Всегда свежие новости
 СУДА

В конце прошлого года мы напечатали первые две истории от михаила Игнатьевича Избенко, много лет плавающего на знаменитой китобазе “Советская Россия”. Сегодня предлагаем вашему вниманию еще две таких истории.
НА ТРОЙКЕ ПО ВОЛНАМ

С антарктической китобойной флотилией “Советская Россия” стряслось невероятное происшествие: китобаза потеряла гребную лопасть правого винта. Когда толчки стали ощущаться регулярно и методично, застопорили ход и спустили водолазов в подзор судна. Они обследовали оба винта и доложили наверх, что правый борт “шлепает” без четвертой лопасти.

Беда свалилась неожиданно, ее только и не хватало. Мало того, что Антарктика в период промысла потребовала себе невероятных жертв, так она решила, так сказать, “под занавес” устроить еще одно испытание. Сама судьба ниспосла на флотилию какой-то злой рок, который витает над многострадальным экипажем. Однако ничего не поделаешь, надо, хочешь-не хочешь, а выходи из положения.

Судили-рядили руководители флотилии и в конце концов решили воспользоваться “меньшим злом” - буксировкой. В условиях китобойной флотилии подобная задача разрешилась элементарно: “запрягай” несколько китобойцев на буксировку и вся недолга!

“Тащить” китобазу выделили трех китобойцев. Два по бокам тянут капроновые лини, а в центре “коренной” - буксирует мощный стальной трос (матросы окрестили первые “веревками”: а стальной трос - “железной веревкой”). За буксирами, особенно за “веревками”, нужен был глаз да глаз, потому что капрон частенько с выстрелами лопался. Да и “железная веревка”, как говорят, “любит ласку и хорошую смазку”.

Надо еще учесть, что флотилия перевалила южные ревущие-сороковые, то-есть “на дворе” уже были в смысле погоды благодатные субтропики. Зато матросы, занятые на баке китобазы, страдали от постоянного солнца: парни стояли у буксиров, в “пляжных” одеяниях и быстро стали похожими на вареных раков: кто наслаждался загоранием, а кто загорал поневоле.

Но как бы там ни было, а “Советская Россия” продвигалась упрямо вперед и вперед, ближе к своим водам. Иногда, было, глянешь на эту “процессию” - рысаков-китобойцев, тянущих “на веревках” уникальную и громаднейшую китобазу, и невольно вспомнятся слова: “Эх, тройка, птица-тройка, кто тебя выдумал…”

В конце-концов резвая тройка китобойцев китобазу прибуксировала благополучно во Владивосток. А Новый год мы встретили именно так - с буксирами-китобойцами впереди. Весело было.

КИТОБОЙ-ХОРМЕЙСТЕР

Во второй день, точнее вечер нашей стоянки в Сингапуре произошло “ЧП”: после увольнения в город флотилия недосчитала одного человека. Сверили по спискам. Оказалось, что из увольнения на китобазу не вернулся матрос из цеха разделки китов. Загулял что ли?

На китобазе хорошо знали этого матроса. Он славился богатырской силой. Основной инструмент раздельщика - фленшерный нож в его не знающих усталости руках “потрошил” стотонных сиполинов играючи. Его звали Тима. Так вот, этот Тима умудрился не явиться на китобазу после прогулки по городу.

Когда еще раз проверили и перепроверили личный состав, и Тимы не оказалось, создали тревожную группу, которая отправилась искать матроса. Конечно, скрупулезно начали искать Тиму в наиболее людных местах порта и города. И именно там через какой-то час набрели на его следы: в людском гомоне выделялся басовитый голос нашего матроса. Он доносился из небольшого ресторанчика. Заглянули туда - так и есть, там наш Тима! Отмечае уже Новый год?

Оказалось - да, отмечает, но в настоя\щее время ему было не до этого. Дело в том, что Тима… руководил не очень стройным хором из местных посетителей-малайцев (впоследствии он рассказал, как приметили его среди русских, стали восхищаться им, наперебой уговорили сесть с ними за столик и осушить по стаканчику-другому виски). Тима давно не пил крепких напитков и, естественно, этот дюжий увалень захмелел и, в конце концов, запел. Он запел “Вставай, страна огромная…”

Он повторял первый куплет несколько раз, чтобы малайцы смогли разучить начало песни и добивался самодеятельный хормейстер, чтобы все посетители спели про священную войну. В этот момент и показалась у входа тревожная группа, которая препроводила Тиму на китобазу. С трудом, разумеется.

Вот и вся, на первый взгляд, история. Она закончилась вроде бы благополучно для Тимы. Но так только казалось со стороны, а для парня она значила самовольную отлучку от группы в загранке и, что хуже всего, распития спиртного в компании с местными жителями. А такие “штучки” обычно заканчивались для провинившегося “захлопыванием калитки”, иными словами, - закрытием визы.

Тима не рассчитывал на иное решение, был готов к тому, что вылетит с престижной флотилии. Однако в его судьбе неожиданную роль сыграло то, что высказал о его проступке один партийный босс. Изучив “дело Тимы”, он принял совсем иное решение.

- Матрос заслужил не хулу, а признательность, - заявил партбосс. - Подумать только, парень в одиночку заставил весь ресторан подпевать ему великую песню о священной войне! Патриот! Пусть плавает.

Инвестиционный фонд “Дайва”, представляющий Европейский банк реконструкции и развития и японское правительство в реализации долгосрочной программы по оказанию помощи российскому Дальнему Востоку, принял решение о выделении 1,4 миллиона долларов находкинскому акционерному обществу “Мясокомбинат Находкинский”. Договор об этом накануне Нового года подписали генеральный директор мясокомбината Ольга Смирнова и управляющий инвестиционным фондом “Дайва” господин Моги.

Часть средств, полученных производителями мясопродуктов, будет использована на закупку высококачественного импортного оборудования. Триста тысяч долларов пойдут на реконструкцию предприятия.

Стоит заметить, что в течение полутора лет представители инвестиционного фонда всесторонне изучали экономическое состояние различных пищевых предприятий Приморья. И остановили свой выбор на мясокомбинате “Находкинский”. Дело в том, что на этом предприятии не сидят сложа руки, а активно работают над внедрением новых современных технологий, расширяют ассортимент своей продукции как деликатесной, так и обычного массового ассортимента.

С. БАРЬЯШ.

Решительный бой правительству намерен дать к 23 февраля председатель комитета Госдумы по обороне генерал Лев Рохлин. Возглавляемое им Движение в поддержку Армии, оборонной промышленности и военной науки подготовило к знаменательной дате целый пакет ультимативных требований к российскому руководству. Сам Лев Яковлевич на пресс-конференции во Владивостоке, куда он прибыл в понедельник 5 января, обозначил их так: “срочно остановить то, что делается”, принять меры по социальной защите военнослужащих и работников ВПК, обеспечить достаточное финансирование Вооруженных Сил, оказавшихся на грани развала. Как считает Рохлин, “в России на данное время нет ни военной доктрины, ни военной реформы, денег хватает только на то, чтобы разрушать, но не на то, чтобы строить”. По мнению генерала, Россия (и все в ней) движется к краху. Остановить это падение можно одним путем - сменой существующего правящего режима, против которого и выступает Движение. Правда, как оно собирается это делать, Рохлин предпочел оставить в тайне, сообщив только, что все должно происходить без нарушений существующего законодательства.

Собственно, ничего особо нового для себя журналисты не узнали. Взваливший на себя тяжкую ношу “спасителя Отечества” генерал заверил прессу в своем добром расположении к приморскому губернатору, которого считает принципиальным и мужественным человеком, и в том, что Дума будет оказывать всяческое содействие “оборонке” края. С этой целью он намерен посетить арсеньевский “Прогресс”, побывать, если удастся, на других оборонных предприятиях, дабы получить полное представление о глубине охватившего кризиса… Увы, не удалось: на следующий день генерал отбыл в Москву.

Между прочим, Лев Рохлин заявил, что он далек от властных амбиций и не собирается “двигать” себя в президенты на волне созданной им организации, имеющей широкую поддержку у народно-патриотических сил. Мы выдвигаем жесткие требования к правительству, сказал он, ибо понимаем, что тот курс, по которому идет сегодня Россия, обрекает ее на уничтожение. Наш долг этого не допустить.

Наш корр.

Законопроект “О рыболовстве и охране водных биологических ресурсов”, одним из активных разработчиков которого был депутат Госдумы от Приморья Е.А.Большаков, как известно, “зарублен” в третьем чтении. Явление в думской практике довольно редкое. По этому поводу руководитель Департамента по рыболовству при Минсельхозпроде РФ Михаил Дементьев сказал следующее:

- “Рыбная отрасль - “лакомый кусочек”, считают некоторые политики. Когда нет закона, можно творить все, что угодно. Должны быть единые правила игры для всех. В рыболовных странах существует развитая законодательная база. Специализированные ведомства занимаются государственным регулированием и контролем за использованием водно-биологических ресурсов”.

Существующая система налогообложения в нашей стране построена таким образом, что рыбохозяйственные предприятия являются плательщиками 12 федеральных налогов, 12-ти местных, а также четырех налогов, отчисляемых субъекту федерации. По новым налоговым правилам рыбаки и рыбопромышленники будут платить от 28 до 43 различных налогов. Вот так!

В то же время между многими странами, экономика которых в определенной степени зиждется на использовании морских биобогатств, идут закулисные игры, часто переходящие в открытую конфронтацию. В частности, в Конвенции 1982 года четко определено, что если страна не может в своей 200-мильной экономической зоне продуктивно осваивать ресурсы, она ДОЛЖНА передать их тем, кто может это сделать. Сегодня мы, разрушая свое отечественное рыболовство, приближаем тот день, когда американцы или японцы предъявят нам ультиматум: “Освободите место”.

Очередным камнем, брошенным в “морской огород” России, стало принятие Госдумой Закона “О налоге на использование объектов животного мира”. Этим законом, который в телепрограмме “Местное время” горячо расхваливала депутат С.Орлова, отвлекая внимание неискушенных зрителей грудой цифр, наносится еще один, причем, мощный удар по отечественной рыбной промышленности и по кошельку россиян.

В результате введения нового налога, который предусмотрено включить в себестоимость рыбной продукции, ее цена значительно возрастет, что сделает российскую рыбную продукцию неконкурентоспособной и недоступной по цене уже большинству россиян. (Рыба и сейчас деликатес, и тогда и подавно будет роскошью.)

Это - наиболее легкий путь вытеснения российских рыбопромышленников с нашего внутреннего рынка и освобождения его для импортной продукции. Так на кого же работает депутат Орлова? Чему она радуется?

Для полноты “рыбацкого счастья” новый закон вводит плату “за пользование объектами животного мира” (рыбными ресурсами) для российских рыбаков, тогда как аналогичные сборы во всем мире применяются лишь к ИНОСТРАНЦАМ, ведущим лицензионный промысел в территориальных водах той или иной державы.

Обращение по этому животрепещущему для края вопросу к Е.А.Большакову передал коллектив Приморского рыбохозяйственного совета. С просьбой озвучить его в Госдуме, особо заострив внимание депутатов на введение платы за пользование водными объектами, учесть мнение рыбаков Дальнего Востока при обсуждении данного проекта. Подписали документ 13 первых руководителей рыбацких коллективов, входящих в Совет. Но, невзирая на приведенные в обращении многочисленные цифры и факты, свидетельствующие об обвальном разрушении рыбной отрасли Приморья, новый законопроект, возлагающий на наших рыбаков тяжесть очередных поборов, все-таки был принят. О чем с неподдельной жизнерадостностью поведала нам г-жа Орлова.

При рассмотрении законопроекта во втором чтении она заявила, что только в результате принятия этого закона рыболовецкие колхозы, наконец, смогут получать квоты вылова водных биоресурсов, скромно умолчав, что ставки платы при этом устанавливаются на конкурсах и аукционах. (Она, видимо, считает, что рыболовецкие колхозы могут свободно конкурировать с крупными рыбопромышленниками и побеждать на конкурсах и аукционах). Кроме того, плата за пользование водными биоресурсами должна, в соответствии с этим законом, вноситься при получении разрешения на вылов. То есть рыба еще не поймана, а за нее надо платить. Каково?

В настоящее время рыбная отрасль практически полностью лишена государственной поддержки. Доход от оплаты за право пользования водными биоресурсами предусмотрено получить в размере 850 млрд. руб. При этом на охрану водных биоресурсов, их воспроизводство и изучение, в проекте бюджета на 1998 год выделяется 400 млрд. руб.

Особенно серьезное беспокойство вызывает статья о введении в действие федерального Закона “О плате за право пользования объектами животного мира и плате за право пользования водными биоресурсами”, которая ставит рыбаков в неравное положение. По этой статье те, кто успел получить разрешение до введения его в действие - не платят, а те, кто в этом же году получил разрешение после введения его в действие - обязаны платить. Учитывая, что в процессе пользования водными биоресурсами происходит оперативное перераспределение квот, есть предпосылки для возникновения серьезных конфликтов.

Депутат Большаков во время обсуждения проекта трижды протестовал против принятия данного закона. Ему, коренному дальневосточнику, потомственному рыбаку и заместителю председателя комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию, лучше знать, чем обернется этот законопроект для жителей Приморья.

Первым шагом будет вынужденное повышение цен на рыбу, треть объемов которой в России дают рыбаки Приморского края. Второй удар получит вся рыбная отрасль края, испытывающая уже сегодня тяжелейший налоговый пресс. А сейчас она производит 38% всей промышленной продукции Дальневосточного региона. За 1995, 1996 и 9 месяцев 1997 года рыбаки края внесли в бюджеты различных уровней и внебюджетные фонды 1,8 трлн. рублей. До сих пор рыбаки Приморья полностью, хотя и с трудом, рассчитывались с федеральным бюджетом. Завтрашний день видится им в густом тумане.

Так что “золотая” рыбка, вильнув хвостом и минуя наши прилавки, уйдет от родных берегов в чужые страны. А новые поборы могут полностью придавить рыбацкие предприятия.

Б. АЛЕКСЕЕНКО,

помощник депутата Государственной Думы.

От редакции. “РП” полностью разделяет мнение депутата Большакова и автора этой статьи. Мы уже обращались к этой наболевшей теме в прошлом году (см. “РП” N50 за 1997 год). Но вынуждены снова обратиться к этой новой готовящейся удавке для рыбаков. И считаем, вводить сейчас этот закон - преступление. Ведь рыбная отрасль народного хозяйства - одна из немногих на Дальнем Востоке, дающая рост ежегодно и тысячи рабочих мест. А что будет после введения закона в жизнь? Она, рыбацкая жизнь, станет просто невыносимой!

В настоящее время Япония переживает затяжной экономический кризис. Год назад наметившийся было выход из кризиса не оправдал ожидания на лучшее. Постепенно экономика страны вновь начала тонуть в проблемах, а разразившийся валютно-финансовый кризис в Юго-Восточной Азии (ЮВА) усугубил положение дел в “стране восходящего солнца”. Не далее как 2 апреля председатель всемирно известной Корпорации “Сони” предупредил премьер-министра Рютаро Хасимото о том, что японская экономика находится на краю краха и надо предпринимать срочные меры, чтобы его избежать. Если даже “тузы” делового мира говорят так, дело, действительно, очень серьезно.

Тем не менее похоже, что некоторые отрасли японской экономики, а также многие компании продолжают получать хорошую прибыль, каким-то образом находя способ избегать негативного влияния экономического кризиса. К таким компаниям относятся, например, гиганты автомобилестроения “Тойота” и “Хонда”. Что касается целых отраслей, то к относительно благополучным следует отнести прежде всего судостроение.

Ни для кого не секрет, что Япония является признанным лидером в этой отрасли мировой экономики. В кризисном 1997 году прибыли японских судостроительных компаний превысили этот показатель предыдущего года на 67,8 процента. В настоящее время, по итогам первого квартала этого года, дела у них также идут довольно хорошо. В частности, в течение февраля в портфелях корабелов этой страны осели довольно крупные заказы на постройку судов различного назначения.

Как ожидается, мощности мирового судостроения достигнут своего пика в 2000 году, приблизившись к уровню от 32 до 34 миллионов тонн. Однако, согласно прогнозам, судоходными компаниями востребованы будут только 20-22 миллиона тонн. Из них до 35 процентов всех заказов будут выполнены японскими судостроителями, в то время как примерно 28 процентов всех судов будут построены южнокорейскими корабелами.

Но сможет ли судостроение вытянуть экономику Японии из затяжного кризиса, в который “страна восходящего солнца”, что называется, “въехала” из продолжающейся стагнации? Это, конечно, вопрос. Так или иначе, если в этой отрасли дела будут идти по-прежнему хорошо, это будет способствовать скорейшему оздоровлению японской экономики. За прошлый год примерно 63 судостроительных компаний этой страны выиграли заказы на постройку 409 судов различного назначения общим водоизмещением 13 миллионов тонн на сумму 1,4 триллиона иен, что соответствует приблизительно 11 миллиардам долларов США. Однако правительство Рютаро Хасимото вынашивает планы закрытия некоторых особо не проявляющих себя судостроительных компаний или поглащения их более мощными корпорациями.

Но и лидеры судостроительной промышленности Японии, такие, как “Мицубиси Хэви Индастриз ЛТД”, “Кавасаки Хэви Индастриз ЛТД. И другие, не в восторге от кризисного окружения, вызванного валютно-финансовыми потрясениями в Юго-Восточной Азии. Хотя в феврале они и обеспечили себя хорошими заказами на ближайшее время, тем не менее их волнует тот факт, что большинство этих заказов приходится на отечественные судоходные компании.

Другой мощный конгломерат японского судостроения - “Шип энд Оушн Фаундэйшн” - также обеспокоен все возрастающей конкуренцией на мировом рынке строительства судов, усиливающейся по мере падения платежеспособности стран ЮВА. Сохранение этой тенденции может в конце концов крайне негативно отразиться и на пока относительно благополучной судостроительной отрасли Японии.

Рост мощностей судостроения может привести к серьезному дисбалансу между спросом и предложением, который, в свою очередь, грозит ударить по доходам фирм этой отрасли, что приведет также к увольнению не задействованных в производстве судостроителей.

Серьезными конкурентами японских судостроительных компаний по-прежнему остаются южнокорейские корабелы, которые в этой отрасли занимают вторую позицию в мире. Особое место за такими компаниями, как: “Хенде Хэви Индастриз”, “Дэу Хэви Индастриз”, “Самсунг Хэви Индастриз”, “Халла Энджиниэринг энд Хэви Индастриз” и “Ханджин Хэви Индастриз”. Именно они, благодаря своим современнейшим технологиям, дружат с удачей и часто перехватывают довольно хорошие заказы.

Так, “Самсунг Хэви Индастриз” в прошлом году собрала заказов на постройку 28 судов общим водоизмещением 2,4 миллиона тонн стоимостью 2 миллиарда долларов США. В этом году “Самсунг”, несмотря на нелегкие времена, наступившие в Южной Корее, намерена получить заказы на 2,1 миллиарда долларов. Из хороших заказов, полученных этой мощной компанией, можно назвать постройку нефтеналивного судна стоимостью 270 миллионов долларов, которое она обещала построить для итальянского пароходства “Сайпем Ко.”, к середине 2000 года.

Тем не менее в этом году, похоже, японские судостроители без труда выиграют соперничество у своих постоянных конкурентов, каковыми являются южнокорейские корабелы на протяжении уже многих лет. В то время как портфели японцев уже заполнены заказами, в портфелях их южнокорейских коллег пустого места по-прежнему довольно много. В этой связи хорошим подспорьем для последних являются постоянные заказы российских пароходных компаний на ремонт судов. Наших моряков вполне устраивает и качество работ, производимых южнокорейскими судостроителями и судоремонтниками, и цена, которую те требуют за свою работу.

Что касается японского судостроения, то оно, действительно, несмотря на все трудности, на подъеме, и многие заводы этой отрасли остаются также ремонтными базами для российских пароходств. Сейчас стоит лишь вопрос, вытянет ли судостроение японскую экономику из затяжного кризиса, или же японская экономика потянет за собой вниз и эту отрасль. Ответ даст только время. Так или иначе японские дела отразятся и на наших.

А. ПЕТРОВ,

научный сотрудник центра регионоведения Института истории ДВО РАН, кандидат исторических наук.

<< 1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95  96  97  98  99  100  101  102  103  104  105  106  107  108  109  110  111  112  113  114  115  116  117  118  119  120  121  122  123  124  125  126  127  128  129  130  131  132  133  134  135  136  137  138  139  140  141  142  143  144  145  146  147  148  149  150  151  152  153  154  155  156  157  158  159  160  161  162  163  164  165  166  167  168  169  170  171  172  173  174  175  176  177  178  179  180  181  182  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200  201  202  203  204  205  206  207  208  209  210  211  212  213  214  215  216  217  218  219  220  221  222  223  224  225  226  227  228  229  230  231  232  233  234  235  236  237  238  239  240  241  242  243  244  245  246  247  248  249  250  251  252  253  254  255  256  257  258  259  260  261  262  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280  281  282  283  284  285  286  287  288  289  290  291  292  293  294  295  296  297  298  299  300  301  302  303  304 >>
 ПРОМВИДЫ
© Efishery.ru. Портал о рыболовном промысле на Дальнем Востоке РФ
По всем вопросам пишите на andsale@hotmail.com