а возможно - отдельным пунктом выделить в нем предприятия, работающие на продовольственный рынок страны, в том числе и рыбацкие.

Мы предлагаем также в целях обеспечения правовой базы деятельности отрасли ускорить рассмотрение и принятие законов “О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов”, “Об исключительной экономической зоне Российской Федерации”.

Заканчивая свое выступление, я хотел бы еще раз напомнить: нам крайне необходимо сегодня объединить усилия всех предприятий отрасли, областных и краевых администраций для решения жизненно важных вопросов сохранения рыбохозяйственного комплекса Дальнего Востока. Это соответствует нашим с вами интересам, интересам России в целом и всего населения нашего региона. Только так мы сможем выстоять в нынешних непростых, а порой и непредсказуемых экономических и социальных реалиях. Только так сумеем преодолеть невзгоды и барьеры на нашем пути и вывести наш корабль на чистую воду нормальной созидательной работы. На уровень, соответствующий масштабам наших задач и статусу действительно ведущей рыбной державы.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com